ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все они отлично знали, на что идут, — попыталась оправдаться мисс Гамильтон. — И приняли эти условия. Многие даже с радостью. Ты сам отлично знаешь, что когда дошло до дела — ни один из них и глазом не моргнул! И в живых не осталось никого, кто мог бы рассказать, что на самом деле случилось в каньоне, — кроме тех, кто все это сделал. — Она упрямо задрала нос, но прекрасный блеск голубых глаз пропал без толку в темноте подземелья. — И никто из них не проболтался!

— В отличие от вас, — устало заметила Мэри, прислонившись головой к стеллажу и закрыв глаза.

Стало быть, это правда. Анна Лей только что подтвердила ужасную правду о происшествии в каньоне. Одни солдаты в голубых мундирах против других. И не ради прав и свободы, а ради золота. Ее ноги продолжали скрести замазку между кирпичами в полу. Стараясь справиться с волнением, она произнесла:

— И все же, насколько я понимаю, вы все еще верите, что сенатор одумается и простит вас. — Анне Лей не требовалось отвечать — Мэри и так знала, что это правда. Она тронула за ногу Райдера и сказала:

— Мы получили все ответы. Что дальше?

Разведчик откликнулся не сразу, как будто не в силах был совладать с обуявшей его яростью.

— Праздновать победу и поджидать врага для последней схватки! — улыбнулся он наконец.

Озадаченная, Мэри безропотно позволила поднять себя на ноги и увлечь в глубь стеллажей с бутылками.

— Куда вы? — обеспокоилась Анна Лей, без толку щурясь во тьму. — Вы что, меня бросаете?

Райдер не удостоил красавицу ответом. Ощупывая рукой ряды бутылок, он обратился к Мэри:

— Есть ли какой-нибудь сорт, который тебе особенно хотелось бы попробовать?

— Райдер, ты же знаешь, я почти не пью, — нахмурилась Мэри.

— Я и не думал, что мы будем пить.

— Но тогда — что же мы…

— Разобьем их! Разобьем их все до одной!

— И будем поджидать врага! — медленно прошептала она, осененная догадкой. — Райдер Маккей, мне нравится ход ваших мыслей. — И она проворно вытащила со стеллажа первую бутылку. — Пожалуй, я начну вот с этой!

Райдер нащупал ее лицо, сжал в ладонях и нежно поцеловал, промолвив при этом:

— Будь осторожна. А я поднимусь наверх, к дверям.

— Я так и думала, — кивнула Мэри. Вскоре она услыхала, как разведчик просит посторониться Анну Лей и поднимается по ступенькам.

Первую бутылку пришлось бросить об пол несколько раз, прежде чем та разбилась. И к тому же звук оказался недостаточно громкий, по мнению Мэри. Потрачено было столько труда, а бутылка разбилась с обидно глухим стуком.

— Вряд ли это кто-то услышит, — посетовала она.

Анна Лей кое-как пробралась в темноте к стеллажам.

— А ну-ка, дай мне. — Ухватившись за стеклянное горлышко покрепче, она швырнула бутылку в ту сторону, где должна была находиться стена, выходившая в коридор, — Надо знать, куда бросать. А я бывала у Уилсона в погребе и раньше.

— Как это мило с вашей стороны! — сухо откликнулась Мэри.

Неожиданная помощь Анны Лей вовсе не разбудила в ней дружеские чувства. Она вытащила бутылку и бросила в нужном направлении. Та моментально разбилась. Она бросила еще, потом еще. Анна Лей присоединилась к ней, и обе дамы принялись швырять бутылки в стену. Где-то над головой раздался тяжелый топот ног. Сенатор Стилвелл мчался по коридору, спасать свою возлюбленную коллекцию марочных вин.

— Он сейчас будет здесь! — прошептала Мэри.

— Да, — откликнулась Анна Лей. — Он идет.

Последнее, что удалось увидеть Мэри, — вспышка света вокруг двери и сенатор Стилвелл, распахнувший ее настежь. Еще она успела подумать, что ей повезло: бутылка, которой Анна Лей заехала ей по голове, оказалась крепкой и не разбилась.

— Уилсон, внизу! — вскричала Анна Лей. — Это ловушка!

Однако предупреждение все равно опоздало. Сенатор уже пересчитывал головою ступеньки своей лестницы, выронив револьвер. Райдер успел как пружина развернуться из своего укрытия и нанести дядюшке сильнейший удар под ребра. Уилсон Стилвелл охнул и полетел вниз, причем с такой силой, что Райдеру вот уже во второй раз за весьма непродолжительный срок пришлось кубарем скатиться с лестницы, будучи увлекаемым падающим сверху телом.

От сильного удара сенаторский «магнум» разрядился в пространство. Анна Лей завизжала, так как ей в лицо полетели брызги шампанского и осколки простреленной бутылки. Ее визг поднялся до невыразимых высот, когда она ощутила у себя на губах вкус шипучего напитка пополам с кровью.

Райдер опрокинул сенатора на пол, наградив его увесистым ударом в челюсть и стараясь первым добраться до оружия. Стилвелл уже было совсем подобрался к нему, но оттолкнул подальше, ибо то же самое сделал и Райдер. Тем временем дверь в погреб стала медленно закрываться под влиянием собственной тяжести, отсекая пучок спасительного света.

Снова воцарилась тьма, и тут сенатору улыбнулась удача. Он умудрился попасть кулаком противнику в висок, отчего Райдер упал на раненое колено. Уилсон ринулся в ту сторону, где в последний раз видел револьвер, и зашарил руками по полу. Райдер зацепил сенатора ногой и рванул на себя. Подбородок, который Стилвелл всегда держал так высоко, со всего маху врезался в пол. Райдер мигом вскочил сенатору на спину и заломил ему руки.

— Ну и что? — пропыхтел Стилвелл, весьма неловко прижимаясь щекой к полу. — Тебе даже нечем связать меня!

— Я всегда был мастером импровизации, — спокойно отвечал Райдер, понимавший это не хуже дяди.

Не тратя даром слов, он приподнялся ровно настолько, чтобы повернуть Стилвелла лицо к себе, и оглушил его сильным боковым ударом правой.

Внезапно дверь в погреб снова распахнулась во всю ширь, впуская внутрь поток света. Не зная, что их ждет, разведчик отпихнул Стилвелла подальше и вскочил на ноги. Вопли Анны Лей утихли до глухих рыданий. Краем глаза Райдер заметил, как пришедшая в себя Мэри подняла голову и пытается нащупать свежую шишку. Даже лейтенант Ри-верс начал проявлять признаки жизни. Только его дядя оставался ко всему безучастным.

Фигура, заслонившая дверной проем, опустилась на одну ступеньку, чтобы в погреб попадало побольше света. Моментально оценив творившийся здесь кавардак, вошедший человек пристально уставился на Райдера.

Это был Джон Маккензи Великолепный. В руке он держал револьвер.

— Назови мне хоть бы одну причину, по которой я не должен был пустить его в ход.

— А я-то надеялся, что вы прибережете его на день свадьбы, сэр, — не моргнув глазом, спокойно откликнулся Маккей.

Тем временем за спиной Джея Мака послышался шум. Одни голоса были знакомы, другие нет. Он и не ожидал, что сразу узнает их все — хотя некоторые казались прямо-таки родными.

Сквозь возникшую у входа в погреб толпу активно проталкивался Джаррет Салливан, за которым по пятам следовала Ренни. Из-за ее плеча выглядывала Мойра, совсем затерявшаяся во всеобщей суматохе.

— Джей Мак, — с силой произнесла она. — Опусти скорее револьвер.

Райдер с облегчением вздохнул.

— Наконец-то, — пробормотал он. — Прибыла кавалерия!

Эпилог

Нью-Йорк-Сити, июль 1885 года

Свадьба вопреки опасениям обошлась без стрельбы. Судья Хэлси, несмотря на давнишнюю дружбу с Джеем Маком, свое положение крестного у Мэри Майкл и участие в бракосочетании всех дам из клана Деннехи, наотрез отказался дать позволение пронести оружие к себе в кабинет. Однако Джей Мак, не привыкший сдаваться без боя, протащил револьвер до самого кабинета судьи и оставил его в коридоре под дверью.

Неожиданно обнаружилось, что судейские апартаменты недостаточно просторны, чтобы вместить всех желающих. Правда, хозяин впустил их всех до единого, поскольку они были родственниками и чувствовали себя прекрасно в суматохе и толчее. Со дня выпуска из колледжа Мэри Маргарет прошел почти год — и с тех пор это было первое семейное сборище, члены которого, похоже, успели изрядно прибавить в весе. Во всяком случае, невеста точно поправилась.

94
{"b":"11273","o":1}