ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-за ширмы снова послышался плеск воды. Тут он заметил в ногах кровати полотенце. Вздохнув, выбрался из кресла и подобрал его. Обогнув ширму, он помахал им перед проституткой:

— Держи.

Скучающий тон придавал этому слову оттенок фальши. Глаза его без интереса, почти равнодушно скользнули по ней. Вода увлажнила вьющиеся концы ее волос, и тонкие прядки прилипли к шее и к вискам. На обнаженных плечах блестели капельки воды, а тонкое, с хрупкими чертами лицо блестело от испарины. Его тело заслоняло свет масляной лампы, и поэтому он шагнул в сторону, заметив, как она немного глубже погрузилась в ванну. Над темной зеркальной поверхностью воды поднимались только ключицы.

— Нечего вести себя со мной, словно застенчивая девственница, — сказал он. — Это дело профессиональное, а не личное. — Помолчал, пристально глядя на нее. — Ведь так?

Она мигнула, в свою очередь, пристально посмотрела на него и медленно кивнула.

Он бросил полотенце, которое ей удалось поймать одной рукой прежде, чем оно коснулось воды.

— Рыжие, — произнес он.

— А? — просипела она. Поморщившись, девушка слегка прикоснулась кончиками пальцев к горлу. — Простите? — На этот раз она ощутила звуковые колебания голоса подушечками пальцев.

— У тебя рыжие волосы. Тут не слишком светло. Я не разглядел хорошенько. — Ему несвойственно было действовать импульсивно, но именно так он поступил сейчас. Присел на корточки рядом с ванной. На мгновение ему показалось, что она может отпрянуть, потом удивился, как эта мысль вообще пришла ему в голову. И все же спросил: — Можно?

Она взглянула на его поднятую руку, кончики пальцев которой повисли в нескольких дюймах от ее уха, и кивнула.

Его пальцы прикоснулись к ее щеке и на короткий миг задержались там. Он приподнял одну прядку. Она была мягкой и шелковистой, слегка влажной. Мужчина нахмурился, заметив синяки на ее горле. И легонько дотронулся до одного из них:

— С тобой сегодня вечером грубо обошлись?

Она кивнула.

— Тогда хорошо, что я здесь. Посмотрим, что можно сделать. — Ее кожа горела. — Тебе жарко? — спросил он. — Быстро вылезай из ванны. — Встал и отвернулся.

Позади послышались резкие звуки движений, заплескалась вода, зашелестело полотенце, которым она поспешно вытиралась. Посетитель снял жилет и положил его рядом с фраком. Когда она снова попала в поле его зрения, на ней уже была белая ночная сорочка. Он посмотрел вниз, на ее босые ноги и стройные щиколотки.

— Ложись-ка лучше обратно в постель. Даже сквозь коврик пол холодный. Хочешь, я разожгу камин?

Заползая на кровать, она покачала головой. Когда девушка натянула на плечи толстое шерстяное одеяло, он тихо рассмеялся. Его смех таил в себе неясную опасность.

— Все равно, — сказал он, — я этим займусь.

Он уже решил, что ему не хочется слишком быстро заглядывать под одеяло. Он намеревался сполна получить удовольствие, а это означало насладиться телом проститутки и глазами и руками. Собственное решение слегка его удивило. Тридцать минут назад его устраивало только бросить быстрый взгляд. А теперь он даже не мог признаться, что ему хочется снова услышать ее хрипловатый голос. Он был похож на глоток хорошего виски, его следовало смаковать.

На то, чтобы разжечь камин, ему понадобилось несколько минут. Поднявшись, он отряхнул ладони о брюки. Полосы серого пепла на черном вечернем костюме заставили его подойти к фаянсовой миске у кровати и вымыть руки.

— Не следует оставлять отпечатки пальцев, правда?

Ее улыбка была робкой.

— Думаю, тебе не помешает выпить.

Улыбка исчезла, а губы удивленно приоткрылись.

— Исключительно в медицинских целях, — ободряюще произнес он. И тотчас же потому, как расслабились ее плечи, понял, что она принимает предложение. Еще раз окинув беглым взглядом комнату, мужчина убедился, что не пропустил погребец со спиртным во время первого осмотра. И пожал плечами:

— Хорошо, что я пришел подготовленным.

Он взял свою сумку, открыл ее и извлек заполненную на четверть бутылку шотландского виски, угнездившуюся между пачками перевязанных банкнот. Обернулся и показал бутылку девушке:

— Стаканы есть?

Она отрицательно покачала головой.

— Тогда тебе придется пить прямо из бутылки. — Он закрыл сумку, оставил ее на столе и, присев на край кровати, подал девушке бутылку. Увидев ее колебания, сказал: — Ты сразу почувствуешь себя лучше, обещаю.

Он мог бы добавить, что сам уже испытал чудесное действие виски.

Девушка открыла бутылку и медленно поднесла к губам. Она не торопилась глотать. Тогда он подставил кончики пальцев под донышко и наклонил бутылку. Она сделала большой глоток, помедлила и, заметив в его глазах насмешливый вызов, глотнула еще раз.

— Так-то лучше, — сказал он и улыбнулся, увидев, как она сморщилась. — Очевидно, ты не можешь оценить хорошее шотландское виски.

Спиртное немного уменьшило боль в горле, и она продолжила хриплым шепотом;

— Я много не пью.

— Я тоже не пью много. — Мужчина предложил ей сделать еще глоток, и она согласилась почти без уговоров. Он наблюдал за ней, ожидая дальнейшей реакции, и, не увидев ее, поднял брови: — Похоже, виски быстро пошло тебе на пользу. — Мужчина взял бутылку и поставил на столик у кровати, затем снова дотронулся до ее лица кончиками пальцев. Большой палец скользнул по щеке, обводя скулу. — Но так и должно быть. Ты уже не так горишь. — Девушка все еще была горячей, почти неестественно горячей, но красные пятна на лице исчезли. Лицо девушки было овальным, глаза широко расставлены и слишком велики для личика эльфа. Ее нельзя было назвать красавицей, но это было нечто большее, чем он ожидал найти в любом из нью-йоркских борделей, даже в таком дорогом, как заведение миссис Холл. Он чуть было не произнес это вслух, но опомнился. Это был бы худший комплимент, и ей бы он не понравился.

Его левая рука скользнула по ее лицу. Костяшки пальцев прикоснулись к губам. Губы у нее были полными. От легкого прикосновения они раскрылись. Шотландское виски увлажнило их.

Его потемневшие глаза были прикованы к ее рту.

— Покажи язык, — низким голосом произнес он. Девушка открыла рот и высунула язык на добрых полтора дюйма:

— А-а-а.

Это настолько удивило посетителя, что он расхохотался. И отодвинул руку от ее лица.

— Я не совсем это имел в виду, но язычок у тебя очень красивый. Очень розовый. И зубы тоже чудесные. И гланды ты сохранила. — Он легонько толкнул ее снизу в подбородок. — Можешь закрыть. Я видел достаточно. Определенно следует сделать еще глоток. — Он сделал большой глоток из бутылки и уголком глаза заметил, что она ждет, чтобы он отдал ей бутылку. Так он и сделал.

— Для человека, который не пьет много, ты вполне вошла во вкус.

В ответ она улыбнулась ему лукавой, несколько сонной улыбкой.

— Мне нравится хорошее шотландское, — сказала она. — В качестве лекарства, конечно.

— Конечно, — сухо согласился он. И устроился по удобнее, закинув ноги на матрац и облокотившись на спинку кровати из орехового дерева. Взял одну из разбросанных подушек и подложил себе под затылок. — Так гораздо лучше, — удовлетворенно произнес он и искоса взглянул на нее. Девушка переместилась от середины к дальнему краю кровати. — Тебе нет необходимости отодвигаться. Я не собираюсь на тебя нападать, но едва ли смогу до тебя дотянуться, если ты останешься там. — Он видел, что она колеблется, обдумывая его слова. Наконец признала разумность его доводов и пододвинулась. Он взбил пуховую подушку и подсунул ей под спину. Когда она повернулась на бок к нему лицом, ее колени стукнулись о его колени. Бретелька ночной сорочки снова сползла с ее левого плеча.

Девушка попыталась поднять ее, и мужчина заметил, что движения ее стали медленными и неуклюжими. Спиртное быстро подействовало. Он не учел того, что, возможно, она уже пила раньше, как и он. Глядя на нее сейчас, он счел это вполне вероятным. И пробормотал еле слышно:

— Мы прекрасная пара.

2
{"b":"11274","o":1}