ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее ноги обнимали его с боков. Она прижималась к его телу. Он привстал на колени, прнпвднял ее, вышел из нее и снова с силой вошел. Прилив наслаждения был настолько сильным, что Мэгги закричала. Ее шея выгнулась дугой, потом изогнулось все тело.

Коннор впитал ее содрогания, затем настала ее очередь. Казалось, их плоть покрывается рябью после подобного шока. Он рухнул на нее сверху, перекатился на бок, потом на спину, увлекая Мэгги за собой, прижав к себе ее тело.

Мэгги сверху улыбнулась ему, ее зубы блеснули на мгновение, а потом занавес из волос закрыл просачивающийся снизу свет.

— Расскажи мне о Берил, — хрипло произнесла она. Коннор от удивления заморгал:

— Ты выбираешь удивительно подходящие моменты. Мэгги ткнулась кончиком носа в его нос.

— Расскажи, — настаивала она.

Коннор подвинулся, чтобы Мэгги могла лечь рядом с ним на бок. Ему понравилось, что она оставила одну ногу на его теле жестом собственницы.

— Я познакомился с Берил в Денвере. Почти два года назад. Она работала в магазине одежды своей матери.

— И поскольку тебе нужно было купить платье…

— И поскольку я проходил мимо магазина по дороге в салун, я случайно увидел ее в окно. И подумал, что она хорошенькая.

— Она красивая.

— Ладно. Она действительно красивая. — Коннор заметил, что выражение лица Мэгги не изменилось. Для нее не имело значения, что он считал Берил красивой. Это был факт — даже просто явление природы. — Я стал за ней ухаживать, привез их с матерью в «Дабл Эйч», и…

— Ты привозил сюда ее мать? — недоверчиво переспросила Мэгги. — Я этого не знала.

— Ты раньше не хотела об этом слышать, помнишь?

Мэгги положила ладонь ему на сердце.

— Ты всегда находишь нужные слова? — спросила она. И поцеловала легонько в губы. Поцелуй длился несколько мгновений.

Коннор вытянул из ее волос соломинку, когда она снова отстранилась.

— Почти никогда, — ответил он, Мэгги улыбнулась:

— Что произошло дальше? По предложению Берил я пригласил сюда Раштона на свадьбу, и дело кончилось тем, что она вышла за него, — В его голосе не было горечи, и ее отсутствие было новым для Коннора. И ни один из вас этому не поверил.

— Она в него влюбилась, — мягко сказала Мэгги. Пальцы Мэгги легонько барабанили по его грудной клетке. Теперь они на мгновение застыли, так как она вспомнила, что он несколько раз хотел ей все объяснить.

— Дальше.

— Я вел себя галантно, — продолжал он. — И респектабельно. Грэйс приехала с Берил в качестве дуэньи.

— Ты хочешь сказать, что вы с Берил никогда не…

Коннор приложил палец к ее губам.

— Нет, — ответил он. — Этого я не говорю. А хотел бы.

Именно этого она и ждала, так всегда и думала, но слышать это было тяжело.

— Ты тогда не знал меня.

Правильно. Не знал даже, что существуют такие, как ты.

— Мы отказывались, я думаю. Знаю, что я — отказывался. Я не мог примириться с тем, что она предпочла мне отца. Страдала моя гордость. И я заставил страдать его гордость тоже.

— Он все равно готов был на ней жениться, несмотря ни на что.

Коннор кивнул:

— Но семена были брошены в почву. Он так и не поверил, что она выходит за него по любви.

— Она сердилась на него за это, — заметила Мэгги. — Сердилась на вас обоих. И стала такой, какой вы ожидали ее видеть. Тщеславной. Пустой.

Коннор поднял одну бровь. Взгляд его был полон скепсиса.

— Скажем, она эти качества выставила на первый план, — сухо сказал он. — Они, несомненно, были ей свойственны.

— Возможно, — ответила Мэгги. — Она еще очень умна.

Умна, подумал Коннор. Да, это было подходящее слово для характеристики Берил. В отличие от Мэгги. Он только улыбнулся ей.

— Она пыталась заставить Раштона понять, — продолжала та. — Пыталась убедить его, доказать, что он к ней что-то чувствует, заставив его ревновать.

— Он и ревновал.

— Но никогда не давал ей это понять. А она не могла найти способа показать ему, что она чувствует. Потом ты женился на мне, и ее задача еще больше усложнилась. Она не могла заставить его ревновать, поскольку тебя не было рядом. Если бы Раштон узнал, что ты меня любишь, действительно любишь, то уверился бы, что Берил тебя не интересует. Ты должен был находиться рядом. Она удвоила усилия, чтобы снова получить вас обоих.

— Знаю, — отозвался Коннор. — Я при этом присутствовал. Прошел через все это.

Мэгги вытянула из стога соломинку и провела ее кончиком по нижней губе Коннора.

— Твоя гордость не уязвлена снова теперь, когда ты понял, что никогда не был ей нужен, а?

Его гордость и правда была уязвлена.

— Думаю, немного я все же был ей нужен, — мрачно ответил он.

Мэгги рассмеялась.

— Я выцарапаю ей глаза, — с яростью заявила она, шутливо рыча и тычась носом в шею Коннора.

Ему пришлось рассмеяться над самим собой. Вот в чем секрет целебного воздействия Мэгги, подумал он. — Верю, что ты можешь.

— Конечно. — Она положила голову к нему на плечо. — Когда я увидела вас с ней здесь, в конюшне, я чуть было не сделала этого.

Коннор вспомнил холодные глаза Мэгги, пустоту и отрешенность в ее лице.

— Я сделал тебе больно. Прости меня.

— Нет, — ответила Мэгги. — Я сама себе сделала больно. Я тебе не доверяла, и именно это причиняло мне боль. Я испугалась, когда ты уехал сегодня утром, а мы не поговорили об этом, и еще больше испугалась, когда поняла, что Берил нужен именно Раштон и как я была не права в своем гневе. Если бы с тобой что-то случилось… — Она не договорила. Не смогла.

Коннор гладил ее волосы, пальцы его перебирали шелковистые пряди.

— Я собирался вынудить тебя уехать, — тихо произнес он, — И мне пришло в голову, что Берил может помочь мне выжить тебя отсюда. Ты была права, не доверяя мне полностью. Господи, Мэгги, я хочу сделать тебя счастливой.

— Это не твоя забота, — шепнула она, на глаза ее навернулись слезы. — Собственно говоря, добиваться счастья — это мое неотъемлемое право. — Она подняла голову, чтобы видеть его лицо. — Сейчас я счастлива, — сказала она. — С тобой. С Мередит.

— Ты должна стать врачом, — ответил Коннор. — А не женой владельца ранчо. Если я продам часть земли Ренни для железной дороги, у нас будут деньги…

— Я не вернусь на восток без тебя, — возразила Мэгги. — Я никуда без тебя не поеду.

— Значит, я поеду с тобой, пока ты будешь учиться.

— О, Коннор. — Мэгги обхватила его лицо ладонями. — Какой прекрасный жест.

Это был именно жест, понял Коннор, потому что у них нет денег, а Мэгги не приняли в медицинскую школу.

— Я говорю серьезно, Мэгги. — Вот и все, что он мог сказать.

— Я знаю.

Этим ему пришлось довольствоваться. Коннор повернулся на бок и нащупал пальцами краешек ее сорочки. Провел по полной груди.

— Мама велела отцу уехать из «Дабл Эйч», — сказал он Мэгги.

Трудно было думать, когда его рука медленно скользит по коже.

— Значит, ты поверил Раштону?

— Пришлось поверить. Когда я понял, что готов сделать то же самое с тобой, все стало ясно. Он сказал, что она ни разу не спросила у него, хочет ли он уехать.

— Ты меня тоже ни разу не спросил, — сказала Мэгги. У нее перехватило дыхание, когда его ладонь задела сосок. — Но… нет, я не хочу уезжать… без тебя. — Казалось, ее грудь набухает в его ладони, натягивает ткань сорочки. — Ты когда-нибудь… м-м-м… рассказывал Берил о… м-м-м… борделе?

Ему нравилось, как она постанывает от удовольствия.

— Нет, — ответил он. — Она мне говорила, что ты ей рассказала. — Наклонил голову и стал тянуть сорочку, обнажил грудь. Прижался губами и стал осторожно посасывать.

— Интересно… — огонь разлился по ее телу, по низу живота, и бедра выгнулись дугой ему навстречу, — …откуда она узнала.

У Коннора на уме были более важные вещи. Он и не пытался отвечать. Через короткое время Мэгги забыла обо всем, только шепотом повторяла имя Коннора.

По очереди они становились требовательными. По очереди сдавались. Обменивались поцелуями и ласками.

89
{"b":"11274","o":1}