ЛитМир - Электронная Библиотека

Представшая перед ним гордая амазонка больше напоминала женщину, с которой ему довелось встретиться в саду дома номер 14 по Боуден-стрит. Тогда он уловил в ней некий мятежный дух, старательно сдерживаемый здравым смыслом.

Безрассудная страстность, с которой Софи наслаждалась сейчас верховой ездой, напомнила маркизу ту леди Колли, что пустила его в свою комнату глубокой ночью и ответила на его первый короткий поцелуй, ставший обещанием второго, долгого и ошеломляющего.

Истлин убрал руки с кожаной луки седла, на которую опирался, наблюдая за леди Софией, и слегка натянул поводья. Он понял, что леди Колли его заметила, потому что вдруг она застыла в полной неподвижности. Вряд ли появление обычного гостя вызвало бы такое оцепенение, подумал Истлин. Она определенно его узнала. Маркиз укрепился в мысли, что его появление в Тремонт-Парке не вызовет единодушного восторга, хотя граф и пытался уверить его в обратном. Скорее всего Тремонт не сказал Софи ни слова об их переписке с маркизом.

Карета Истлина следовала за ним на небольшом расстоянии. Она везла его камердинера, а также вещи, которые могли бы ему понадобиться в ближайший месяц. Впрочем, судя по оказанному ему приему, вряд ли его визит затянется надолго, подумал Истлин. Маркиз не хотел заговаривать с леди Колли, прежде чем он официально не объявится в поместье. Простая вежливость требует как можно скорее засвидетельствовать свое почтение графу. Маркизу следовало проявить учтивость, чтобы заручиться расположением Тремонта, без чего невозможно выполнить поручение полковника. И тем не менее Истлин предпочел задержаться, рискуя показаться невежей.

– Проклятие, - прошептал Истлин, пытаясь заставить коня сойти с дороги. Он и сам не смог бы припомнить, когда еще совершал такой безрассудный поступок. - Черт, черт побери, - бормотал он, сворачивая на узкую тропинку, ведущую к ручью.

Софи направила Аполлона на противоположный берег ручья и стояла там, ожидая приближения маркиза. Аполлон тихонько ржал, потряхивая влажной черной гривой, и бил копытом землю. Он предвкушал великую гонку, и Софи стоило большого труда удерживать его на месте, особенно после появления второго жеребца.

Как несправедливо, подумала Софи. Он едет из самого Лондона, а выглядит так, как будто только что вышел из дома. Элегантная шляпа, щегольски сдвинутая набок, даже не сбилась, а короткий сюртук совсем не пострадал от дорожной пыли. Примерно таким Истлин запомнился Софи в первый его визит на Боуден-стрит - от сияющих медных пуговиц на сюртуке до отворотов на сапогах. Он казался тогда просто возмутительно красивым.

– Вы рассержены, - заметила Софи, вглядываясь в хмурое лицо Истлина. - Вы, возможно, не заметили, что я намеренно не приглашала вас присоединиться ко мне. Вы можете отправляться, - заявила она, указывая пальцем в направлении усадьбы.

К удивлению Софи, ее властный, непререкаемый тон и довольно грубая манера разговора оказали на маркиза действие, совершенно обратное ожидаемому. Хмурый взгляд потеплел, а сердитая гримаса сменилась выражением явного удовольствия, что определенно не предвещало ничего хорошего. Поскольку Истлин так и не двинулся с места и продолжал молчать, она заявила:

– Я бы предпочла видеть вас рассерженным.

– Я буду иметь в виду ваше пожелание. - Маркиз отвесил легкий поклон.

– И что же вас рассердило?

Истлину нравилось наблюдать, как Софи невольно задирает вверх подбородок, перед тем как произнести нечто вызывающее. Все ее попытки выглядеть жесткой и суровой терпели неудачу, поскольку природа наградила Софи нежными и мягкими чертами лица. Зато она с успехом восполняет отсутствие резких черт лица остротой языка, подумал Истлин.

– Я был рассержен не из-за вас.

– Но смотрели вы на меня.

– Я злился на самого себя.

– Я и не знала, что вы на это способны.

– При определенных обстоятельствах.

Софи на мгновение задумалась.

– Ну тогда, прошу вас, продолжайте сердиться дальше.

Истлин весело рассмеялся:

– Как приятно видеть вас снова, леди София.

Софи нахмурилась.

– А-а, я вижу, теперь сердитесь вы.

– А вы - просто шут. - Маркиз нисколько не смутился, хотя вряд ли ему доводилось прежде выслушивать подобные обвинения. - Почему вы здесь? Вы ведь приехали не ко мне, не так ли? Надеюсь, вы не ожидаете… - Она остановилась, не зная, как закончить фразу. - Простите меня. Я вовсе не имела в виду, что у вас не может быть иных причин, кроме…

– Кроме вас? - Щеки Софи из бледно-розовых стали пунцовыми. Ист перевел взгляд на ее рот. Если бы она только знала, сколько раз он вспоминал эти губы. Ист заставил себя оторваться от губ Софи и вновь взглянуть ей в глаза. - Я здесь для того, чтобы обсудить с вашим дядей некоторые вопросы, связанные с политикой.

Его ответ показался Софи подозрительным, но она не могла уличить Истлина во лжи. Унаследовав титул, Ричард Колли погрузился в политику с той же страстью, с какой раньше погружался в религию. В его нынешних рассуждениях о делах государства звучал прежний пафос, который отличал его проповеди. И если не все члены палаты лордов поддавались на его прочувствованные речи, то отнюдь не потому, что выступления графа когда-либо испытывали недостаток в фактах. Интерпретация их в исполнении Тремонта не раз заставляла членов правящей партии изумленно приподнять брови. Граф умел показать свою власть над людьми.

– Вы приехали по приглашению Тремонта?

– Не совсем. Инициатива исходила от меня. Я выразил готовность приехать в Тремонт-Парк, чтобы переговорить с графом, не дожидаясь, пока он вернется в Лондон. Тремонт любезно согласился.

– Понимаю.

– Вы не верите мне.

– Я вижу, у вас очень хорошо получается читать мои мысли. О. чем, по-вашему, я сейчас думаю?

– Вам не следует так говорить, Софи. Леди это не пристало, - весело рассмеялся Истлин.

– На самом деле мне приходится себя сдерживать. Я знаю довольно много еще более красочных выражений, и они приходят мне в голову прямо сейчас.

– Я вам верю, - усмехнулся Ист.

Софи кивнула с довольным видом.

– Поедемте, я провожу вас к усадьбе. Это ваша карета там, на дороге?

Истлин посмотрел, куда указывала ее рука, и увидел облачко пыли, поднимавшееся над сосновой рощей.

– Скорее всего.

Экипаж маркиза выехал на открытую часть дороги между двумя пригорками. После того как они покинули постоялый двор в Вейбурне, кучер гнал лошадей, заставляя их бежать довольно быстро, так что карета вполне могла оказаться в Тремонт-Парке раньше маркиза. «Мне следует поторопиться», - подумал Истлин и обернулся, собираясь предложить Софи отправиться прямо сейчас, но она уже скакала к дому.

Истлин помчался за ней, хотя и хорошо понимал, что догнать ее ему не удастся - леди Колли слишком хорошая наездница. Ист нагнал леди Софию у самой усадьбы и невольно залюбовался ею - щеки Софи раскраснелись от быстрой езды, она явно получила огромное удовольствие, мчась на своем арабском красавце.

– О, так вы еще и радуетесь моему поражению, - заметил Истлин широкую улыбку на губах Софи.

– Вовсе нет. Я радуюсь исключительно собственным успехам.

Ухмыльнувшись в ответ на ее саркастический тон, Истлин спешился и повернулся к Софи, чтобы помочь ей сойти с лошади, но она уже легко соскочила на землю и давала указания слуге.

– О вашей лошади здесь хорошо позаботятся, - обратилась она к Истлину. - Мой отец знал толк в лошадях и умел подбирать людей, чтобы за ними ухаживать. У вас отличный чистокровный жеребец, милорд. Вы сами его вырастили?

– Нет. Я приобрел его во время поездки в Ирландию в прошлом году. Хотите познакомиться с ним? Его зовут Шторм.

Софи нежно провела рукой по бархатной коже лошади.

– Ну разве ты не великолепен? - шепнула она животному. - Высокий и длинноногий, ты красив как бог. - Она посмотрела на Истлина. - Он знает, что прекрасен, посмотрите, милорд, как он красуется передо мной.

– Ему нравится, когда им восхищаются, - ответил Истлин.

27
{"b":"11275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смерть в белом халате
Печальная история братьев Гроссбарт
Подвал
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Альянс
Девочка, которая любила читать книги
Инженер. Золотые погоны
Ищу мужа. Русских не предлагать
Здесь была Бритт-Мари