ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня есть вопросы, на которые книга не дает ответов.

– Я уже предложил вам обратиться к леди Тенли.

– Я думаю, не стоит поднимать такую тему в разговоре с ней. Как я смогу объяснить свой интерес?

– Разве женщины не обсуждают данные вопросы между собой?

Она в недоумении приподняла бровь:

– Я ни разу не получала приглашение участвовать в подобных разговорах, и ни одна из гувернанток, вы уж мне поверьте, даже не пыталась просветить меня. В школе ничего тоже не обсуждалось даже между преподавателями, которые замужем. – Рия сложила руки на коленях. – Поэтому придется объяснить все вам.

Именно такого рода ответственности он всеми силами пытался избежать. И взгляд его говорил весьма красноречиво. Он сложил одеяло, которое держал под мышкой, несколько раз в длину и положил рядом с Рией, чтобы оно стало барьером между ними. Вообще-то такой барьер не мог служить препятствием к сближению сторон, если бы они того пожелали, но как напоминание о необходимости держать дистанцию вполне годился.

– Мне не стыдно, – чуть запальчиво заявила она. – И вы не можете ждать от меня стыдливого раскаяния.

Уэст потянул за край одеяла, валявшегося у нее в ногах, укрыл им ноги: свои и Рии. Потом достал другое и укрыл им Рию. Глаза ее загорелись от радости: он понял, что она ждала именно таких действий. Очевидно, она не желала покидать его постель, пока не получит свое, и в то же время устраиваться в его кровати совсем комфортом, не получив на то его разрешения, ей было как-то неловко.

Уэст не стал распространяться на тему стыдливости. Пусть ее убеждение останется при ней.

– Что вы хотели узнать?

– Вы злитесь на меня.

Она не задала вопрос, а выдала констатацию факта.

– Да, – ответил он. – Но вы к моему настроению невосприимчивы. – Он знал, что не сказал всей правды, Заговорив о его настроении, она ясно показывала, что ей оно небезразлично. Кроме того, он злился скорее на себя, чем на нее. – Вы хотели мне задать какой-то вопрос, насколько я помню?

– Зачем вы взяли книгу у мистера Беквита?

Он ожидал услышать совсем не это.

– Я взял ее из-за одного книгоиздателя – на всякий случай замечу, что он издает книги не такие, как эта. Я подумал, что он мог бы мне рассказать о происхождении подобной книги.

– Вы сами сказали, что такие книги не редкость.

– Для джентльмена не является чем-то необычным держать у себя книги эротического содержания, но коллекция Беквита настолько обширна, что выходит за рамки обычного. Книга именно такого типа – относительная редкость. Иллюстрации расположены на каждой из страниц разворота, что делает книгу еще большей редкостью, хотя я без труда нашел еще две подобные у Беквита на полке, потратив на поиски минут двадцать, не больше. И, наконец, мое любопытство возбуждают пристрастия Беквита в данной сфере. Имеются некие особенности содержания, которые делают коллекцию Беквита уникальной.

– Особенности? – Рия нахмурилась. – Я думала, то, что я видела в книге, отражает лишь природные склонности мужчин и женщин.

– Если вы считаете, что насилие – природная черта обоих полов, тогда вы сказали именно то, что думаете.

– Я не понимаю.

Она действительно не понимала. Неопытность ее – причина того, что внимание свое она фокусировала на наиболее впечатляющих моментах. Она не могла воспринять картинку как целое и не понимала до конца того, что видела.

– Обе женщины прикованы, – объяснил он. – Одна к спинке кровати, другая к колонне, на которую опирается мужчина.

Рия удивленно раскрыла глаза:

– Не может быть.

Уэст вздохнул:

– Жаль, что вы не можете выражать свое удивление иначе, чем подвергая сомнению каждое мое слово. – Он поднял руку, предупреждая ее желание дотянуться до книги. – Я вам покажу. – Он открыл книгу наугад, закрыл ладонью всю картинку, где женщина лежала на постели, оставив только ее руки. Он протянул книгу Рии и стал смотреть на нее, ожидая мига прозрения.

Она смотрела, вначале непонимающе уставившись и моргая недоуменно, но потом все же осознав увиденное. Уэст перевернул книгу, закрыл рукой на тот же манер и показал ей, что руки женщины действительно прикованы к колонне. На ней нет тех тяжелых наручников, что надевают на каторжников, но виднелись тонкие браслеты, возможно, из золота или серебра. Звено между наручниками и кольцами, к которым они крепились, прорисовано совсем тонко, но теперь, зная, куда смотреть, Рия и его разглядела.

Уэст закрыл книгу и вновь отложил ее в сторону. Рия побледнела.

– У вас есть вопросы? – спросил он. – Я хотел бы их выслушать.

– Нет, вы не правы. Я не знаю, что думать… об иллюстрациях или о том, что книга принадлежит мистеру Беквиту.

Он мог предположить, что от нее требовалось значительное усилие, чтобы все осмыслить.

– Есть люди, которые получают наслаждение от того, что подчиняют других. В данном случае объект наслаждения – женщины, которых сделали рабынями. Боюсь запутать вас еще сильнее, но не всякая женщина будет выступать против того, чтобы ее использовали на такой лад, хотя в намерения художника не входило это показывать. Его рисунки имеют определенную цель – вызвать возбуждение у того, кто на них смотрит. Притягательность может быть как в самом акте, так и в нюансах, связанных с доминированием и беспомощностью. Но иллюстрации есть иллюстрации, и их возможности ограниченны, буквально и фигурально.

Когда Рия заговорила, голос ее едва слышался. Она продолжала смотреть на свои сложенные руки.

– Я думала, на женщинах просто браслеты. Я думала, они цыганки. – Она покачала головой, внезапно почувствовав слабость и тошноту. – Но я думаю, какая-то часть меня понимала, что здесь кроется нечто большее, что-то, на что я откликнулась, не вполне осознавая. Когда я… когда я трогала… то есть когда вы и я блу… – Рия прикусила язык. Слово, которое она не смогла произнести, больше не казалось ей уместным.

– Когда вы доставляли мне удовольствие, – пришел ей на выручку Уэст. – Давайте назовем ваши действия так и постараемся обойтись без более детальных описаний, если, конечно, такой подход не оскорбляет ваших чувств.

Рия покашляла, прочищая горло, но спазм все еще мешал говорить. Ей приходилось с силой и натужно выдыхать, чтобы произносить слова.

– Когда я доставляла вам удовольствие, я поразилась… странному ощущению, что я одновременно и командую, и подчиняюсь. Я никогда… никогда не испытывала ничего подобного раньше, и я… Я думаю, мне очень даже понравилось такое противоречивое ощущение. Я очень сильно боюсь, что оно меня возбуждает.

Уэст ясно видел, что она переживает, и мог лишь догадываться, чего ей стоило это признание. За одну ночь она познала ярость страсти, доселе ей неизвестную, а теперь она еще и обнаружила двойственную природу ее зарождения. Он повернулся, чтобы лучше видеть Рию. Обычно она не отводила глаз, но сейчас она не хотела смотреть на него прямо. Он перегнулся через разделявший их барьер и нежно взял ее за подбородок:

– Посмотрите на меня, Рия. – Она медленно повернула голову. – Того, что вы испытали, не стоит бояться. Вы сами сказали, что женщина должна знать все. Случившееся между нами сегодня просто надо принять. Если сейчас вам так не кажется, то вы отрицаете собственную природу. Вы думаете, я не разделял с вами те же эмоции? Какое еще я могу представить доказательство того, что я тоже испытывал возбуждение?

Рия едва заметно покачала головой. Смотреть ему в глаза ей было невероятно трудно. Она прикусила губу, сильно, почти до крови, почувствовав себя такой непоправимо юной и беспомощной, и не кто иной, как Эван Марчмен, пришел к ней на помощь, чтобы спасти от последствий ее же бездумной неосторожности. С ним она в безопасности. Но ведь она давно уже выросла, так почему же сейчас, двадцать лет спустя, ситуация повторялась?

Уэст бережно провел подушечкой пальца по ее надкушенной губе, заставив разжать зубы.

– Я не могу повторить за вами, что не понимал содержания рисунков. Я знал, что в них, когда взял книгу у Беквита. Более того, именно потому я и взял у него книгу. Я не хотел, чтобы вы ее видели. Я не хотел, зная, что в ней, дразнить вас, предлагая прокомментировать содержание. На мне лежит ответственность за случившееся. И не важно, хотел ли я произошедшего или хотели его вы. Как я понимаю, здесь и заключается самая суть того огня, что горит, даже если у вас и нет опыта.

43
{"b":"11277","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Пёс по имени Мани
Убить пересмешника
Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием
Макбет
Книга тренеров NBA. Техники, тактики и тренерские стратегии от гениев баскетбола
Nirvana: со слов очевидцев
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Девушка по имени Москва