ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейн молчала. Тогда Рия сама встала на цыпочки и попыталась отцепить браслеты от крюка. Без помощи Джейн подобное не представлялось возможным. Они удерживались на месте под весом девушки. Джейн не желала идти навстречу, а у Рии не хватало сил справиться самой, тем более что она понимала – Джейн будет сопротивляться ее усилиям.

Рия понизила голос до шепота:

– Мы должны помогать друг другу, если хотим отсюда выбраться, Джейн. Нельзя так. Я… – Она немедленно замолчала и отступила, услышав движение за дверью. Возвратиться в постель она не успела. У нее возникло убеждение, что за ними наблюдали.

Рия стояла посреди комнаты, уперев ладони в бока, когда дверь открылась. Она не отвела глаз, когда Беквит медленно прошелся по ней взглядом. Рия решила, что он не сможет заставить ее испытать стыд, если она сама ему не позволит. Она тщательно следила за своими реакциями – никакого вызова и никакой дерзости. Рия на собственном опыте убедилась, как такое поведение действует на Беквита.

– Ваше вино, – Протянул ей бокал Беквит, прикрыв дверь носком туфли. – Надеюсь, вам понравится.

Рия приняла бокал и подошла ближе к камину. Она осторожно пригубила напиток, пытаясь почувствовать какой-то посторонний привкус.

– Я подал вам всего лишь вино, – пояснил Беквит.

Она подумала, что позабавила его своими подозрениями.

– Где я? – спросила она. – Вы сказали, что я узнаю место.

Беквит указал на камин:

– Осторожнее, мисс Эшби, не подходите слишком близко. Ткань вашего наряда вспыхивает в один миг. Джейн может подтвердить. Загорается как свечка.

Рия посмотрела на Джейн, но та смотрела в одну точку на противоположной стене. Так произошло с Джейн? Или она стала свидетельницей трагического события? Рия сделала глоток побольше.

– Вы не присядете, мисс Эшби?

Рии пришло в голову, что его предложение прозвучало скорее как приказ. Она решила не испытывать судьбу и присела на край кровати, зацепившись ступнями за каркас и положив на колени одеяло.

Беквит покачал головой:

– В моем присутствии вы можете не пользоваться одеялом. На самом деле вы не должны прикрывать свое тело ничем, кроме того наряда, который вам дают. Вы понимаете?

– Но здесь так холодно…

Не обращая на нее внимания, Беквит круто повернулся и подошел к Джейн. Он зажал ее сосок между костяшками указательного и среднего пальца и сильно скрутил его. Джейн вскрикнула, но крик Рии прозвучал сильнее.

Сбросив одеяло, она вскочила на ноги:

– Отпустите ее!

Она могла бы и не требовать, потому что, как только она сбросила одеяло, Беквит опустил руку.

– Сядьте, мисс Эшби, – с нажимом на каждом слове произнес Беквит. Он отвернулся от Джейн. – Причина и результат, – просто констатировал он. – Может, теперь вам все будет яснее.

Рия медленно кивнула. Она даже не пыталась дотянуться до одеяла. Одеяло все равно не помогло бы унять холодной дрожи и заставить волоски на затылке лечь нормально.

– Хорошо, – проговорил Беквит. – Вы хорошо обучаемы, хотя я и не ждал иного. У девочек обычно нет тех преимуществ, что дает ваш возраст и ваш опыт в таких вопросах, и им требуется больше времени, чтобы связи укоренились в умах. С Джейн как раз такой случай. – Он посмотрел на Джейн. – Ты можешь говорить, дорогая. Расскажи, сколько полос мне пришлось оставить на спине и ягодицах Сильвии, пока ты не научилась послушанию.

– Четыре, мисс Эшби.

Беквит потрепал девушку по щеке.

– А теперь ты стала такая дисциплинированная. – Он опустил руку, но кончики пальцев скользнули по ее горлу и соску, который пару минут назад он так нещадно выкручивал. Отвернувшись от Джейн, он вновь обратился к Рии. – Мы в Лондоне, – заявил он. – Вы, кажется, спрашивали, где мы находимся, не так ли?

– Где именно?

– Веллингтон-стрит, сорок восемь. Теперь вам намного легче? Я никогда не мог понять, зачем всем нужна такая бесполезная информация, и в то же время все хотят ее получить. Вы не находите такое любопытство забавным, мисс Эшби?

Рия не отвечала. До того как она поняла, что происходит, Беквит повернулся к Джейн и ударил ее по щеке открытой ладонью.

– Зачем вы ее бьете? Я не…

– Вы не ответили на мой вопрос.

Рия вначале не могла вспомнить, о чем ее спросили. В животе у нее все болезненно сжал ось при мысли, что он опять ударит Джейн лишь потому, что у нее недостаточно быстрая реакция.

– Нет, – произнесла она, когда до нее дошло, чего он хочет. – Я не нахожу это забавным. Я полагаю, каждая из нас хочет знать, где находится. И да, мне стало легче.

Он улыбнулся:

– Но вы ведь не знаете, где находится Веллингтон-стрит, не так ли?

– Не знаю.

– И вы не представляете, в какой части Лондона она расположена.

– Не представляю.

Беквит покачал головой, все еще озадаченный тем, что каждая попадающая сюда желала знать, куда попала, словно могла уйти отсюда по своей воле.

– Вы, конечно, еще хотите знать, зачем вы здесь.

– Я думаю, я уже понимаю.

Он хохотнул:

– Да, я полагаю, понимаете. По крайней мере, отчасти. – Беквит полез в карман своего сюртука и достал мерную ленту. – Вытяните руки, мисс Эшби.

Рия сделала то, что он велел. Когда он снимал мерку с каждого из ее запястий, руки ее дрожали. Рия хотела отвернуться, но не могла. Слишком живым и ярким встал перед ней образ ее самой с браслетами на руках.

– Пойдемте со мной, – приказал Беквит.

Не важно, удержат ли ее ноги или нет. Она встала и задержалась лишь на миг, чтобы убедиться; что ноги все еще ее держат.

– Сюда.

Она не мешкала, когда он повернул к двери, но все же решилась спросить:

– Как насчет Джейн?

– Джейн там, где ей надлежит быть. – Он сделал паузу, ожидая ее ремарки, но когда таковой не последовало, он одобрительно улыбнулся. – Сюда. – Он громко стукнул по двери, и она перед ним открылась. Он вышел и, придержав для Рии дверь, жестом велел ей следовать за ним.

Рия стояла на пороге, но не могла найти в себе силы переступить его. Она узнала это место, как и обещал ей мистер Беквит. Знакомое и чужое одновременно.

Вот кушетка, обтянутая шелком цвета сапфира. Вот тяжелые портьеры цвета рубинов. Зажженные канделябры. В полированных ореховых панелях стен отражаются чуть приглушенные цвета тканей. Именно эту комнату видела Рия на картине, изображавшей Индию Парр. И на этой самой кушетке сидел сэр Алекс Коттон, когда художник писал с него портрет.

И сейчас на той же кушетке сидел сэр Алекс, и его ярко-голубые глаза пристально и оценивающе смотрели на нее. И вокруг него сидели все члены совета учредителей Академии мисс Уивер, за исключением последнего из примкнувших к совету членов.

Рия даже не знала, к лучшему для нее или к худшему, что Уэстфал не принимал участия в дьявольском сборище.

Уэст приехал последним. Для всех присутствующих стало очевидным, что ночь он провел без сна. Он переоделся в другую одежду, но выглядел ужасно. Флинч все же над ним потрудился. Медно-рыжие завитки на затылке, еще влажные после ванны, лежали аккуратно, но в остальном ванна едва ли помогла ему освежить свой вид. Все, кто собрался в доме полковника, видели, что Уэст был не в себе.

И самую большую тревогу за него вызывало его необычайно тихое поведение. Он сел в любимое кресло полковника, специально оставленное для него, вытянул по своей привычке ноги; закрыл глаза и откинул голову, сложив на коленях руки. Складывалось впечатление, что он молится. Но собравшиеся знали Уэста настолько, что не могли даже подумать, что он прибегнет к молитве, поскольку она едва ли поможет ему обрести душевный покой.

Все ждали, пока Уэст соберется с духом, чтобы оградить его от необдуманных действий.

Уэст открыл глаза, подался вперед и вытащил из кармана визитку:

– Вот что меня ждало, когда я вернулся домой, поэтому я попросил вас собраться. Полковник рассказал вам, что случилось вчера?

Норт кивнул:

81
{"b":"11277","o":1}