ЛитМир - Электронная Библиотека

Первым услышал приближение хозяина дворецкий. Он хлопнул в ладоши, и все, кто дремал, немедленно встрепенулись.

– Ваша светлость, – сообщил мистер Блейн удивленному Уэсту, – все хотели знать, что вы благополучно вернулись. И еще все волновались насчет мисс Эшби.

Уэст и Рия не могли не отдать должное такому вниманию, хотя выразить свою благодарность на словах у них уже не оставалось сил. Они только и могли, что улыбнуться, но для людей, проведших ночь в ожидании и практически без сна, их улыбки стали как взошедшее солнце.

На дворе занималось утро. Слуги разбрелись каждый по своим делам.

Уэст проводил Рию в спальню, где горничная уже успела расстелить постель. Рия замертво упала на кровать и уснула еще до того, как Уэст прикрыл за собой дверь, оставив ее на попечение горничной.

Уэст вернулся к себе в комнату в сопровождении Флинча.

Ему тоже хотелось бы упасть сразу на кровать и уснуть, но Флинч настоял, чтобы хозяин разделся. Уэст держался, пока слуга стаскивал с него сапоги.

– Как ты думаешь, слуги заметили странный наряд мисс Эшби?

Флинч поставил сапог на пол и распрямился:

– Я не вполне понимаю, о чем вы, ваша светлость. В чем ее костюм отстал от моды?

Уэст обнаружил, что все еще способен смеяться. Он воспринял свою реакцию на остроту Флинча как воодушевляющий знак того, что мир его медленно приходит в норму. Они пытались разыскать одежду Рии, перед тем как покинуть «Цветочный дом», но их попытки не увенчались успехом. Она приехала к нему, одетая в оборванную рубашку и сюртук Саута и босиком. Он хотел донести ее до дома, но она категорически отказалась, продемонстрировав, что не только в состоянии сама дойти, но и держаться с таким достоинством, что никто из слуг; возможно, и вправду не заметил в ее наряде ничего необычного.

– Ты хороший человек, Флинч, – констатировал Уэст.

– Ваша светлость очень добры. – Флинч взбил подушки и помог Уэсту лечь. – Когда прикажете вас разбудить? – спросил он и, не дождавшись ответа, задернул балдахин над кроватью, затем закрыл шторы и на цыпочках вышел из комнаты.

От нежного аромата лаванды у него защекотало в носу. Шелковистый источник запаха касался его губ и щек. Открыв рот, он почувствовал его языком.

Улыбаясь во сне, он потерся щекой о волосы Рии, доставив себе непередаваемое удовольствие.

– Тебе не следует здесь находиться, – сонно пробормотал он.

Рия теснее прижалась к нему:

– Выкинь меня.

Уэст обнял ее за талию. На ней все еще болталась его льняная рубашка. Он понял, что она недавно приняла ванну. Влажные волосы ее хранили запах ароматной соли.

– Кого-то уже послали на Оксфорд-стрит, чтобы забрать твою одежду?

– Да.

Не дождавшись от нее никаких дальнейших комментариев, он улыбнулся и прижался губами к ее волосам. Он услышал ее легкий вздох, почувствовал, как последние остатки напряжения улетучились, и услышал ее ставшее глубоким дыхание. Через несколько мгновений он уже сам крепко спал рядом с ней.

Рия проснулась от звука капели. Уэста в комнате не оказалось. Сквозь щели еще задернутых штор пробивался тусклый свет. Рия поняла, что уже наступали сумерки. Итак, она проспала фактически целый день.

Она потянулась. Мышцы затекли от долгой неподвижности. Рия протянула руку, нащупала подушку Уэста и обняла ее. Подушка уже успела остыть.

И снова она прислушалась к стуку капель, которые разбудили ее. Дверь в смежную со спальней уборную слегка приоткрыта. Она подняла голову, вывернула шею, чтобы лучше видеть, и поняла, откуда доносился звук.

Уэст лежал в ванне, погрузившись в воду до самого подбородка. Голова его запрокинулась, а глаза закрылись. Одну руку он вытянул вдоль бортика ванны, а в другой он держал губку, с которой и капала вода. Под губкой уже образовалась маленькая лужица.

Рия двумя пальцами вынула губку из едва удерживающих ее пальцев и выжала у него над лицом. Вода полилась ему на лоб и щеки, а одна смачная капля плюхнулась прямо на нижнюю губу.

– Ты действительно хочешь меня разозлить? – спросил он довольно спокойно. – Или у тебя это получается само собой?

Расправив губку, Рия выпустила ее из рук так, что она упала ему на лицо. Пока он убирал губку с лица, она уже успела через голову снять его рубашку и хотела залезть к нему в ванну.

– Будет тесно, – пообещал он.

– Надеюсь.

Уэст усмехнулся и сел, освобождая для нее место. Вода перелилась через край. Рия устроилась с ним рядом – руки у него на коленях, голова на плече. Их разделял только тонкий слой воды.

Теперь, когда вода перестала расплескиваться, вдруг стало очень тихо – слышалось лишь его дыхание и ровный стук его сердца. Теперь, в теплом и жидком коконе, она, наконец, почувствовала, что может спросить о том, о чем не решалась заговорить раньше.

– Прошлая ночь не стала последней ночью существования «Ордена епископов»?

– Нет. В Хэмбрик-Холле вырастет новое поколение. Епископы будут всегда.

– И возможно, будут и другие, как ты и твои друзья.

– Заклятые враги? Да, надеюсь.

– Когда ты отпустишь их из алтарного зала? – спросила она.

– Когда мисс Петти и другие юные леди сочтут, что они уже отомщены.

– О, но они могут никогда…

Уэст кивнул:

– Именно.

Она попыталась оценить, насколько серьезно он говорил, но не смогла.

– Когда ты так решил?

– Когда ты занималась Петти и другими девушками, а мы с друзьями убирали то, что сделали. Беквит потерял много крови, когда я разбил ему нос. Я решил, что будет несправедливо дать ему в своей крови захлебнуться. Херндон раскроил себе кожу на черепе, когда Норт приложил его к мраморной колонне. Ты знаешь, такие раны сильно кровоточат. И, спасибо любезности Саута, сэр Алекс лишился двух зубов. Я не знаю, какие травмы нанес епископам Ист, но, кажется, он нашел приятное разнообразие в том, чтобы дать мозгам отдохнуть, а кулакам поработать.

Рия все видела сама. Она знала, что не смогла бы отвернуться, даже если бы от нее потребовали. Ист действительно получал удовольствие, и то же можно сказать об остальных. Она не могла отрицать, что получала определенное удовлетворение, глядя, как под сокрушительными ударами епископы опускаются на колени. Когда один из них попытался проскочить к выходу, который она охраняла, Рия сама воспользовалась плетью Саута, загнав его обратно. На всякий случай Рия еще держала и пистолет, и, если бы обстоятельства заставили, она бы не преминула им воспользоваться.

И, тем не менее, она не знала, что за наказание определено для епископов теперь.

– Я хочу спросить: согласились ли твои друзья с тобой насчет заключения епископов там?

– Да. Конечно, они не получили справедливого возмездия, Рия. Я даже не убежден, что такая мера достаточно для них жесткая. Им будут давать воду и еду. И в одном этом сострадания больше, чем они демонстрировали в отношении молодых женщин, которых держали там пленницами. – Он положил руки ей на плечи и стал массировать мышцы. – Ты лучше нас знаешь, что происходило в «Цветочном доме».

– Знаю, – тихо согласилась Рия. – Но я думаю, что ты неправильно понял мою озабоченность. Я волнуюсь вовсе не за епископов, а за девушек, которые должны их там удерживать. Всякий раз, когда они заходят в алтарную комнату, чтобы приносить им еду и питье, они подвергаются опасности.

– Епископы не смогут ничего с ними сделать.

– Что ты хочешь сказать?

– Не рой другому яму, сам в нее и попадешь, – пояснил Уэст и в ответ на ее вопросительный взгляд добавил: – Они в цепях, Рия, и я совершенно уверен, что такая мера оправданна. Я не думаю, что Джейн или другие девушки захотят отпустить епископов раньше чем через неделю.

– А что, если они смалодушничают? Беквит умен. И другие тоже не дураки. Бедняга Джейн верила, что сэр Алекс в нее влюблен. Я не думаю, что она все еще может его любить, но ты должен учитывать возможность, что им удастся уговорить кого-нибудь из девушек их отпустить.

90
{"b":"11277","o":1}