ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дальнейшая карьера Зеботтендорфа может служить образцом судьбы «vцlkisch странствующего учёного». Он подвергся обструкции со стороны Туле за утрату списков людей, участвовавших в расстреле заложников; после 22 июня 1919 его перестали приглашать на собрания Туле. Его политические приключения на этом завершились и он вынужден был искать себе новую карьеру. Поскольку с 1913 года он прилежно изучал астрологию, это стало его основной деятельностью. В октябре 1920 он сменил Эрнста Тьеде на посту издателя журнала «Astrologische Rundschau». Тьеде в своё время подвинул Ланца фон Либенфельса на профетическое творчество. Он последовательно публиковал такой заметный оккультно-расистский текст как «Ur-Arische Gotteser-Kenntnis» (1917), в котором описывались мистерии и солнечные религии древних арийских теократий; он переписывался с Гвидо фон Листом о теософии и арманистской мудрости в Ветхом Завете. Зеботтендорф пошёл по его стопам. Между 1921 и 1923 он написал не менее семи астрологических прогнозов, которые завоевали высокий престиж среди современных немецких астрологов за их ясность и высокую эмпирическую точность. Он также издавал журнал в Bad Sachsa в горах Гарца вплоть до 1923. Он ведь всегда любил маленькие фешенебельные курортные городки, где мог спокойно выдавать себя за барона.

Весной 1923 Зеботтендорф уехал в Швейцарию. В Лугано он закончил свой оккультный трактат о дервишах «Baktashi» и их взаимосвязях с алхимиками и розенкрейцерами. Пробыв в Швейцарии весь 1924 год, он вернулся в Турцию. С 1926 по 1928 год он был почётным мексиканским консулом в Стамбуле, между 1929 и 1931 путешествовал по Соединённым Штатам и Центральной Америке. В какой-то момент стал рыцарем Ордена Империи Константина, роялистской, рыцарской организации, чья антибольшевистская идеология и аристократические атрибуты, должно быть, были ему очень дороги. В 1933 он возвращается в Мюнхен, чтобы воскресить Общество Туле в Третьем Рейхе, но скоро впадает в немилость у нацистских властей, поскольку считает себя предшественником национал-социализма. В начале 1934 года интернирован. Снова путь Зеботтендорфа лежит через Швейцарию в Турцию, теперь он находит себе работу у Герберта Риттлингера в немецкой разведывательной службе Стамбула, там он работает всю войну. Его бывший шеф вспоминал о нём как о нищенствующем и добродушном старом джентльмене, информация которого была совершенно бесполезна. Когда в сентябре 1944 немцы оставили Стамбул, Зеботтендорф получил пособие, которое позволило ему продержаться ещё год. После войны Риттлингер получил достоверную информацию о том, что 9 мая 1945 года старый барон бросился в Босфор. Риттлингер знал его последним и сказал о нём: «старый и одинокий барон был в конце своего пути; у него не было больше денег и никаких надежд даже на самые скудные источники. В день, когда был подписан мир, мысль о полном поражении должна была совсем уничтожить его». Так закончилась жизнь искателя приключений, соединившего ариософию с нацистской партией.

Священные руны и общество Эдды

В 1918 году старый вильгельмовский мир Германии был уничтожен окончательно. Война, на которую ушло четыре года, теперь казалась бесполезным жертвованием жизней, близких людей, юношеских надежд и стремлений и просто денег. Шок военного поражения был особенно неожиданен ввиду недавних успехов на Западном фронте и поражения России. Внезапное заключение мира подтверждало легенду об «ударе в спину» и о заговоре социалистов и евреев, предавших армии, находящиеся на фронтах. Тяжёлые условия Версальского мира тяжёлым бременем легли на истощённую и измученную страну: пришлось уступить бывшие территории Третьего Рейха, выплачивать значительные репарации деньгами и промышленной продукцией; присутствие иностранных войск в стране довершило унижение нации. Кайзер и правящие принцы отреклись, их место заняли неизвестные политики, приступившие к созданию парламентской демократии; все относились к ним как к ставленникам победителей и прочих врагов. Между 1918 и 1923 годами Германию потрясали местные восстания и гражданская война, попытки отдельных переворотов и перестрелки на границах с Польшей, разрушительная внутренняя инфляция. Хаос новой Республики контрастировал с имперским великолепием и пышностью предвоенной эры. Германия страдала от политических и культурных травм, мучительно пытаясь приспособиться к своим новым обстоятельствам.

Эта плачевная ситуация естественным образом способствовала возникновению идеологий, связанных с реставрацией безмятежного прошлого или по меньшей мере с устранением условий, ответственных за глубину падения Германии. Незначительное меньшинство монархистов прилагало усилия к возвращению изгнанного Кайзера, но большинство новых правых склонялось к радикальному разрыву со Вторым Рейхом. Апокалиптическая поэзия националистов возлагала надежды на возникающие повсюду Союзы и vцlkisch группы, готовые развязать борьбу против евреев, коммунистов и франкмасонов. Националистические революционеры, объятые романтическим духом флибустьеров вступали в Свободные Корпуса, и независимые армии, сражавшиеся в Балтийских государствах, против поляков и против коммунистов в самой Германии. Другие неоконсерваторы размышляли над необходимостью нового феодального порядка, корпоративного государства или Третьего Рейха. Молодёжное движение также было затронуто этим процессом. Молодые люди собирались в группы, объединявшие их чувством исключительного мужского сообщества, их атлетического совершенства и романтического национализма.

Новую поддержку на визионерских окраинах послевоенного vцlkisch движения получили оккультно-националистические идеи Гвидо фон Листа. В основном это было делом старых его сторонников, нашедших для себя новые аудитории. Эллегаард Эллербек, страстный поклонник Листа, начал резкую антиреспубликанскую кампанию, характеризующуюся поразительным разнообразием гностических, теософских и антисемитских идей: он поносил Союзников, осуждал материализм и превозносил немцев до божественного статуса. В своих Versailler Visionen (1919) он описывает тонкую ауру, сопутствующую каждой из европейских наций и выступающую функцией её духовного характера; работа завершается страстным «оккультно-арманистским» призывом, обращённым к согражданам: «Да знаете ли вы, что вы – боги?» В следующем году он издаёт роман, озаглавленный «Sonne Sonnings Sцhne auf Sonnensee» (1920), в котором символы солнечных религий смешались с vцlkisch утопиями и в приложении к которому были опубликованы четыре письма от Гвидо фон Листа. Эллербек читал лекции по всей Германии, провозглашая немцев наследниками крови древних языческих богов и писал антисемитские статьи с мистическим оттенком для газеты Дитриха Эккарта «Auf gut deutsh». В этот революционный период его воображение было одновременно апокалиптично и катастрофично. Однажды он заявил, что фриз дома Вальтера Ратенау, министра иностранных дел новой Республики, изображает казнь всех ныне правящих властителей, и тем обратил на себя внимание публики, поскольку еврейский политический деятель действительно был убит вскоре после этого. Об Эллербеке вспоминал даже Альфред Розенберг в своём тюремном дневнике, когда ждал исполнения приговора в Нюрнберге, в 1946.

Общество Листа продолжало существовать на новых штабквартирах в Берлине, под энергичным руководством Филиппа Штауффа, первого немецкого ученика старого мастера. Из своего дома на Мольткештрассе 46а в Берлин-Лихтерфельде Штауфф выпускал новые издания Арио-Германских исследований Листа (1920–1922). 17 июля 1923 он совершил самоубийство и его вдова Берта Штауфф взяла на себя управление издательством; Общество продолжало служить местом встреч и общения вступивших в него перед войной, членов Gennanennorden и новичков, появившихся в 1920-е. Тарнхари бывал в доме Штауффа, как свидетельствует об этом Гюнтер Киршхоф, оккультист, занимающийся генеалогией. Эберхардфон Брокхузен, Великий Мастер Germanennorden, работал как Президент Общества вплоть до своей смерти в марте 1939. Политическое влияние Общества Листа было весьма ограниченным, оно служило в основном для общения между кругом Штауффа и их Vцlkisch соратниками в Берлине. Тем более очевиден значительный вклад в контрреволюционное движение (послевоенный Мюнхен) со стороны Germanennorden и Общества Туле.

43
{"b":"11278","o":1}