ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вермац целиком ушёл в правую революционную деятельность, снова оказавшись на военной службе как «солдат передовой» и организовал в Пфорцхайме отделение национал-социалистического Sturmabteilung (SA). Несмотря на то, что между 1918и 1923 и затем вновь после экономического краха 1929 всех охватил боевой дух военного пиратства, Верман продолжал заниматься оккультизмом. Эту необычную идеологическую смесь обнаружил его собственный журнал «Der Wehrmann», (1930–1933), в котором такие вещи как духовная жизнь готов, немецкий мистицизм и евгеника рассматривались в терминах фронтовой борьбы. Поскольку раннее творчество Вермана включало в себя доктрину о золотом веке и призывало к уничтожению всех расовых меньшинств и установлению Великой Германской Империи, он может быть рассмотрен как один из расовых оккультистов, от литературной апокалиптики перешедших к военной деятельности. Верман оставался в Пфорцхайме и во время воздушных налётов в феврале 1945, потерял там всё. Сам подхватил пневмонию и умер от неё в Кальве 19 апреля 1945 года.

В апреле 1931 Рейхштайн перевёл своё издательство из Пфорцхайма в Прессбаум в Винервальде. В это время он опубликовал новое обращение, в котором предлагалось всем ариософским настроенным группировкам и отдельным лицам объединиться в «Ariosophische Kulturzeutrale» (AKZ), фактически – другое название его собственной группы. Он утверждал, что в этот союз уже входят берлинская группа под руководством Карла Керна; мюнхенская под руководством Вильгельма фон Арбтера; дрезденская – под руководством Георга Рихтера; лейпцигекая – под руководством Людвига Готца; венская – под его собственным руководством. Из Прессбаума Рейхштайн установил личные контакты с австрийскими представителями ONT в Вене. В июне 1931 в AKZ была открыта Ариософская школа (теперь Пфальцауэрштрассе, 97). Она рекламировалась как уютный пансион, построенный в здоровых и красивых окрестностях Винервальда с утренними духовными и физическими упражнениями по ариософским принципам. Рейхштайн читал лекции о каббалистике имён, тогда как гости от Карла Керна, Иссбернер-Халдан и Альфред Джудт, специалист по биоритмам, ожидались к концу лета. Сам Керн незадолго до этого отличился тем, что опубликовал Handbuch der Ariosophie (1932) и репринт классического труда по характерологии Иоханна Преториуса «Человек и характер» (1703). После этого первого успешного сезона, Ариософская школа вновь открылась в мае 1932. После торжественной встречи шестидесятилетнего юбилея Ланца фон Либенфельса, 8 мая 1932, с музыкой, торжественными чтениями и ариософскими псалмами, начались курсы по каббалистике имён, руническому оккультизму, йоге, дыхательной гимнастике и руническим упражнениям. Последней специальностью школа была обязана писателю и публицисту Фридриху Бернарду Марби, который с 1924 года издавал свой астролого-ариософский журнал «Der eigene Weg». Марби полагал, что индивид может расположить к себе благоприятные космические силы, систематически принимая позы, соответствующие форме рунических знаков.

Журнал Рейхштайна отражал широкий интерес многих слоёв немецкого и австрийского общества ко всем видам лечебной помощи, расслаблению, восстановлению, техникам самореализации. Существовала также заметная тенденция актуализации некоторых современных пограничных наук и соединения их с оккультными формами знания, если такой эклектизм мог помочь удержать какие-то элементы доктрины: так, Рейхштайн неизменно защищал теорию «пространственных энергий» Карла Шаппелера, открытия Френцольфа Шмида, касающиеся лечебных свойств некоторых неопознанных лучей и лечебные методы нетрадиционной медицины. Эксцентрические космологические теории также находили себе применение, доказательством может послужить номер, посвящённый Теории Мирового Холода Ганса Хорбигера и восторженный отчёт Ланца о работе Карла Ньюперта «Die Umwдlzung, die Erde-des All» (1930), в которой излагалась Теория Полой Земли; она предполагала, что поверхность земли является вогнутой, а наблюдаемое пространство внутри этой полой сферы образует собой весь универсум. Эта готовность принимать на веру любые глубокомысленные и причудливые построения говорит прежде всего о стремлении к идеологическому союзу среди различных направлений оккультной и иррационалистической мысли.

После экономического краха 1929 Рейхштайн и его круг начали присматриваться к удачам нацистской партии. Ланц первым выразил уважение фашистскому движению, установившему правые режимы в Испании, Италии и Венгрии, начиная с 1925. В начале 1930 Рейхштайн опубликовал каббалистические гороскопы для Германской Республики, Адольфа Гитлера и национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP). Республика оказалась во власти «сатурнианских влияний» и «чёрных магических сил», а предстоящий год должен был принести огромный успех Гитлеру и его партии. В апреле 1931 он опубликовал апокалиптический номер «Das Dritter Reich!», в котором в соответствии с оккультным разделением на тело, дух и душу национал-социалистическая партия отождествлялась с телом, способным стать движущим началом для духа и души ариософской культуры. Глубокомысленное разделение ролей опиралось на «Bibliomystikon» Ланца, «Attalantic» тексты, датируемые приблизительно 85 000 до н. э., открытые Френцольфом Шмидом и Георгом Ломером. Весной 1932 Рейхштайн приветствовал Гитлера как «божественное орудие». Настроение апокалиптического ожидания дало толчок для целой серии статей Эрнста Лахмана, пытавшегося предсказать будущее Германии в период от 1930 до 1932 на основе «историономии» Штромера фон Рейхенбаха. После захвата нацистами власти в Германии, Рейхштайн в апреле 1933 перебрался в Берлин для того, чтобы «быть в центре национального возрождения Германии». В столице он и Карл Керн начали публиковать Arische Rundschey, еженедельную газету, ведущую непримиримую борьбу против евреев, Рима и франкмасонов средствами ариософского расизма и оккультных предсказаний. Затем Рейхштайн издал книжную серию «Мудрость народа» (1934–1935), заключавшую в себе изложение «религии чистой крови». В 1944 Рейхштайн умер, практически незаметно, во Фрейбурге.

Основная роль характерологической группы Рейхштайна и его журнала в результате сводится к распространению ариософских идей среди маленьких кружков в немецких городах. Деятельность эта не прекращалась даже в так называемые годы стабильности с 1924 по 1929, а достигла пика между 1929 и 1933, когда экономическое положение резко ухудшилось, политическая ситуация поляризовалась. Ариософские лекции существовали в это время на фоне резкого подъёма самой разношёрстной среды: ревивалистов, шарлатанов, одержимых верующих. Рудольф Оден, журналист того времени, описывал всех этих фиглярствующих сектантов, изобретателей и даже алхимиков, составлявших армию странствующих проповедников. Они находили себе новых обращённых не только среди бедных и невежественных, но и среди промышленников, генералов, бывших членов королевской семьи. Сефтон Делмер писал о том, что военное поражение Германии, инфляция, экономическая лихорадка, затем стабилизация, поток иностранных денег в страну и, наконец, экономический крах, – всё это в результате создавало атмосферу нереальности, которая всячески способствовала появлению касты «людей чуда». Рейхштайновские рекламы сокровенные книг, гороскопов и другие таинственные консультации специальные медицинские препараты, мыло, успокоительные мази, зубная паста, а также его предупреждения против «шарлатанов» доказывали его принадлежность к такой касте. Кроме того, круг Рейхштайна постоянно выражал свою признательность Ланца фон Либенфельсу за то, что благодаря ему, удалось избежать бессмысленной жизни и депрессии. Ариософия, несомненно, была существенным элементом, способствующим облегчению стресса и разочарования среди людей; переживших обман всех ожиданий и девальвацию культурных ценностей в последние годы Германской Республики.

Карл Мария Виллигут, личный маг Генриха Гиммлера

Арманисты, ариософисты и рунические оккультисты, с которыми мы встретились до сих пор, обладали в той иной степени стереотипным мировоззрением. В их доктринах шла речь о возвышенных и сверхчеловеческих предках, чей древний гностический закон нёс арийцам мудрость, власть и благополучие, пока не был вытеснен чуждыми и враждебными культурами. Предполагалось, что эти предшественники скрывали своё венценосное знание в таинственных формах (рунах, мифах, традиций) и оно могло быть расшифровано только их духовными наследниками, которыми и являлись современные ариософы. Лист, Ланц фон Либенфельс, Горслебен и другие выдающиеся ученики гностической сокровищницы одушевляли собой жизнь секты, некоторые из их идей или символов могли проникнуть в более широкое социальное окружение. Таким образом, эти люди, конечно, влияли на общее мифотворческое настроение нацистской эры, но нельзя сказать, что они прямо определяли поступки тех, кто занимал ответственные посты и был наделён реальной политической властью и ответственностью.

49
{"b":"11278","o":1}