ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем наступила гробовая тишина, зловещая, напряженная. Медленно поворачивая голову, девочка осмотрелась. Там, где раньше был мост, зияла пустота. От поезда тоже не осталось и следа.

И тут Элен заплакала. Сначала тихонько, потом все громче, навзрыд. Она оплакивала себя, Катрин, Мари и маму. Оплакивала мост, Париж и всю Францию.

Подполз Эдмонд, начал ее успокаивать.

Случилось чудо: они уцелели в этом аду. Самое главное, что они живы, а опаленные волосы быстро отрастут.

Перестав рыдать, Элен вытерла глаза и прошептала благодарственную молитву. Через пять минут дети уже стояли на твердой земле по другую сторону пропасти. Не прошли они и несколько метров, как их окружила группа людей в пестрой одежде и с оружием в руках.

«Только бы не боши, – подумала Элен со щемящим чувством. – После того, что мы испытали!»

Она не заметила, как люди опустили ружья, не заметила их рваной одежды, их беззлобных взглядов. Она так долго сдерживала в себе страх и ненависть, что сейчас, не раздумывая, бросилась на какого-то мужчину. Сжав кулаки, она неистово колотила по его животу, царапалась, брыкалась.

– Боже мой! – воскликнул кто-то с мягким туринским выговором. – Ну и дикарка! Просто животное какое-то!

Дикарка? Животное? Элен резко обернулась. Почему он так хорошо говорит по-французски? Значит, это предатели, сотрудничающие с врагом!

«Ну, я тебе сейчас покажу, свинья! – решила она. – Я сделаю так, что тебе будет больно». Нагнувшись, Элен подняла с земли большой камень и занесла его над головой.

Мужчина без видимых усилий отобрал у нее орудие мести.

Элен охватила дрожь. У нее уже не осталось никаких сил. Их снова схватили. Напрасно Катрин и Мари принесли себя в жертву.

Элен бессильно опустилась на землю, и по щекам ее заструились слезы. Она ревела как раненый зверь.

– Мы твои друзья. – «Побитый» сел на корточки и заглянул ей в глаза. – Откуда ты?

Элен молча отвернулась. Она им ничего не скажет. Даже если будут ее пытать, как Мари.

– А ты откуда? – раздалось рядом.

– Из Парижа, – ответил Эдмонд.

– Из Парижа? – удивился мужчина. – И вы прошли весь этот путь? Совсем одни? Как тебя зовут?

– Эдмонд Жано.

– А ее? – Он указал в сторону Элен.

– Это моя сестра Элен. Двух других моих сестер и маму схватили боши. Они и нас разыскивают. В газетах написано, что нас похитили, но нас никто не похищал. Мы убили двух немцев, и за это они хотят убить нас. Мама прятала дома передатчик. С него все и началось.

– Твоя мама сражалась за Францию, – произнес партизан. – Ты должен гордиться ею.

Элен внезапно все поняла и смутилась.

– Значит, вы те самые якобы похищенные дети, – задумчиво протянул собеседник. – И все это время вам удавалось прятаться?

Эдмонд кивнул.

– Мы пробираемся к тете, – сказал он.

– Куда?

– В Сен-Назер.

Партизаны переглянулись.

– До него еще очень далеко.

Последнее, что помнила Элен, были крепкие мужские руки.

– Идем с нами, маленькая француженка, – прошептал незнакомец с нежностью. – Мы позаботимся о том, чтобы вы благополучно добрались до Сен-Назера.

НАСТОЯЩЕЕ

Среда, 10 января

Глава 1

В десять Элен вошла в конференц-зал и тихо закрыла за собой дверь. Единственным украшением ее элегантного костюма от Шанель была большая золотая брошь, приколотая к отвороту.

Члены Совета директоров, ожидая ее, уже сидели вокруг стола. Из-за дверей доносились отзвуки их оживленной беседы, но с приходом Элен все разом смолкли. Натянуто улыбаясь, она прошла к своему месту, но не села, а осталась стоять, дабы лучше оценить обстановку.

Все сидели на своих обычных местах. Фон Айдерфельд, как всегда, пытался избежать яркого верхнего света, рядом с ним с наглой усмешкой на раскрасневшемся лице разместился граф. Следующей была З.З., невероятно элегантная в своем черном костюме, как и подобает вдове. Маленькая шляпка с вуалеткой наполовину прикрывала ее лицо. Она улыбалась и непрерывно курила; дым от ее сигарет плотной завесой поднимался к потолку. Напротив нее со скучающим выражением лица сидел д'Итри и что-то рисовал на листочке лежавшей перед ним бумаги.

В глубине зала, скрестив ноги и разложив на коленях блокнот, застыла Сфинкс. Ей предписывалось стенографировать выступления.

Дверь внезапно открылась, и в комнату вошел Эдмонд. Он быстро пересек зал, взял стул и сел рядом с Элен.

Сестра вопросительно посмотрела на него, он чуть заметно покачал головой. Итак, брат только что вернулся с совещания в «Манхэттен-банке». Послезавтра истекает срок погашения займа в десять миллионов долларов. Он ходил туда, чтобы добиться продления срока, но увы…

Если не произойдет чуда, банк заберет у нее двадцать процентов акций «ЭЖИИ» и бросит сидящим здесь хищникам на съедение. Таким образом, она утратит свой контроль над «ЭЖИИ», поскольку в ее руках останется только тридцать один процент акций, что ничтожно мало. На этот раз у противников будет достаточно власти, чтобы скинуть ее. Уже сейчас со всей определенностью можно сказать, что они изберут нового президента. Перспектива мрачная, но в конце концов Юбер имел наглость ясно дать ей понять, что так оно и будет.

Сама мысль о том, что он – или кто-нибудь другой из их компании – будет сидеть в ее офисе и управлять корпорацией, приводила ее в трепет. Она чувствовала себя матерью, из рук которой вырывают единственного ребенка. «ЭЖИИ» и была для нее любимым ребенком. Ладно, сейчас не время предаваться эмоциям. Она просто обязана быть спокойной.

Глубоко вздохнув, Элен словно шагнула на сцену и начала заседание.

– Доброе утро, – произнесла она спокойно, без единого намека на душевные страдания. – Заседание Совета директоров объявляю открытым.

Всем нам очень дорого наше время, поэтому предлагаю строго придерживаться повестки дня. Однако, – она взглянула на ухмыльнувшегося Юбера, – мне прекрасно известно, что вы критикуете меня за стиль управления корпорацией. Вряд ли я сумею ответить на жалобы, связанные с моей личностью, просто при первом же удобном случае рассмотрю те из них, которые непосредственно относятся к нашей издательской политике.

Итак, перейдем к делу. Всем вам раздали копии перспективного плана на этот год. Прошу вас начать обсуждение.

Сев, Элен взяла свою копию и открыла ее на первой странице.

Никто из присутствующих даже не потрудился открыть план.

З.З. натянуто улыбнулась и небрежно отодвинула свою копию.

– Я понимаю, как для нас важен этот план, – вкрадчиво начала она, – однако, по-моему, с ним можно повременить. Есть дела и поважнее, и они тоже касаются будущего нашей корпорации.

Сложив руки, Элен устало посмотрела на З.З. она ожидала чего-то подобного.

– Какие именно? – уточнила она.

З.З., улыбнувшись еще шире, подняла вуаль и неторопливо откинула ее на верх шляпки.

– А такие, которые касаются всех и каждого. – Она выдержала паузу. – Руководство корпорацией.

– Хорошо, – кивнула Элен. – Выкладывайте все, что наболело.

З.З. встала. Ее прищуренные зеленые глаза прямо-таки блестели от возбуждения. Значит, они сейчас опять начнут свою любимую игру в кошки-мышки.

– Вчера вечером, – замурлыкала З.З., – мы с джентльменами сидели вот за этим столом и непринужденно… скажем так… болтали. Мы все пришли к единому мнению, что последние несколько лет дела нашей корпорации шли успешно. Однако твое упорное желание издавать новый журнал заставляет нас опасаться за ближайшее будущее. Мы также обеспокоены тем фактом, что у тебя возникли финансовые затруднения. Конечно, в любом другом случае нас бы это не касалось, но так как ты использовала под заем двадцать процентов акций корпорации и не можешь теперь рассчитаться с банком, то мы все чрезвычайно встревожены.

Элен не сводила с З.З. пытливого взгляда. «Не можешь рассчитаться!» Эти хищники чертовски хорошо информированы. Они знают то, что им совсем не положено знать. В статье вчерашнего номера «Уолл-стрит джорнэл» лишь делалось предположение о ее неплатежеспособности, сегодня же они уже все знают наверняка. Интересно, кто в банке распустил язык? Может, Гор?

20
{"b":"11282","o":1}