ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Много лет назад…

Внезапно время для Элен заскользило в прошлое. Возможно, причиной тому послужило завораживающее зрелище красных шариков, посланных в воздух умелой рукой и ловко пойманных с такой гипнотической ловкостью. Или может, причиной стали крики детей. А может, во всем виновата весна, запах» которой витал в воздухе? Так или иначе, но что-то открыло давно запертую на замок дверцу ее памяти и у нее перед глазами поплыли воспоминания детства. Голова ее закружилась, к горлу подступила тошнота. Впечатление было таким, будто она несется на каруселях и весь мир несется и кружится вместе с ней.

Словно находясь в трансе, она повернулась и продолжила прерванную прогулку, но на сей раз это была не бесцельная прогулка праздношатающегося человека. Теперь у нее была цель, и она шла к своей цели, влекомая неведомой силой, словно какой-то невидимый магнит тащил ее в определенном направлении. Вмиг стих шум большого города, крики детей снизились до шепота. Единственным громким звуком был стук ее каблучков по мостовой, который с каждым шагом становился все громче и отчетливее, словно раскаты грома. Даже мостовая под ее ногами пришла в движение и стала коробиться, словно череда набегающих волн.

И вот над ее головой грянул гром. Ее бросило в жар, она обвила руками фонарный столб, чтобы не упасть. Тело ее обмякло, и она безжизненно повисла на руках.

Какой-то пожилой человек участливо посмотрел на нее.

– Что с вами, мадемуазель? – спросил он встревоженно. – Вам плохо?

Глубоко вздохнув, Элен мотнула головой. Мужчина двинулся дальше.

Следующие полчаса она шла не останавливаясь. Головокружение прошло, голова прояснилась, а следом пришло и новое понимание. Теперь она знала, чего хочет.

Девушка без труда нашла крутую каменную лестницу, что вела на вершину холма. Прошло почти десять лет, а казалось, было только вчера.

Вот перед ней маленький сквер, а вот и скамья, где она обычно играла с куклой Антуанеттой. Вокруг та же акация, и деревья такие же голые, что и в тот раз.

А там, через аллею, стоит дом. Элен с любопытством рассматривала его. Теперь, когда она выросла, он кажется гораздо ниже. И какой-то весь обшарпанный. Дверь канареечно-желтого цвета навеки исчезла, но окна первого этажа все еще закрывали решетки с причудливыми узорами и, как и прежде, над крышей торчали белые купола собора Сакре-Кер. В воздухе висел тяжелый запах жирной пищи. Кто-то готовил свиное рагу.

Вот в этом доме она и жила бы сейчас, если бы тетя Жанин не продала его без всякого на то разрешения, с горечью подумала Элен. Он по праву принадлежал ей и Эдмонду. Дом украли у них из-под носа. Губы Элен крепко сжались. Украли…

Девушка продолжала рассматривать дом. Если бы… если бы он все еще принадлежал им, она бы сейчас избежала многих проблем. У нее были бы отдельная гостиная и кухня, выходящая дверью в сад. Ей бы не пришлось сейчас ютиться в одной комнатенке с Гаем Барбо. Возможно, она даже имела бы постоянный доход от сдачи комнат верхнего этажа. Не было бы проблем с деньгами, постоянных стычек с непреклонной консьержкой, не было бы нужды копаться в отбросах, собирая сгнившие фрукты…

Внезапно голова опять пошла кругом, и Элен без сил опустилась на скамью.

Словно при замедленной съемке, перед ней поплыли страшные картины прошлого: мама, которую бош без пощады ударил сапогом в живот. Даже сейчас она слышала ее жуткий крик от нестерпимой боли. Потом в ушах раздался громкий выстрел ружья, который отбросил Мишель к кухонной двери, где она и осела, точно мешок с картошкой.

Элен резко поднялась и быстро зашагала прочь. Слезы застилали ей глаза, и она то и дело вытирала их руками. Нет, этот дом не для нее. Она никогда не захочет вернуться сюда снова. Никогда.

«Хорошо, что этот вор Пьер продал его, – убеждала она себя, идя по булыжной мостовой. – Что толку пытаться жить в доме, полном отвратительных призраков?»

Она чуть ли не бежала в их с Гаем комнатушку. Его компания сейчас была ей крайне необходима.

Когда она вернулась, окно все еще было открыто. Комната промерзла. Гай не проронил ни слова. Он сидел на полу, прислонившись к стенке и устремив взгляд на «Гиперболическое Вознесение».

Переступив через палитру, Элен уселась рядом. Ей ничего не надо было объяснять, она и сама видела, что работа закончена.

Элен вдруг молча встала и вышла из комнаты. Ровно через десять минут она вернулась с бутылкой шампанского. Конечно, это безрассудство: каждое су было у них на счету, но… Девушка наполнила шампанским бутылки из-под молока, служившие им питьевыми емкостями, и протянула одну из них Гаю. Они молча чокнулись.

– За твой шедевр, – торжественно провозгласила Элен. – За твое будущее!

Гай молча кивнул. Да, картина удалась, к тому же на его стороне Андре Лихтенштейн, настоящий гений в области открытия новых талантов.

Гай улыбался. Дорога к известности и славе проторена. Кто знает, может, со временем из него выйдет второй Пикассо или второй Дали. Сейчас все казалось возможным.

Но этого никогда не случится.

Глава 3

Вне себя от счастья, Элен вихрем пронеслась мимо испуганной мадам Герэн и, перепрыгивая через две ступеньки, взлетела по лестнице. Пот струился по ее лицу, и сердце выскакивало из груди, когда, распахнув дверь, она ворвалась в комнату.

Гай с удивлением посмотрел на ее раскрасневшееся лицо.

– Что за пожар? – поинтересовался он. Открытым ртом хватая воздух, Элен села на кровать.

– Не могла дождаться… Спешила сообщить тебе… Все время бежала…

– Отдышись, – сказал Гай. – Потом все расскажешь. Принести тебе воды?

Элен кивнула, затем дрожащими руками схватила бутылку и стала жадно пить.

– Теперь мы богаты! – выпалила наконец она. – Я нашла работу!

– Что? – Гай крепко схватил ее за плечи и повернул к себе. – Где? Каким образом?

Глаза Элен сияли.

– По объявлению. Я не стала говорить тебе о нем, чтобы напрасно не обнадеживать. Наконец-то у нас будут деньги! Мы сможем купить еды и даже заплатить за квартиру!

Вскочив на ноги и подняв руки над головой, она стала неистово отплясывать фламенко. Прищелкивая пальцами, она отбивала чечетку и все время напевала:

– Мы богаты! Мы богаты!

Снизу застучали в потолок. Но только выбившись из сил, Элен повалилась на кровать.

– Ну? – сказал Гай. – Ты что, будешь плясать всю ночь или, может, все-таки расскажешь, какую работу и где ты получила?

– Вообще-то ничего особенного. Я буду работать гардеробщицей, но зато это недалеко от дома и я смогу ходить на работу пешком, даже в дождь. Я думаю, что первой вещью, которую я себе куплю, будет зонтик. – Глаза Элен сияли. – Как хорошо будет ходить с зонтиком под дождем! Теперь я больше никогда не вымокну!

– Так ты будешь работать гардеробщицей? – переспросил Гай.

– Ну да. – Элен беззаботно махнула рукой. – Я понимаю, что это не бог весть что, но говорят, там хорошие чаевые.

– И где же это?

– На улице Тур-д'Овернь.

– Это, случаем, не «Фоли де Бабилон»?

– Ты там был? – удивилась Элен.

Гай покачал головой, и их взгляды встретились.

– Нет, я там не был, но много о нем слышал. Это не совсем подходящее для тебя место, Элен. У него… скажем так… плохая репутация.

Элен сердито набросилась на него:

– Не совсем подходящее? Репутаций? Значит, я не должна там работать только потому, что это ночной клуб?

– Нет, потому что именно там мужчины снимают, девушек, и это девушки особого сорта. Ты понимаешь, о чем я?

– О проститутках. Ну и что из этого? Я не проститутка и не собираюсь ею становиться. Я буду просто гардеробщицей.

– Тогда поступай как хочешь. Я думаю, ты там не задержишься. У них большая текучесть кадров.

Гай поднялся с кровати и, сунув руки в карманы, в раздражении стал ходить по комнате.

– Нам нужны деньги, Гай! Как ты не понимаешь? Это наш единственный шанс. Через две недели нам снова платить за квартиру. И мне хотелось бы нормально питаться.

42
{"b":"11282","o":1}