ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 2

Роберт Ровен прибыл на паромный терминал Стейтен-Айленда на пятнадцать минут раньше. Разыскав мужской туалет, он решил пока туда не заходить, а убить время, гуляя по терминалу.

Печально завыла сирена, из туманного полумрака вынырнул паром. Спустя минуту он ударился о терминал, по сходням посыпались пассажиры. Ровен поежился и засунул руки в карманы. В плаще было холодно, несмотря на то, что он надел теплый вязаный свитер и пиджак. К тому же он глупо себя чувствовал с красной гвоздикой в петлице. Она привлекала к нему всеобщее внимание. Как в плохом триллере, ей-богу! Время приближалось к восьми, пора было в мужской туалет. Войдя, он настороженно осмотрелся. Ни у писсуаров, ни в кабинах никого не было. Стрелки на часах показывали пять минут девятого.

Прошло еще несколько минут, и он услышал, как дверь за его спиной открылась и с шумом захлопнулась. Затаив дыхание, он осторожно посмотрел через плечо. Какой-то мужчина в деловом костюме. Вот он подошел к соседнему писсуару, поставил на пол портфель. Зип! – молния расстегнута, послышался характерный звук льющейся жидкости.

Ровен краем глаза взглянул на мужчину. Собравшись уходить, тот повернул голову, и Ровен быстро отвел взгляд. Послышались шаги, через минуту дверь открылась и с шумом захлопнулась. Он опять был один.

Ровен решил, что с ним сыграли злую шутку. Надо же, как он поддался! Миллион долларов! Да никто, будучи в своем уме, никогда добровольно не расстанется с миллионом долларов. Ни под каким видом и уж меньше всего по причине получения акций на сумму десять миллионов долларов для издательской компании. А ведь надо было только пошевелить мозгами, и он бы сразу понял, что над ним подшутили. В общем, надо поскорее забыть обо всей этой чепухе и вернуться в офис. Какой же он все-таки дурак! Миллион долларов!

И вдруг взгляд его зацепился за какой-то предмет на полу. Мужчина забыл свой портфель! Надо догнать его и сказать ему об этом!

Он быстро подошел к портфелю, и тут по телу его поползли мурашки. На портфеле сияла медная пластинка с именем. Его именем!

Роберт Ровен.

Неужели такое возможно? Может, он грезит наяву или просто сошел с ума? Но, взявшись за ручку портфеля, он сразу почувствовал, что это не сон. Портфель был тяжелым. Неужели и впрямь деньги? Но такой же тяжелой может быть и бумага или свинец и Бог знает что еще.

Он зашел с портфелем в одну из кабинок и закрылся там. Сев на унитаз, положил портфель к себе на колени и как завороженный уставился на него.

«Ну, ты и простак, – нашептывал ему внутренний голос. – Как же тебя разыграли!»

Но его руки уже лежат на защелках. Щелчок. Сердце его бешено колотилось. Он откинул крышку и… чуть не задохнулся. Внутри лежали аккуратные пачки денег, и каждая пачка была склеена белыми полосками бумаги со штампом банка. На каждой пачке было проштамповано: 10 000 $. А пачек было пятьдесят.

Он пощупал банкноты и покачал головой. Деньги были не фальшивыми. Деньги были самыми настоящими.

Значит, никакая это не шутка.

Глава 3

– Хитрые сволочи!

Лицо Юбера де Леже побелело от ярости, но неровные пятна на щеках от лопнувших кровеносных сосудов оставались багряными. Он тупо посмотрел на телефон в своей руке, затем со злостью швырнул его на пол. Издав последний жалобный звонок, телефон ударился о столик золоченой бронзы и утонул в длинном ворсе роскошного ковра эпохи короля Эдуарда. Бросившись к двери, де Леже что было силы пнул ее и, распахнув дверь, выскочил из библиотеки. Его грудь высоко вздымалась, дыхание стало хриплым и прерывистым. Он скатился вниз по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и в холле, дико озираясь по сторонам, заорал:

– Эдуард!

В тот же миг из-за двойной двери гостиной появился невозмутимый дворецкий.

– Да, месье граф? – как ни в чем не бывало, спросил он. Юбер злобно посмотрел на него.

– Машину! Пусть немедленно подадут мою машину!

– Да, месье граф. – Дворецкий повернулся и не спеша, направился к двери.

– Поворачивайся быстрее, ленивый осел… – В припадке злобы Юбер запнулся, тщетно стараясь подобрать более выразительное бранное слово. – Давай двигай! – закричал он, срываясь на визг.

– Слушаюсь, месье граф, – сказал дворецкий, сохраняя достоинство. На лице его не дрогнул ни один мускул. Он давно уже привык к брани хозяина и стоически переносил ее.

Когда «мерседес» наконец подкатил к порогу, Юбер как ошпаренный выскочил из дома, даже не удосужившись накинуть на себя пальто.

– К «Пьеру!» – крикнул он шоферу.

Набирая скорость, «мерседес» бесшумно заскользил по Шестьдесят восьмой восточной улице.

Выпить, вот что надо сделать! Юбер, наклонившись вперед, распахнул дверцу бара в машине и пошарил рукой внутри. Обхватив за горлышко бутылку арманьяка, он немного повертел ее в руках и облизал губы. Они вдруг стали сухими и растрескавшимися.

Быстро, не теряя ни секунды, он стал вынимать пробку. Послышался милый сердцу хлопок и шипение. Улыбнувшись, Юбер поднес бутылку ко рту и, припав к ней, стал шумно всасывать в себя живительную влагу.

Алкоголь, обжигая горло, теплом растекся по его телу, принеся приятное расслабление. Он откинулся на сиденье и тупо уставился в окно.

Она все-таки успела! Прямо у него под носом, нарушив все правила игры, сумела незаметно для него выйти замуж за самого богатого в мире человека – будь он проклят! – и что еще хуже, выплатила банковский заем! Как? Как, как, как такое стало возможно?! Как это могло случиться без его ведома? Неужели все уже было предрешено, когда она неделю назад на пути в Нью-Йорк сделала короткую остановку в Англии? А ведь он не придал тогда этому особого значения. Он был уверен, чертовски уверен, что у него все козыри. Но почему его детективы не напали на их след? За что он им так щедро платит? И кроме всего прочего, как удалось Найджелу Сомерсету покинуть Англию и проникнуть в Нью-Йорк без его ведома? За Сомерсетом должны были следить днем и ночью.

Глаза Юбера сверкали от ненависти. Какого же дурака он свалял! Каких-то шесть с половиной часов назад он скинул в руки Ровена пятьсот тысяч долларов. Целых полмиллиона. Ни за что ни про что!

Его снова затрясло от ярости, когда он вспомнил о своих телефонных звонках. Пока он сам не позвонил по телефону, у него не было ни малейшего представления о том, что происходит. Никто не удосужился даже проинформировать его. А этот Ровен! Он сделал большой глоток арманьяка. Какой же он сукин сын, этот Ровен!

Ничего, он до него еще доберется! Так или иначе, но он проследит за тем, чтобы его банковской карьере пришел конец.

До тех пор, пока он днем не поговорил с Ровеном, все, казалось, находилось под контролем. Нельзя сказать, что он что-то заподозрил. В конце концов, он сам издалека убедился, что Ровен, вышел из туалета с портфелем в руках. Он и сам не знал, что заставило его позвонить Ровену. Просто позвонил, чтобы удостовериться, ну и, конечно, еще раз надавить.

– Роберт Ровен, слушает, – послышался в трубке знакомый голос.

– Все в порядке? – спросил Юбер шепотом. Тем самым, свистящим шепотом, который он использовал при разговоре с банкирами. – Вы пересчитали деньги?

– Прошу прощения? – недоуменно отозвался управляющий.

Сердце де Леже оборвалось.

– Деньги! – дико выкрикнул он. – Вы их пересчитали?

– Кто это? О каких деньгах вы говорите? – В голосе Ровена чувствовалось явное возмущение.

Юбер тупо посмотрел на трубку. Здесь явно что-то не так.

– Вы прекрасно знаете, о каких деньгах идет речь! – прохрипел граф. – О тех самых деньгах, что были в портфеле, который вы подобрали в мужском туалете!

– Весьма сожалею, сэр, – вежливо отозвался Ровен. – Видимо, вас неправильно соединили.

– Слушай, ты, кретин! – злобно орал Юбер. – Имей в виду, ты здорово поплатишься, если вздумаешь надуть нас!

– Прошу прощения? – уклончиво повторил Ровен.

68
{"b":"11283","o":1}