ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того как Юбер, пулей вылетев из комнаты, громко хлопнул дверью, фон Айдерфельд сразу же направился к окнам. Одну за другой он снова задернул шторы, затем подошел к столику, на котором стоял телефон. Наклонившись, открыл потайной ящик и извлек два кожаных футляра. В одном был его паспорт, в другом бумажник. Этот паспорт и этот бумажник на всякий случай всегда были у него под рукой. Паспорт был его билетом в новую жизнь, а бумажник поможет ему туда добраться.

Быстро рассовав по карманам дорожные чеки и наличные, он набрал номер телефона вертолетной службы, которая располагалась на вертолетном поле рядом с Пятьдесят девятой Стрит-Бридж. Он предупредил их, чтобы вертолет был готов через двадцать минут. Затем он набрал другой, хранящийся в памяти номер в Нью-Джерси. Элен запретила ему когда-либо пользоваться транспортными средствами частных компаний. До сих пор он следовал ее инструкциям, однако всегда имел наготове самолет «леар». Вот и сейчас крылатая машина ждала его в аэропорту Тетерборо. Сначала они полетят в Даллас, где самолет, подзаправится, оттуда в Мехико, затем в Панама-Сити и через Анды, джунгли и пампасы – в Уругвай. У него припасено пятнадцать миллионов долларов. Два миллиона в банке на депозите, надежно спрятан миллион наличными, двенадцать миллионов золотом и драгоценностями лежат в надежном месте, о котором знают только он и Хельга.

А, в общем, ему нет нужды паниковать. Годами он щедро финансировал высокопоставленных лиц в правительствах нескольких стран. Причем стоило находившимся у власти лидерам смениться или пасть, а в Южной Америке это сплошь и рядом, как он немедленно налаживал контакты с новыми. Кроме Уругвая, на случай непредвиденных обстоятельств у него еще два запасных варианта: соседний Парагвай и Коста-Рика. Жаль, конечно, что он уже никогда не сможет сидеть у кормила власти в «Фон Айдерфельд индустри» и никогда уже не ступит снова на столь любимую им германскую землю. Он будет скучать по смене времен года, солнце будет слепить его глаза и жечь кожу. В Южной Америке все шиворот-навыворот. Ладно, в Пунта-дель-Эсте его ждет готовый дом, и дизайнеры предусмотрели в нем затененные лоджии и толстые ставни, препятствующие проникновению солнечного света. И Хельга будет довольна: там есть бассейн олимпийских размеров.

Кроме того, время от времени его, возможно, смогут навещать сыновья. Так он, по крайней мере, сможет контролировать бизнес, и «Фон Айдерфельд индустри» впоследствии расширит свои владения. Скандал, затеваемый Юбером, коснется корпорации и его сыновей, но не сильно навредит. Компания в основном имеет дело с нефтью и ее производными, а в том и другом ощущается острая необходимость. У Германии нет своих нефтяных ресурсов, а потому правительство сделает все возможное, чтобы не разрушить «Фон Айдерфельд индустри». Что же касается Рольфа и Отто, то они оба усыновлены и его прошлое на них не отразится. Они прекрасно знают, как выжить. Угрозы де Леже безвредны и вызывают одно только раздражение. Впрочем, ему уже давно пора отойти от дел: он стар и устал и оставшиеся годы проведет в обществе Хельги.

Пятнадцать минут четвертого Карл фон Айдерфельд вышел из отеля «Пьер». На улицах уже зажглись фонари. Подняв воротник пальто, он надвинул шляпу на глаза и сунул руки в карманы. Как любой турист или местный житель, он останавливался у дорогих магазинов и глазел на сверкающие витрины. Он не крался, не бежал, и у него не было даже багажа. В нагрудном кармане у него были только необходимые для жизни вещи: бумажник и паспорт.

Все остальное пусть остается в прошлом.

Фон Айдерфельд не торопясь, дошел до вертолетной площадки на Ист-Ривер. Только когда вертолет пролетел над сверкающим ущельем Манхэттена и, скользнув по темнеющему небу, повернул в сторону Нью-Джерси, из его груди вырвался вздох облегчений.

Да, они с Элен имели гораздо больше общего, чем казалось на первый взгляд.

Они оба умели выживать.

Глава 4

Белый «роллс-ройс» Элен подкатил к гудронированной полосе, где ее уже ожидал самолет компании «ЭЖИИ». С неба вдруг повалил пушистый белый снег. Элен, закутавшись в пушистую рысью шубу от Макс Реби Монтана, вылезла из машины. Следом за ней показался Найджел.

Элен вся сияла от счастья. Впервые в жизни даже зима, которой она всегда так боялась, не смогла омрачить ее радость. С трудом верится, но они с Найджелом наконец-то поженились и отправляются в свадебное путешествие.

На «ролле» падал желтый свет овальных боковых иллюминаторов; на крыльях самолета и на фюзеляже мерцали красные и белые мигалки. Все было готово к полету.

Внезапно Элен охватила паника: а что, если это ей только снится? Возможно… Затаив дыхание, она посмотрела на «Солнце Сомерсетов». Бриллиант в двадцать восемь карат по-прежнему сверкал у нее на пальце. Элен с облегчением вздохнула: все в порядке, она Элен Сомерсет, семнадцатая герцогиня Фаркуарширская.

– Ваша светлость… – дотронулся до ее локтя Найджел и дурашливо отвесил низкий поклон.

Элен счастливо захихикала и бросилась ему на шею.

– Поосторожнее со мной, глупый мужчина, – предупредила она шутливо. – Как герцогиня, я требую к себе уважения. – Внезапно посерьезнев, она погладила Найджела по щеке. – Найджел, – прошептала она, – что же мне с тобой делать?

– Все что угодно. – Он улыбнулся и притянул ее к себе. Редкие снежинки терялись в ее иссиня-черных волосах и в потоке огней сверкали, как драгоценные камни. Щеки ее раскраснелись, глаза блестели… – Боже мой, какая же ты красивая, – прошептал счастливый супруг.

– Ты тоже, дорогой, – ласково произнесла она и невольно вздрогнула.

Найджел почувствовал этот любовный трепет и прильнул к ее губам. Они слились в сладостном поцелуе.

– О моя дорогая, – проговорил он, отстранившись, – если б ты только знала, каким счастливым ты меня сделала!

– М-м-м, – замурлыкала она в ответ и снова поцеловала его в губы.

Вдали поднялся в воздух «Боинг-747». Звук работающих моторов громом прокатился по небу.

– Нам, пожалуй, пора, иначе наша летающая карета превратится в тыкву, – сказал Найджел, приглашая ее на посадку.

– Или того хуже: дорогу для этой летающей кареты засыплет снегом.

Рассмеявшись, они стали подниматься на борт. Элен шла по трапу первой. У самого входа муж пригнул голову.

– Всего один Дюйм, – пожаловался он. – Я, наверное, единственный человек на свете, который имел несчастье родиться всего на один дюйм выше, чтобы уже никогда не вставать в полный рост ни в самолетах, ни в кабинах крейсеров.

– Это тебе в наказание, – съязвила Элен, – за то, что ты всех заставляешь обращать на себя внимание.

Она огляделась. Все готово к взлету.

Полированные столики в целях безопасности сложены, верхние огни над иллюминаторами горят, замшевые сиденья приведены в вертикальное положение. Пульт управления в кабине пилота сверкал, словно на карнавале, красным, зеленым, голубым.

Элен нахмурилась: странно, место пилота пустует.

– Где Хендрикс? – спросила она второго пилота. Он не торопясь, повернулся, и она вздрогнула. Это был совершенно незнакомый ей человек. Невысокий, какой-то невзрачный. Правда, сквозь пилотские очки в серебристой оправе на нее смотрели холодные как лед голубые глаза.

– Кто вы? – озадаченно спросила Элен. Какое-то время Хамелеон смотрел на нее в упор. Затем медленно поднялся и, пройдя между сиденьями, остановился прямо перед ней. Элен скользнула по нему взглядом и застыла, не веря своим глазам. Кровь заледенела в ее жилах. На нее глядело дуло пистолета «браунинг».

– Некто по имени Дама шлет вам свой привет, – спокойно сказал Хамелеон и нажал на спуск.

Глава 5

Прошло девять бесконечных часов, прежде чем доктор Вейнер распахнул дверь. Он заметно осунулся. Под глазами от усталости синели глубокие темные круги.

– Доктор Вейнер! – бросился к нему Эдмонд, а за ним и малышка Элен.

– Мы делаем все возможное, миссис Жано, – устало произнес врач. – Пусть вам послужит утешением то, что наш госпиталь самый лучший в стране и три самых выдающихся хиру…

70
{"b":"11283","o":1}