ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты, значит, опять встречаешься с этим музыкантишкой? В голосе его звучала издевка.

О Господи, он… он следил за ней! Эта мысль подействовала на нее как удар. Ей показалось, что она сейчас потеряет сознание. Нет, этого не может быть! Это не может происходить с ней. Судорога пронзила тело, она едва не выронила трубку.

— Тебе не следовало с ним встречаться, Вера, — заговорил он каким-то странным речитативом, словно увещевая непослушного ребенка. — Это грозит ему большой опасностью.

— Ты не посмеешь! — Вера почувствовала, как страх вытесняется гневом. — Я сообщу в полицию. Я расскажу, что именно ты…

— Заткнись! Я доберусь до твоего драгоценного музыкантишки раньше, чем подоспеет полиция. Я сейчас на углу у его дома.

— Врешь, подонок!

— Вера, Вера! Что за выражения! — Он издевался над ней. Однако в следующую секунду в голосе его появились угрожающие нотки. — Твой пианистишка сейчас внизу, в баре, вместе со своим толстяком-менеджером. Я их отсюда вижу, Вера.

Вера подавила всхлип. Неужели это возможно? Неужели он действительно видит Мишу? Или просто блефует? Что же делать? Голова шла кругом. Тысячи различных вариантов проносились в мозгу, однако она чувствовала, что не может ясно мыслить.

— Давай встретимся, — произнес он.

— Встретиться?! С тобой?!

— Ну да. В Виллидж. Как в старые добрые времена. Только ты и я. Вдвоем. Выпьем, походим, поговорим.

Сама мысль о встрече с ним привела ее в ужас. Он действительно сумасшедший! Он может попытаться что-нибудь с ней сделать в отместку за Мишу.

Господи! А что, если он уже знает, что они собираются пожениться? Ее охватил такой страх, какого она никогда в жизни не испытывала. Внутри все сжалось в тугой комок. Что же делать?

Однако она уже это знала. Сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться.

— Хорошо, Саймон. Где ты хочешь встретиться?

— Тут есть небольшое кафе, на Уэст-стрит, на пересечении с Кристофер-стрит, чуть к северу, на боковой улочке. Ты его увидишь.

— Хорошо, я приеду. Только мне нужно время, чтобы одеться и поймать такси.

— Чао.

Саймон повесил трубку.

Несколько минут Вера сидела словно окаменев. Потом соскочила с кровати и начала действовать. Пошла в гардеробную, достала старые джинсы, черную майку, черные кроссовки. Быстро надела все это. Нашла старую бейсбольную кепку, надвинула на самый лоб, высоко подобрав волосы. Порылась в ящиках среди аккуратно уложенного белья, нашла подарок отца, который он сделал ей несколько лет назад. Положила в сумку вместе с кошельком, повесила ее через плечо, схватила ключи и выбежала на улицу ловить такси.

Она потягивала охлажденное шабли, внимательно наблюдая за Саймоном. Тот уже влил в себя порядочное количество виски, и его явно развезло. В кафе почти никого не было. В среду вечером боковые улочки обычно безлюдны, если не считать редких случайных прохожих. И бесконечный поток транспорта на Уэст-стрит тоже начал спадать.

Вначале, увидев Саймона со спутанными грязными длинными волосами, сидящего в небрежной позе, она держалась с ним очень настороженно. Голубые глаза его сверкали. Как ни странно, до сих пор они не коснулись в разговоре ни его телефонного звонка, ни Миши. Саймон, похоже, этого не хотел. Вера же боялась каким-нибудь случайным словом вызвать его ярость. Он, казалось, доволен уже тем, что видит ее здесь. Вел себя так, словно ничего необычного не произошло. Говорил о своей последней выставке в Лондоне, о том, над чем сейчас работает.

Может быть, этим все и закончится… Может быть, в конце концов удастся просто встать и уйти. Она помчится прямо к Мише, они сообщат в полицию. Может быть, ей не придется… Но как узнать, что у него на уме, что он собирается предпринять дальше?

— Ты все еще настаиваешь на прогулке?

— Ну да. — Он улыбнулся. — Ты готова?

— Как скажешь.

Она изо всех сил старалась не показывать своего нервного напряжения.

Саймон попросил счет. Официант принес и тут же скрылся. Саймон отсчитал деньги, положил на стол. Встал, потянулся.

Господи, она уже забыла, какой он огромный, мускулистый! Как же она сможет совершить то, что задумала… если до этого дойдет?..

Она быстро поднялась на ноги, подошла к нему. Он обнял ее сильной рукой за плечи.

— Пойдем прогуляемся на пирс.

Он указал в сторону реки. Вера попыталась улыбнуться.

— Как хочешь.

Он крепко прижал ее к себе. Он пошли вверх по шоссе до берега реки, свернули на дорогу, огороженную цепочной оградой.

— Смотри, — Саймон указал на разрыв в ограде, — можем перелезть здесь и пройти до самого конца пирса.

— А это не опасно?

— Нет, я видел, люди так делали.

Он помог ей пролезть в дырку. Они пошли по пирсу в темноту Гудзона. На краю остановились, глядя на далекие огни Нью-Джерси.

— Как странно и красиво… — проговорила Вера.

— Да.

Небо заволокло облаками. Звезд не видно. И никого вокруг, лишь мощные порывы ветра да отдаленный гул транспорта.

Вера вздрогнула. Саймон привлек ее к себе. Погладил по плечу. Однако ее била дрожь не от холодного ветра. Нет. От сознания того, что ей, возможно, придется совершить. И лучшего места для этого не найти.

Саймон повернулся к ней. Глаза его блеснули в темноте.

— Ты собираешься за него замуж? Это правда?

Он больно сжал ей плечо.

Второй раз за сегодняшний вечер Вера почувствовала, что сейчас потеряет сознание. Как ему ответить? Он сжимал ее плечо снова железными тисками. Господи, он убьет ее! Она совершенно беспомощна, она здесь как в ловушке.

— Я… я же согласилась встретиться с тобой, Саймон. Ты ведь этого хотел?

— Ты мне не ответила. — В глазах его появилось какое-то странное торжество. — Но это и не обязательно. Я знаю. В Лондоне все об этом знают.

— Мне больно! Отпусти меня, Саймон.

Он медленно покачал головой, глядя ей в глаза:

— Вряд ли. Если я не могу тобой обладать, то и никто не сможет.

Вера попыталась вырваться. Невозможно… Неожиданно он засмеялся.

— Ты будешь прекрасно смотреться, когда всплывешь.

Ее обдало горячей волной гнева, смешанного со страхом. Она начала яростно вырываться, попыталась ударить его ногой. Он снова засмеялся. Ослабил хватку, подтолкнул ее к краю. Вот он, ее шанс! Она резко повернулась и что было силы ударила его коленом в пах. Он задохнулся от боли. Выпустил ее, согнулся. Одна нога соскользнула с парапета. Глядя невидящими от боли глазами, он хватался руками за воздух, но через несколько мгновений свалился вниз, словно сломанная игрушка. Раздался тяжелый всплеск. Вере показалось, будто она ощутила тяжесть его тела там, внизу. Она смотрела широко раскрытыми от ужаса глазами. Долгое время не могла двинуться с места, слыша собственное прерывистое дыхание. Потом осторожно опустила глаза вниз. Темная вода плескалась о столбы пирса. И больше ничего.

О Господи! О Господи!

Ее начало рвать. Сандвич с тунцом вышел наружу. Слезы хлынули из глаз. Однако она продолжала напряженно всматриваться в черную воду, ища там Саймона. Вода по-прежнему спокойно плескалась о столбы пирса…

Наконец Вера поднялась на ноги, попятилась от края. Судороги сотрясали тело. Она едва не захлебнулась собственной слюной. «Возьми себя в руки! — приказала она себе. — Все кончено. Теперь надо выбраться отсюда». Она утерла рукой глаза, потом рот. Вытерла руку о джинсы. Сделала глубокий вдох, повернулась и пошла обратно по пирсу, стараясь не сорваться на бег. Дошла до цепочной ограды, нашла дырку, пролезла, дошла до шоссе, поймала такси. Оказавшись наконец в своей безопасной квартире, вынула из сумки револьвер, положила обратно в ящик. Слава Богу, что не пришлось им воспользоваться!

Ее опять начала бить дрожь, из глаз снова полились слезы. Но ведь она собиралась им воспользоваться, она готова была пойти на убийство, чтобы защитить Мишу. Из груди вырвались тяжелые рыдания. Что же она за человек?! Что за чудовище такое?!

Глава 29

Свадьбу праздновали в синагоге на Пятой авеню. Все присутствовавшие сошлись во мнении, что это самое грандиозное и экстравагантное событие даже в кругу наиболее богатых и влиятельных людей, выдающихся музыкантов и прочих представителей мира искусства, получивших американское гражданство.

52
{"b":"11284","o":1}