ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не уходи далеко от дома, а то попадешься дураку Вилли.

Вилли и его семья были далеко не такими опасными, как их принято было считать. Они просто отличались от всех. Их беды были результатом кровосмешения, происходившего на протяжении нескольких поколений. Они не представляли бы совсем никакой угрозы для окружающих, если бы их оставили в покое. Но к сожалению, им постоянно досаждали, провоцируя ответные действия.

Дженни подходила к хибаре пригнувшись, чтобы ее не увидели ни Вилли, ни женщины, случись они в это время дома. Подобравшись к самой лачуге, она выпрямилась и, прижавшись к стене, осторожно заглянула внутрь сквозь заросшее грязью оконное стекло. Дженни удовлетворенно кивнула, заметив в комнате одного Вилли. Он сидел в старом кресле-качалке, что-то напевая себе под нос. Никого из женщин видно не было. Дженни это тоже устраивало. Ей нужно было застать Вилли одного: от этого зависел успех ее плана.

Она слегка отодвинулась от окна и сделала знак своим спутникам. Те, пригибаясь, побежали к ней через высокий бурьян.

— Кто там внутри? — прошептала Лоренда.

— Только дурак Вилли.

— А ты уверена?

— Еще бы, конечно, — раздраженно проговорила Дженни.

— Ну и дальше что будем делать? — поинтересовалась Лоренда.

— Мы его выманим из хибары, вот что мы сделаем.

Лоренде такой ответ явно пришелся не по душе. Она беспокойно поджала губы.

— Очень надо, чтобы он за мной погнался, — сказала она, поеживаясь.

— Не беспокойтесь, — заверила Дженни. — Если он побежит за кем-то из нас, остальные его отвлекут, поняла?

Ред и Лоренда неохотно кивнули.

— Если я закричу, бегите к дому. Ты, Ред, стой у окна и наблюдай. Если у меня получится что-то не так, как я задумала, я рассчитываю целиком на твою помощь.

— А разве ты его не боишься? — В голосе Реда чувствовался благоговейный страх.

— Нет, не боюсь, просто хочу его немного расшевелить. Не переживайте за меня. Просто сделайте то, что мы наметили.

— А потом что? — настаивал Ред.

«А потом, — с коварством подумала Дженни, — я наобещаю ему златые горы». Но вслух она этого не сказала, чтобы не отпугнуть Реда и Лоренду. И добавила про себя: «Я пообещаю встретиться с ним в парке, у эстрады, когда стемнеет. Только меня-то там и не будет. Туда пойдет Элизабет-Энн».

Заккес вернулся с ранчо Секстона в хорошем настроении и поднимался к себе, бодро насвистывая, но, увидев подсунутый под дверь комнаты конверт, умолк. Затем поднял письмо, разорвал конверт и нахмурился, несколько раз пробежав глазами короткое послание. Составлено оно было слегка витиевато.

«Заккес!

Надеюсь, что вы меня извините, но я не смогу встретиться с вами сегодня, как мы условились, поскольку мне немного нездоровится.

Элизабет-Энн».

Заккес задумчиво похлопал себя письмом по ноге, тяжело вздохнул и выглянул в окно. Напротив, через улицу над кафе «Вкусная еда», мягко светились окна. За одним из них была Элизабет-Энн.

Ему захотелось навестить девушку, но, поразмыслив, он решил, что если она заболела, то не захочет никого видеть.

Заккес бросился на кровать и, закинув руки за голову, угрюмо уставился в потолок. Он чувствовал себя очень одиноко. С удивлением молодой человек отметил про себя, что Элизабет-Энн незаметно вошла в его жизнь, оказывая на нее все большее влияние.

Когда стемнело, Элизабет-Энн поспешила в парк, где они договорились встретиться с Заккесом. Хотя уже спустились сумерки, оделась она с особой тщательностью. Собирался дождь, и она захватила с собой зонтик.

Выйдя из дома, Элизабет-Энн взглянула вверх на окно в башенке. Оно светилось мягким светом, но движения в комнате заметно не было. Девушка нахмурилась. Она подумала, что Заккес перед уходом должен был погасить свет.

На минуту она заколебалась. Но потом решила, что он не выключил свет, торопясь увидеть ее. Должно быть, он уже ждал ее в условленном месте.

Взгляд ее скользнул вдоль улицы. В пяти кварталах от нее находился парк, где ей предстояло встретиться с Заккесом.

Девушка заторопилась. Шла она упругой и легкой походкой, на душе было светло. И все же она сильно волновалась: ей не терпелось узнать, чем закончилась его беседа с Тексом Секстоном. От этой встречи зависела их судьба.

Она уже почти добралась до условленного места, когда первые капли дождя зашлепали по пыльной дороге. Девушка пробежала оставшиеся несколько метров и укрылась под навесом эстрады. Дождевые капли звонко барабанили по жестяной крыше. Элизабет-Энн огляделась: он стоял, облокотившись о перила. Темная фигура была почти незаметна на темном фоне. Она невольно улыбнулась. Он стоял к ней спиной, делая вид, что не замечает ее. Тихонько ведя зонтиком по перилам, Элизабет-Энн, осторожно ступая, двинулась в его сторону и, подойдя почти вплотную, мягко сказала:

— Я увидела в твоем окне свет и подумала, что ты еще дома. — Она протянула руку и тронула его за плечо, с удивлением почувствовав, что на нем грубая на ощупь рубашка. Одновременно ее поразил исходивший от него неприятный запах.

Внезапно грубые руки скользнули по ее плечам, и сильные пальцы больно сдавили грудь.

— Ой! — вскрикнула, стараясь освободиться, Элизабет-Энн. Она ткнула ему в лицо растопыренными пальцами, силясь другой рукой оттолкнуть его. Наконец ей это удалось, она отшатнулась и в ужасе уставилась в темноту.

Ее глаза встретились с жестким взглядом поблескивавших в ночи глаз.

По щекам девушки текли горячие слезы. В голове у нее все смешалось: «В чем дело, что случилось, он всегда был таким ласковым со мной и чутким. Никогда он не вел себя со мной так грубо, никогда не причинял боли. Что же с ним произошло?»

Яркая вспышка молнии осветила все вокруг, и Элизабет-Энн смогла отчетливо разглядеть стоявшего перед ней человека. От страха у нее в глазах помутилось, а в ушах загремели слова дразнилки, с которой дети приставали к дураку Вилли.

Кто там за тобой следит
И схватить норовит?
Это Вилли, дурак Вилли.
А его старуха с дочкой
Затащить в подвал вас хочет.

За короткие секунды при свете молнии Элизабет-Энн успела подробно рассмотреть жуткое создание, стоявшее перед ней: в его глазах горел дикий огонь, из полуоткрытого рта бежала слюна, но что повергло ее в неописуемый ужас, так это вид его возбужденной плоти, выглядывавшей из расстегнутых брюк.

— Ты мне сказала! Ты говорила, что хочешь меня! — завывал Вилли. — Ты мне обещала!

Элизабет-Энн почувствовала, как к горлу подкатила тошнота. На минуту ей показалось, что она теряет сознание.

«Держись! — твердила она себе. — Не смей падать в обморок. Тогда ты не сможешь убежать. А тебе надо обязательно от него убежать!»

Усилием воли она заставила себя сделать неуверенный шаг назад, затем еще и еще. Снова сверкнула молния, потом темнота еще больше усугубила происходивший кошмар. Но и в кромешной тьме девушка ощущала Вилли рядом с собой: ботинки его громко стучали по доскам настила. Он медленно приближался.

Элизабет-Энн отскочила и вдруг почувствовала спиной неожиданную преграду: перекладины и поручни эстрады. Крик замер на ее губах.

Вилли метнулся к ней: она ощутила его зловонное дыхание. Его грубая щетина колола ей лицо, сильные руки вновь схватили ее, стали безжалостно щипать и тискать. Она отчаянно старалась освободиться, но силы были слишком неравные. В голове у нее пронеслась мысль: «Все ненормальные наделены необычной силой. Если не можешь его одолеть, не трать сил зря, — сказала она себе. — Притворись, что падаешь в обморок. Он разожмет руки, и ты сможешь освободиться». Она заставила себя полностью расслабиться и услышала, как он охнул от удивления, но из рук ее не выпустил. Элизабет-Энн сделала глубокий вздох, собрала все свои силы и резко откинулась назад, увлекая за собой Вилли. Ломая ограждение эстрады, они полетели вместе на землю в грязь.

52
{"b":"11285","o":1}