ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни не стоило так сильно переживать о сроках, поскольку Тексу сразу же доложили, что за домом на западном пастбище какая-то женщина что-то рисует. Он вышел на веранду и посмотрел в ту сторону, где трудилась Дженни, но устроилась она достаточно далеко, и Текс ничего не смог рассмотреть.

Он усмехнулся и покачал головой. С тех пор как умерла его жена Иоланда, от женщин не было отбоя. Одни не скрывали своих намерений, другие пытались устроить «случайные» встречи. Так или иначе, у них на уме было только одно — интриги, но еще ни одна не додумалась до того, чтобы прийти к его дому под предлогом занятий живописью.

— Оригинально, — пробормотал Текс, — очень своеобразно.

Он взглянул на небо. Было около половины четвертого. Через три часа солнце зайдет. Она не сможет рисовать в сумерках, интересно в таком случае, что предпримет дальше.

Текс послал за одним из работников.

— Иди и посмотри, что она собирается делать, — велел Текс. — Но не говори, что я здесь.

— Мне ее выпроводить? — спросил молодой ковбой.

— Зачем? — удивился Текс. — Здесь, у моего дома, женщина, я должен использовать эту возможность наилучшим образом.

Работник ушел, а Текс подумал: «Все женщины одинаковы, все глупые и всегда их видно насквозь. Все от меня чего-то ждут, но никому еще ничего не перепало, разве что шлюхам из Мексикана-Таун. По крайней мере они честны в своих намерениях. Может быть, эта воображает, что она другая? Если так, то ее ждет сюрприз».

Но сюрприз ждал его, он и предположить не мог, что ему противостоит человек с таким же, как у него самого, коварным и злым умом.

Время шло, а у Дженни так и не было уверенности, что сегодня ей удастся встретиться с Тексом Секстоном. Она начала сознавать, что план ее оказался весьма уязвимым и зависел от множества случайностей, устранить которые она была не властна. К примеру, ее мог прогнать любой работник Текса, Один к ней уже подходил, но она намекнула о полученном разрешении. Он что-то пробормотал в ответ, посмотрел на рисунок, на который она наносила краски, и, почесав озадаченно затылок, зашагал обратно к дому. У Дженни появилась надежда, что он приведет Текса Секстона.

В начале шестого Текс снова вышел на крыльцо и посмотрел вдаль. Женщина продолжала свое занятие.

Текс подозвал одного из работников.

— Пойди и передай женщине мое приглашение вместе пообедать, — сказал он. — И предупреди Кармен, чтобы поставила еще один прибор.

Работник кивнул. Спустя пятнадцать минут он постучал в кабинет Текса.

— Она отказалась, — доложил он, растягивая слова.

Текс встал и принялся задумчиво расхаживать по кабинету, заложив руки за спину.

В других случаях приглашение в дом действовало безотказно. Неужели она действительно отличалась от других женщин?

Было уже шесть часов, быстро сгущались сумерки. Снова появившись на пороге, Текс взглянул на небо и удовлетворенно кивнул. Смеркалось, края облаков порозовели, солнце садилось, и тени стали длиннее.

Он задумчиво смотрел в сторону Дженни. Сначала он хотел подождать до темноты и посмотреть, что она станет делать, но неожиданно для себя почувствовал необходимость в женском обществе. Отказ от приглашения пообедать мог означать или то, что она очень хорошо играла свою роль, или то, что он на самом деле ее не интересовал, в чем он сильно сомневался.

Удивительно, но ее присутствие странным образом волновало его. Две недели у него не было женщины. В этот день он намеревался послать в Мексикана-Таун за одной из проституток, но, узнав, что в его владениях появилась женщина, изменил свое решение.

Засунув руки в карманы, Текс зашагал через двор, обогнул пруд и направился туда, где продолжала упрямо рисовать Дженни. Она стояла, гордо выпрямившись, одна рука на бедре. Даже издали Текс разглядел, что она стройна, — этого не мог скрыть даже простой покрой ее костюма для верховой езды.

Дженни решила, что не станет играть роль кокетки, она знала, что многие выбрали эту тактику и не добились успеха. Нет, она будет держаться гордо и независимо, будет стоять к нему спиной и обернется только в последний момент. Вот тогда он увидит ее лицо и оценит.

Когда за спиной у нее раздались шаги, сердце ее екнуло. «Неужели он все-таки пришел, — подумала она, — или это опять кто-либо из рабочих?»

Дрожащими руками она взяла кисть, обмакнула ее в банку с водой, набрала немного красной краски и, подняв руку с кистью, готовилась сделать мазок, как вдруг…

— Вы вторглись в частные владения, — раздался за ее спиной низкий голос, прозвучавший с нарочитой медлительностью.

— О! — Дженни изобразила на лице удивление, словно не слышала его шагов, и одновременно провела кистью по влажной бумаге. На рисунке остался широкий красный, словно кровавый след. — О нет! — воскликнула она и, уперев руки в бока, мрачно оглядела рисунок. — Ну вот, посмотрите, из-за вас я все испортила.

— Рисунок не очень-то удался, — хмыкнул Текс.

Дженни резко оглянулась, стараясь не показывать, что знает, кто перед ней, и дерзко вскинула голову.

— А что вы понимаете в живописи?

— Я думаю, что вопросы следует задавать мне, — сказал Текс, удивленно подняв брови, ситуация его явно забавляла. Он окинул ее взглядом с головы до ног. Когда Текс шел через поле, ему пришла в голову мысль, что молодая женщина действительно приехала, чтобы писать этюды, хотя в это верилось мало, одежда ее, однако, подтверждала его мысль. Она была на редкость хороша и обольстительна: на лице горел румянец возмущения, темно-синие глаза, опушенные густыми длинными ресницами, казались загадочными на фоне красноватых закатных лучей, подчеркивающих ее привлекательность. Дженни была хорошо сложена. Ее клетчатая с высоким воротом блуза была расстегнута до груди, что могло показаться неприличным, если бы не кружевной носовой платок, которым она предусмотрительно ее прикрыла.

Взгляд Текса остановился на ее груди. Девушка казалась молоденькой и незащищенной, очень женственной и в то же время агрессивной. Сверкающие ее глаза не оставили его равнодушным. У других женщин в его присутствии глаза становились круглыми от страха и заискивающими. Они постоянно льстили ему, но эта девушка вела себя совсем иначе. И Текс неожиданно почувствовал, что его неудержимо влечет к ней, как ни к кому раньше.

Она отвернулась, заметив, однако, вспыхнувшие в его глазах огоньки, и, склонив голову набок, критически оглядела погибшее творение.

— Возможно, вы и правы, рисунок не очень удался. — Дженни сорвала свой неудавшийся этюд и смяла его. — Мне кажется, у меня совсем нет таланта.

— Тогда зачем вы продолжаете рисовать?

Она медленно обернулась к нему.

— А чем еще здесь можно заниматься?

— Можно найти много занятий… — он красноречиво посмотрел на нее.

— Ха, — рассмеялась Дженни. — Я совсем другое имела в виду, и если вам доставит это удовольствие, то приношу свои извинения, что вторглась в ваши владения. А теперь мне пора, уже темнеет. — Дженни стала быстро собирать вещи.

Неожиданно она почувствовала, как сильные пальцы словно тисками сжали ее запястья. Он повернул ее лицом и крепко прижал к себе.

— Пустите меня! — отчаянно вырывалась Дженни.

Текс засмеялся, сжал ее еще сильнее и поцеловал, она крепко закусила губы. Когда он отпустил ее, Дженни отступила на шаг, покачнулась и крикнула, вытирая рот:

— Животное! Грубое животное!

— А разве вы не этого хотели? — фыркнул от смеха Текс.

— Откуда вам знать, что я хотела!

— Все очень просто. Вы пришли сюда, хотя не могли не заметить предупреждающие таблички. — Он говорил, а сам не сводил с нее глаз. — Я мог бы вас застрелить.

— Вы бы не посмели. — Она вызывающе вздернула подбородок.

— Даже очень посмел. Это мои владения. Я — Текс Секстон.

— А я — Марта Вашингтон! — огрызнулась Дженни, дерзко глядя на него.

Текс повернулся и пошел к дому. Дженни облизнула губы, оценивая ситуацию. Она чувствовала, что наступил решающий момент. Сейчас или никогда. Такой возможности больше не представится. Если Текс не заметит, что несчастный случай подстроен, дело будет сделано. Дженни чувствовала, что возбудила Текса, и довольно сильно. «Только не оглядывайся, — внушала она ему. — Иди, Текс Секстон, и не смотри назад».

60
{"b":"11285","o":1}