ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник дебильного кота
Спасти лето
Ремейк кошмара
Земля лишних. Два билета туда
Цвет надежды
Тролли пекут пирог
Тобол. Мало избранных
Довмонт. Неистовый князь
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Содержание  
A
A

Мэри: Хотите на этой неделе заключить контракт добиться решения жить и наслаждаться жизнью?

Джо: Да.

Участник группы: Как у вас возник позыв к самоубийству? Я об этом ничего не услышал.

Мэри: (Отвечает пациенту, а не задавшему вопрос. Мы не любим разговаривать о людях, только с ними.) Вы выросли без заботы и нормального питания. Выросли с матерью, по какой-то причине не желавшей вас. Она передавала вас с рук на руки, а когда вы были с ней, не заботилась о вас. Медсестры, если хотят, могут выбрать смену и поудобней, чем с 3 до 11.

Боб: Итак, вы получили, может быть не прямо, предписание «Не будь».

Мэри: И ваша тетя не настолько хотела вас, чтобы нормально кормить. Все выглядит так, как будто многие люди не замечали, каким вы были симпатичным ребенком.

В этом диалоге выявилось еще несколько важных моментов. Часть, представляющая Маленького Профессора, очень изобретательна. Когда Джо заключил контракт не убивать себя, но не принял новое решение, «маленький мальчик» начал больше есть, используя это как способ подчиниться невысказанному контракту. Раннее сообщение было: «Если ты не ешь, ты болен». И таким путем маленький мальчик может всем противостоять, как бы говоря: "Видите ли, я просто делаю то, что мне сказали!". Было бы лучше, если б его прежний терапевт привел Джо к антисуицидальному решению в дополнение к контракту — это могло удержать Джо от медленного самоубийства с помощью переедания.

Другое решение проблемы: толстые люди могут учиться есть только неприятную для них пищу и избегать привлекательной. Если человек продолжает придерживаться такой «диеты», то раньше или позже тело само себя защитит.

Многие толстяки вылизывают свои тарелки в качестве подхалимажа перед голосами из детства. Прося их не доедать все до конца, мы передаем им некие новые сообщения, которые они сначала могут услышать как Взрослые, а затем встроить их в своего Родителя.

Мы не использовали телепатию, когда спросили Джо о самоубийстве. Каждый раз, услышав, что пациентом пренебрегали, мы думаем о возможном самоубийстве и спрашиваем о нем. Так мы часто замечаем очевидное или даже скрытое.

Я доведу тебя, даже если это меня убьет

Эти пациенты внешне выглядят скорее разгневанными, чем депрессивными, но они так же стремятся к ранней смерти, как и суицидальные пациенты, отчаявшиеся пациенты, пациенты с установкой «буду работать много, чтобы доказать вам» и наркоманы.

Подумайте о погоне по шоссе со скоростью 100 миль в час, погоне полицейских за грабителями. Подумайте о грабителях, которые носят огнестрельное оружие, участвуют в вооруженных ограблениях, садятся в тюрьму, лелеют свой гнев и там, терроризируют других заключенных, убивают охранников. Воспитанные в гневных семьях, эти люди и выросши полны гнева. Когда они подставляют себя смерти (в соответствии со сценарным решением довести других), они становятся не менее мертвыми, чем те, которые убили себя в очевидной депрессии. Пациент, дальше всего прошедший по пути «Я вас доведу, даже если это и убьет меня» — это параноик, придумывающий себе врагов.

Вот уже 14 лет мы работаем с персоналом комиссии по делам несовершеннолетних штата Калифорния. Эти замечательные люди каждый день имеют дело с юными плутами, скрывающими под маской гнева и «отсвечивающего» поведения глубокую депрессию. Один из способов достучаться до ребят — перенести их сценарий на бумагу. Когда правонарушитель видит, что по сценарию он планирует умереть к 25 годам, он, возможно, почувствует необходимость серьезной терапии. Он обнаружит, что сам в ответе за разрушение себя, что мир не нацелен довести его, если только он сам не вынудит мир это сделать. Постепенно он научится ценить себя достаточно сильно для того, чтобы оставаться в живых.

Тот же подход можно применять и ко взрослым преступникам. Мартин Гродер, работавший раньше в федеральной тюрьме Мэрион, создал выдающуюся программу для взрослых заключенных, многие из которых имели пожизненные сроки за убийства без права досрочного освобождения. Несколько лет назад на трехдневном семинаре, который мы проводили в этой тюрьме, один из заключенных размышлял вслух о плане побега, который, вероятнее всего, привел бы не только к убийству охранника, но и к его собственной смерти. Терапевтическим выбором для него было решиться не убивать себя и расстаться со сценарием «Я вас достану, даже если это и убьет меня». Движение, начатое Гродером и другими, превратило некоторых преступников в терапевтов, успешно работающих с другими заключенными (так же, как и с людьми за пределами тюрьмы). Гродер использовал комбинацию ТА, гештальт-терапии, первичного крика и других подходов.

Заключение

Основными в принятии нового решения при депрессии можно считать по крайней мере четыре шага:

1. Взрослый антисуицидальный контракт.

2. Работа Ребенка по выходу из тупика второй степени, в течение которого Ребенок борется против предписания и заново решает жить.

3. Работа Ребенка по выходу из тупика третьей степени, в течение которого приспособившийся Ребенок расстается с представлением о себе, как о никчемном и незначительном человеке, а свободный Ребенок признает свою внутреннюю ценность и объявляет себя достойным жить.

4. Пациент становится себе родителем, и новый Родитель любит и заботится о Ребенке.

10. НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВОСТИ: ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Зак — очень необычный клиент. Работая с удивительным мужеством, он за три семинарских дня навсегда избавился от невроза навязчивости. Конечно же, мы не предполагаем, что любой человек с 10-летним стажем (!) бесконечного мытья рук, запутывания следов, навязчивых мыслей и достоянных сомнений может вылечиться за три дня. Но поскольку большинство авторов утверждают, что подобные Заку пациенты не поддаются лечению в принципе, мы решили описать работу с ним в качестве доказательства обратного — возможности излечения людей, страдающих неврозом навязчивости.

В пятницу утром мы начинаем свой семинар с представления участников друг другу. Их 14, половина — терапевты. Шестнадцать терапевтов, съехавшихся на четырехнедельный семинар, выступают в роли наблюдателей. После процедуры знакомства мы переходим к контрактам: «Представьте, что уже середина дня воскресенья, семинар закончился. Вы уезжаете, выполнив то, что хотели выполнить. Что в вас изменилось?». Зак отвечает пятым:

Зак: У меня больше нет навязчивого невроза (Говоря, он потирает руки как при мытье и сидит, уставившись в пол. Он — светловолосый, красивый, выглядит моложе своих 22 лет; хотя в каком-то ракурсе он выглядит старше из-за напряженного выражения лица.)

Боб: В чем выражается у вас невроз навязчивости? Как вы изменились, когда уехали?

Зак: Я не волнуюсь, не задавил ли кого-нибудь, хотя и знаю, что не задавил. Я не останавливаюсь и не еду назад, чтобы посмотреть, не задавил ли я кого-нибудь. (Он приводит и другие примеры своего маниакального поведения, такие как постоянное мытье рук и проверка, выключен ли свет.)

Боб: Так. В течение семинара не ведите себя маниакально, хорошо?

Зак: Да, я понимаю, это — правило. Доктор В. мне это объяснил. (Доктор В. дважды принимал Зака по направлению от его работодателя, после чего направил его к нам. Зак продолжит терапию с доктором В.)

Боб: Когда вы соберетесь сделать что-нибудь, что связано с невротической навязчивостью, предайтесь вместо этого какой-нибудь сексуальной фантазии.

Самая важная часть работы на эти выходные была уже выполнена: Зак согласился изменить свое поведение и должен осознать, что он может управлять своими симптомами. Ранее мы предупредили его терапевта, что не примем Зака без этого наипервейшего шага.

Предложение Боба относительно «сексуальной фантазии» тоже необыкновенно важно. Боб предположил, что Зак может изменить свои мысли. Боб попросил его пофантазировать на тему секса, потому что, как показывает наш опыт, навязчивые мысли и маниакальное поведение часто используются приспособившимся Ребенком как защита против запрещенных сексуальных мыслей и чувств. Это задание — прорыв через ранние запреты и перемещение на сторону свободного Ребенка. Если клиент не соглашается выполнять задание, мы понимаем, что здесь-то и зарыта собака, и видим направление будущей работы. Если он говорит, что "не может управлять своими мыслями ", мы будем искать пути показать ему, что он «может» это делать. Если он разрешает себе иметь сексуальные фантазии, это может привести к новому решению быть сексуальным и расстаться с неврозом.

58
{"b":"11286","o":1}