ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

МАКС (читает нарочно вслух, тревожно глядя на Марту): «Я должен был по делу отлучиться Стоп Нахожусь Каракасе Отель Бристоль Стоп Забыл заплатить по чеку на Нашэнал Сити Банк, Park Avenue Branch, семь тысяч долларов Стоп Срок сегодня Стоп Вы чрезвычайно обяжете внеся покрытие банк».

МАРТА (истерически): Где это Каракас?

МАКС (не без гордости в интонации): В Венецуэле… Проклятье волчицы исполнилось!

БАРОНЕССА (не слушая его, запальчиво): Я не заплачу ни одного цента! Пусть его посадят в тюрьму!

МАРТА (в слезах, но с бешенством): Женщина, которая способна сказать такую вещь! (плачет). Женщина, которая…

МАКС (поспешно): Успокойтесь, его в тюрьму не посадят, я вам это обещаю.

БАРОНЕССА (Марте): Эти деньги он тратил на вас!

МАРТА: Это гадкая ложь! Он на меня ничего не тратил. Разве только иногда угощал меня в ресторанах. Один раз я сама ему дала пятьдесят долларов, у него с собой не было денег, и он забыл мне их вернуть…

БАРОНЕССА: Я ему «на рестораны» давала достаточно. Я вам верну эти пятьдесят долларов.

МАРТА (с яростью): Я их швырну вам в лицо!

БАРОНЕССА: Ступайте вон отсюда!

МАКС (твердо): Я не могу допустить, чтобы культурные дамы так друг с другом разговаривали! Вы обе должны меня слушаться: я старше вас обеих вместе взятых (соображает). Да, обеих вместе взятых… Не на много, но старше. (Баронессе, очень твердо). Вы должны заплатить. Иначе все попадет во все газеты! Подумайте, что это значит: быть в газете, на первой странице!

МАРТА: Я всем газетам сообщу, что я его любовница и горжусь этим!.. Но у меня есть его деньги. (Макс и баронесса удивленно на нее смотрят). Он поручил мне как раз накануне своего отъезда заложить его кольцо в ломбард. Я тотчас заложила, дали тысячу двести долларов. Я их ему принесла, а швейцар сказал мне, что он улетел! (Плачет. Вынимает из сумки квитанцию и пачку ассигнаций). Вот они, возьмите их. (Макс делает ей знаки, чтобы она не отдавала этих денег баронессе, Марта этого не замечает. Смочив языком палец, она пересчитывает сотенные ассигнации. Баронесса недовольно следит глазами за ее подсчетом). Десять… Одиннадцать… Двенадцать. Тысяча двести, возьмите их, вот квитанция. (Плачет). У меня есть своих триста семьдесят долларов. Возьмите и их, но заплатите по его чеку.

БАРОНЕССА (Она невольно смягчается): Благодарю вас. Ваших денег не надо. Я заплачу.

МАКС (радостно): Я другого от вас, разумеется, и не ожидал. Вы обе хорошие и несчастные женщины. Каждая по-своему хорошая и по-своему несчастная… (Хлопает себя по лбу). Как я сам не догадался, что он выдавал не векселя, а чеки!.. Он пишет, что «срок завтра», т. е. сегодня! Но это ничего. Узнав, что покрытия нет, банк задержит под каким-нибудь предлогом чек и известит его.

БАРОНЕССА (встревоженно): Вы думаете? По-моему, банк возвращает чек тому, на имя кого он выдан.

МАКС: Вы, верно, никогда не выдавали чеков без покрытия. Я, случалось, выдавал, но, в отличие от почтенного барона, всегда вносил покрытие за день до срока чека. Это собственно тоже запрещено законом, но мы все живем, так сказать, на полях уголовного кодекса. Дайте мне ваш чек, я завтра приду в банк еще до девяти часов и заплачу… (Со вздохом). Придется встать в восьмом часу.

БАРОНЕССА: Хорошо, я сейчас напишу чек… (С тревогой). – Но что, если он выдал еще и другие чеки без покрытия!

МАКС (смотрит на потолок): Да, такая возможность не исключается… Это вполне возможно… Это даже вероятно… Тогда и будем думать.

БАРОНЕССА: Я вижу, что вы знаете и о других чеках!.. Сколько?.. Еще несколько тысяч?

МАКС (уклончиво): Кто знает, кто знает? Что ж делать, он забыл. У него плохая память. Я знаю, что у него! У него локализованная амнезия. То есть такая, когда человек не помнит только какой-либо определенной группы фактов. У него амнезия на чеки без покрытия. (Успокоительно). Но верно не все его долги по чекам: есть и просто векселя. А векселя это даже не долг, кто думает о векселях!.. Вы говорите, несколько тысяч? (Решительно). Скажем, несколько десятков тысяч.

БАРОНЕССА (с ужасом): Несколько десятков тысяч! Я платить не буду!

МАРТА: Умоляю вас! Умоляю, заплатите. У меня нет, а то я тотчас отдала бы все, что имею! Подумайте, какой это будет ужас, если его посадят в тюрьму!

МАКС: Я как-то, к слову, сказал ему, что Венецуэла не выдает преступ… Никого не выдает. Но представьте, я, кажется, ошибся! Это какая-то другая южно-американская страна никого не выдает. Венецуэла выдает! Вам лучше сразу положить известную сумму… Скажем, на мое имя, я буду платить по чекам. Не могу же я десять раз вставать рано утром! Да и банку надоест посылать письма с предупреждениями. А главное, зачем вам всякий раз волноваться?

БАРОНЕССА (Марте): Я буду платить его долги, а вы уедете к нему!

МАРТА (плачет опять): Уплатите по этим ужасным чекам, и я даю вам слово, что я к нему не поеду.

БАРОНЕССА: Я могу простить человеку все, но не выдачу чеков без покрытия! Он погибший человек! Я к нему теперь совершенно равнодушна.

МАРТА: Он замечательный, дивный человек! Если вы к нему равнодушны, то почему же вы не хотите, чтобы я к нему поехала?

БАРОНЕССА: Мне все равно… Но советую вам к нему не ездить… (Максу) Я сейчас выпишу вам чек. (Выходит в спальную).

МАКС: Дурочка, зачем ты отдала ей тысячу двести долларов?

МАРТА (изумленно): Вы не хотели, чтобы я их взяла себе!

МАКС (улыбается): Нет, этого я не хочу, но ты могла бы их послать твоему голубчику. Телеграмма послана по ночному тарифу. Значит, у него нет ни гроша.

МАРТА: Ах! Что я сделала?.. Я пошлю ему свои триста семьдесят.

МАКС: Я боюсь, что ты не пошлешь, а сама их отвезешь. Я кое-что, ради тебя, добавлю из своих.

МАРТА (Колеблясь): Но ведь я ей дала честное слово.

МАКС: Честное слово надо в принципе соблюдать, но если…

Баронесса возвращается и протягивает Максу чек.

БАРОНЕССА: Вот вам чек на семь тысяч долларов.

МАРТА (Горячо): Благодарю вас, от души благодарю (Колеблется). Послушайте… Если вы его больше не любите, то зачем нам быть врагами? Я так не люблю иметь врагов! Их у меня до вас никогда и не было. (Нерешительно протягивает ей руку). Я знаю, что я очень виновата перед вами. Простите меня.

БАРОНЕССА (Нехотя пожимает ей руку): Прощайте. Советую вам к нему не ездить.

Макс радостно целует сначала одну, потом другую.

МАКС: Какие вы обе милые, хорошие женщины!.. Каждая, конечно, в своем роде! (Сильно и долго чихает). – Поразительно, как насморк портит самые трогательные сцены!.. А теперь, Марточка, уходите подальше от греха. Патетические сцены, как хорошие шутки, чтобы быть удачными, должны быть краткими. (Шопотом Марте). Я завтра утром к тебе зайду.

Телефонный звонок. Баронесса берет трубку.

БАРОНЕССА: Да, она здесь… (Слушает). Хорошо, я ей сейчас скажу. (Вешает трубку). Швейцар просит передать вам, что какой-то мистер Диккинсон из номера 424 требует, чтобы вы пришли сейчас к нему для диктовки. Спешная работа. Двойная плата.

МАРТА: Благодарю вас (Они обмениваются все же не очень добрыми взглядами. Сказалась «классовая вражда"). Прощайте.

БАРОНЕССА: Прощайте.

МАКС: До свиданья, дитя мое.

Марта уходит.

БАРОНЕССА: Вы правильно сказали: подальше от греха.

МАКС (он очень доволен. Смотрит на часы, встает и подходит к окну): Дождь, дождь… Как ему не надоест падать на эту прекрасную землю и отравлять всем жизнь? А мне возвращаться в Бруклин.

БАРОНЕССА: Останьтесь на ночь здесь. В гостинице есть свободные комнаты.

МАКС: Я просто не мог бы заснуть в комнате, стоящей десять долларов в сутки… Только, пожалуйста, не предлагайте мне, что вы заплатите!

91
{"b":"1129","o":1}