ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять Жизней Читера
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Чужое тело
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Разоблачение
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Не дареный подарок. Кася
Код 93
A
A

Арлан остановился и осмотрелся. Пол блестел свежевымытыми панелями.

— Чистенько, — с иронией произнес он, не спуская глаз со старика и ожидая его реакции.

— Ходят тут разные, днем и ночью. Приходится по десять раз на день прибирать за вами! Вам сюда! — с раздражением произнес его спутник, указывая на дверь в конце комнаты и явно желая поскорее избавиться от Арлана. Непонятно было, знает ли он о ночном визите. Но не это сейчас занимало Заславского.

Ночью Арлан не заметил двери, перед которой стоял теперь. И готов был поклясться, что ее там вообще не было.

Однако сейчас дверь была, и она стала для него как бы последним рубежом, последней возможностью остановиться.

За дверью его ждала дорога, с которой, возможно, уже не удастся свернуть…

Только теперь предупреждение Беатрис приобрело окончательный и грозный смысл. Ее слова, сказанные в первую встречу, всплыли в его памяти:

«Если вы решитесь, обратного пути уже не будет. В течение двадцати лет вы не сможете вернуться. Родные, друзья — вам придется забыть о них. Вы полностью исчезнете из своего мира на двадцать лет».

«У меня нет друзей!» — с легкостью ответил он ей тогда, не принимая всерьез эти слова. Однако сейчас, взявшись за ручку двери, вдруг понял — все это могло оказаться правдой…

Комната за дверью напоминала зал ожидания районного автобусного вокзала. Она была небольшой, без всякой мебели, если не считать нескольких стульев, в один ряд стоявших у стен. Там уже сидели три человека, а в глубине виднелась узкая дверь с металлической блестящей ручкой.

Почему-то именно эта дверь, а не находившиеся в комнате люди, привлекла внимание Арлана Минутой позже он понял почему. Это была еще одна прихожая, комната ожидания. Круглые настенные часы с прыгающими стрелками напомнили, что до срока, назначенного ему, все еще оставалось пятнадцать минут.

— Ждите здесь, пока подойдет ваше время! — бросил ему старик на прощание, захлопывая за собой дверь.

Двое мужчин только теперь посмотрели на Ардана. Третий читал газету и даже не приподнял го-ловы. Его лицо показалось Арлану знакомым.

Минутой позже, расположившись на свободном стуле, он вспомнил, откуда его знает.

Это был Стивенс Граев, чемпион последних Олимпийских игр, прославившийся жестокостью в поединках. Он искалечил нескольких своих соперников. Впрочем, недавно принятые правила «свободной» борьбы допускали подобное.

Видимо, все присутствующие в комнате люди были незнакомы друг с другом и хранили неловкое молчание. Словно стеснялись. Похоже, это молчание не слишком тяготило их, за исключением тощего высокого парня в пятнистой куртке военного образца.

Такие куртки носили ветераны последних войн и та часть молодежи, что старалась им подражать.

Парень то и дело оглядывался на дверь, через которую вошел Арлан, словно ждал кого-то или, возможно, жалел о том, что оказался здесь.

Часы неожиданно для Арлана издали мелодичный сигнал. Голос из невидимого динамика произнес:

— Стивенс Граев! Ваше время. У вас ровно одна минута.

Чемпион встал. Неторопливо сложил газету, бросил насмешливый взгляд на вертевшегося на своем стуле парня и решительно направился к двери с блестящей ручкой. Рядом на полочке с ключами он взял один из ключей, и Арлан только теперь вспомнил, что ему нужно будет сделать то же самое… Кажется, на нем должен быть какой-то номер, но вспомнить, какой именно, сейчас казалось совершенно невозможно.

Когда дверь перед Граевым распахнулась, Арлану стала хорошо видна совсем крошечная пустая комната с одним-единственным стулом посредине. Затем дверь за чемпионом захлопнулась.

Послышался звук, похожий на свист скоростной бормашины. Он постепенно усилился, достиг уровня, от которого неприятно заломило в висках, и неожиданно оборвался.

— Цирк какой-то! — пробормотал парень в куртке. — Зачем они устраивают это представление?

Он встал и осмотрелся, словно только что увидел комнату.

— Что мы здесь делаем?!

Ему никто не ответил.

— Это же обман, розыгрыш! Им нужна только наша кровь! Вы слышали о Центре трансплантации?

Ему опять никто не ответил, и в полном молчании парень направился к выходу.

Старика за дверью не оказалось, никто не остановил уходившего, и теперь в комнате остались только Арлан и мрачноватый небритый субъект, чем-то похожий на персонажа из плохого боевика

Вновь раздался сигнал.

— Арлан Заславский. Ваше время. У вас ровно одна минута.

Ключ нашелся сам собой, и ручка поддалась неожиданно легко. Крохотная комната за дверью оказалась совершенно пустой. Чемпион исчез.

Дверь за спиной Арлана захлопнулась, щелкнул замок, и все тот же безликий голос автомата произнес:

— Сядьте на стул и пристегните ремни.

— Это еще зачем? — спросил Арлан, но ответа не последовало.

Он опустился на сиденье мягкого стула, похожего на автомобильное кресло, и действительно обнаружил у своего плеча пряжку ремня.

Едва он защелкнул замок, как послышался знакомый нарастающий свист. Только теперь этот звук, усиленный в сотни раз, обрушился на него со всех сторон, словно обвал.

Последнее, что он запомнил, перед тем как наступила полная темнота, были растворявшиеся стены комнаты.

Глава 8

Арлан не знал, как долго продолжалось состояние полной потери ориентации. Однако мозг продолжал работать отчетливо.

Он помнил все, что с ним произошло, и несколько отстраненно пытался анализировать собственное состояние.

Звук исчез. Тела он не чувствовал, темнота вокруг не была полной. Впрочем, она никогда не бывает полной. Если очень плотно закрыть глаза, появляются различные световые пятна, они всего лишь иллюзия, но тем не менее они видны, и нужна долгая специальная тренировка, чтобы научить собственное сознание ощущать настоящую темноту.

Сейчас в окружавшем его пространстве то и дело возникали какие-то уплотнения и яркие световые пятна. Они появлялись высоко над его головой и смещались вниз, одно за другим.

Никаких других ощущений движения не было, не было вообще никаких ощущений, поскольку он полностью потерял контроль над собственным телом. Это ему не нравилось, но с этим он ничего не Мог поделать. Ему оставалось лишь равнодушно оценивать окружающую обстановку. Похоже, остановилось даже время. Во всяком случае, позже он так и не смог ответить на вопрос, как долго продолжалось состояние полной прострации. Минуту? Неделю? Год?

В конце концов световые пятна над его головой стали появляться чаще, они разрослись, заполнили пространство вокруг цветным туманом, и вместе с этим туманом к нему вернулось первое ощущение — он почувствовал вкус собственной крови во рту.

Какое-то время спустя он вновь ощутил себя сидящим в кресле, вот только стены комнаты исчезли. Казалось, кресло стоит на вершине горы, вокруг простирался туманный простор, словно у него под ногами медленно плыли сплошные облака.

Он попытался встать, но тело не слушалось его. Однако даже эта слабая попытка движения принесла неожиданный результат. Знакомый механический голос над головой произнес:

— Сидите спокойно. Вам нельзя двигаться.

Ему показалось, что тембр голоса отличался от того, что он слышал раньше. Этот звучал мягче, его звуки больше походили на человеческую речь, хотя все равно можно было понять, что с ним разговаривает машина.

— Где я нахожусь?

Ответа не последовало. Он ощутил боль от движения собственного языка и понял, что сильно прикусил губу. Тоненькая струйка крови стекала по подбородку. У него не было сил даже для того, чтобы поднять руку и вытереть ее.

Подобная беспомощность делала его уязвимым в этом новом непонятном мире, и он решил до поры до времени скрывать ее, не предпринимая никаких попыток движения. Он чувствовал, что силы хоть и медленно, но все же возвращаются к нему, и вместе с этим приятным ощущением пространство вокруг постепенно менялось.

Появились стены. Они были далеко и выглядели необычно. Он находился внутри какого-то огромного купола. Зрение улучшалось, и нерезкие цветовые пятна, окружавшие его, постепенно превращались в очертания предметов. Сложные, незнакомые ему приборы заполняли все пространство купола. Между пультами ходили, разговаривали, сидели люди…

13
{"b":"11290","o":1}