ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— К тому моменту мне стало ясно, что террористы не станут дожидаться посадки. Из случайной реплики одного из них я понял, что им нужен был в качестве заложника один-единственный человек. Они его получили. Они собирались покинуть корабль и не оставить там ни одного живого свидетеля.

— Имя этой важной персоны — сенатор Рыжлов. Как видите, я выполняю свою часть договора. Именно он потребовал вашей отставки…

— Это имя кое-что объясняет. Хотя многое остается неясным. Зачем ему все это понадобилось? И какое отношение вы сами имеете к этой истории? Постороннему человеку трудно было бы раскопать столько фактов. Обычно имена политических деятелей такого масштаба не выходят из дверей полицейского офиса.

Ее огромные зрачки чуть сузились, словно вызывая из глубин памяти некую одной ей понятную картину.

— В экстремальной ситуации сенатор повел себя не лучшим образом. А поскольку рядом оказались нежелательные свидетели, он решил, что может быть задета его политическая репутация и виноваты в этом именно вы. Затем было уже совсем нетрудно подкупить журналистов, свидетелей, чуть-чуть сместить акценты и представить все так, как ему нужно. Он прекрасно умеет это делать, поскольку всю свою жизнь и всю карьеру построил на грамотной подтасовке подходящих фактов.

— Похоже, вы его хорошо знаете и не слишком любите.

— Мне ли его не знать. Два года я была его личным секретарем.

Заславскому показалось, что она хотела еще что-то добавить к определению своей должности, но остановилась в самый последний момент.

— Но на корабле я вас не видел. Я бы запомнил ваше лицо.

Она усмехнулась, секунду смотрела на него, слегка прищурившись, словно решала, стоит ли продолжать этот разговор, и наконец сказала:

— И все-таки я там была.

Глава 3

Апартаменты люкс, забронированные сенатором Рыжловым, располагались в носовой части лайнера на третьей палубе. Они состояли из трех отдельных, прекрасно оборудованных комнат. Одна из этих роскошных комнат была в полном распоряжении Элии Джексон — именно так тогда звали Беатрису Ланье. Она была в то время невысокой плотной брюнеткой. По роду своей деятельности ей часто приходилось менять фамилии и внешность.

Ей было поручено войти в доверие к сенатору Рыжлову и выяснить все, что удастся, относительно нового проекта генетического клонирования специального вида гомо сапиенс, который тайно выводился в инкубаторах компании «Заря над Марсом». Эти особи предназначались для работы в раскаленных рудниках Венеры, освоение которой задерживалось по той простой причине, что обычные люди не могли выдержать температурных условий этой планеты, а создание изолированных помещений, оборудованных климатогенными установками, обходилось слишком дорого.

Сенатор, обладавший солидным пакетом акций компании «Заря над Марсом» и лоббировавший ее интересы в Конгрессе объединенных наций, должен был знать о проекте «Венерианцы» если не все, то вполне достаточно, чтобы с его помощью установить, что же собой представлял новый клон и насколько сильно генетические изменения затронули наследственную структуру ДНК. Задания для Беатрисы всегда были достаточно специфичны, и она справлялась с ними настолько успешно, что считалась одним из лучших специалистов в своей области.

Впрочем, ни о ее специальности, ни об организации, поручившей ей столь деликатное дело, службы федеральной безопасности Земли ничего не знали…

В самом начале этой операции Беатриса столкнулась с неожиданной проблемой. Сам факт, что на третий день путешествия сенатор решил уложить в постель свою новую секретаршу, конечно, не был для нее неожиданностью.

Неожиданным оказалось то, что обычные методы, которыми она пользовалась в подобных ситуациях, на этот раз не сработали.

Сенатор категорически запретил ей брать с собой «подругу», девушку, услугами которой она всегда пользовалась в щекотливых ситуациях.

Ее попытка тайно провести Сильвию на корабль окончилась неудачей. Служба безопасности сенатора с момента подписания контракта следила за каждым ее шагом и, видимо, получила специальный приказ, запрещающий допуск на «Игрек-12» «нежелательных элементов». Купленный ею билет был аннулирован без лишнего шума. Сильвию не пропустили на корабль в момент посадки, и изменить что-нибудь было уже невозможно. Ей пришлось лететь одной.

Впоследствии ей стала понятна причина повышенной «бдительности» сенатора во всем, что касалось ее персоны. Фамилия Джексон, по недосмотру одного из отделов ее собственной фирмы, попала в компьютерные файлы полиции, и сенатор решил во что бы то ни стало выяснить, что ей от него понадобилось.

Методы сенатора выходили далеко за рамки всего, что она могла предположить. Беатриса не раз корила себя за непродуманность собственных действий. Если бы она не провожала Сильвию в космопорт, все бы обошлось. Однако ей необходимо было самой купить Сильвии билет, она не могла просто передать деньги. Столь большая сумма могла привести к бесследному исчезновению ее «подруги».

Здесь, как и во многих других вопросах, сказалась острая нехватка людей в ее организации. Теперь она могла полагаться только на себя.

После того как корабль благополучно стартовал с марсианского космодрома, она неожиданно обнаружила, что оказалась пленницей в роскошных апартаментах сенатора. Охрана не разрешила ей даже спуститься в кают-компанию. Обед принес один из охранников, хмурый кавказец с бегающими глазками, делавший вид, что не понимает интерлекта.

Еда показалась ей невкусной, напитки теплыми. Она едва справлялась с поднимавшейся изнутри волной паники, понимая, что попала в очень неприятную ситуацию, из которой не могла придумать достойного выхода, не грозящего провалом всему заданию. И в тот момент, когда ей показалось, что ситуация полностью выходит из-под ее контроля, в коридоре раздались первые выстрелы, а сенатор Рыжлов превратился из самоуверенного, наглого ловеласа в жалкое, трусливое ничтожество…

— Почему вы это сделали? — спросила она Арлана, прерывая поток своих воспоминаний. — Ведь на этом корабле вы были обычным пассажиром. И не обязаны были вмешиваться.

— Люди, захватившие корабль, слишком уж полагались на грубую силу, на свое оружие, на парализующий страх своих жертв. Слишком велика была их вера в собственную безнаказанность.

— Вам удалось установить, кто проводил захват корабля?

— Нет. Меня сразу же отстранили от этого дела. Да это не имеет ни малейшего значения. Вернемся лучше к цели вашего визита. Вы убедили меня, что вы не журналистка, но так и не объяснили, чего, собственно, от меня хотите? Каким образом собираетесь вы определять мою «пригодность»? Будете проводить «проверку действием»? — Он усмехнулся и вновь не отказал себе в удовольствии пройтись взглядом по ее тонкой, женственной фигурке.

— Я могла бы это сделать. Хотя бы для того, чтобы заставить вас относиться ко мне немного серьезнее. Но это еще успеется. Пока что мне нужна всего лишь ваша кровь.

— Моя что? — не понял Заславский.

— Ваша кровь. Из вены, еще лучше из артерии. Всего около двух кубиков. Мне необходим подробный генетический анализ вашего организма.

— Если вы действительно знакомились с моим досье, то могли бы взять интересующие вас данные оттуда.

— Дело в том, что ваши медики не умеют проводить такой сложный анализ должным образом. Мне придется сделать его самой.

— Вы что же, медсестра или врач?

— Ни то, ни другое. Но анализ я сумею сделать, и, если данные, как я надеюсь, окажутся удовлетворительны, я смогу ответить на многие ваши вопросы. Пока же, независимо от результата, в благодарность за сотрудничество я хочу вернуть вам вашу лицензию.

Она щелкнула замком висевшей у нее на плече небольшой сумки и выложила на стол перед ним знакомый лист с двумя гербовыми печатями.

Арлан не любил подарков. Еще в юности он твердо усвоил простую истину: за бесплатное подношение впоследствии приходится платить весьма высокую цену. Он долго разглядывал бумагу, словно видел ее впервые или не верил в ее подлинность, и наконец сказал:

5
{"b":"11290","o":1}