ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А как насчет гипотезы массового насильственного переселения? Планета была захвачена неизвестной нам космической силой, после этого жителей могли репатриировать или использовать в качестве рабочей силы в местах, расположенных далеко от города.

— В это тоже трудно поверить, — упрямо тряхнул головой Рудин, словно отмахиваясь от гипотезы, предложенной Сельмой. — В этом случае здесь были бы следы борьбы. Вряд ли жители согласятся на такое переселение добровольно, как ягнята. Значит, должны остаться следы схватки и опять же трупы…

К тому же, если захватчики собирались использовать местных жителей для каких-то своих целей, они должны были позаботиться о поддержании их жизни. Трудно поверить, что они прибыли на Роканду с запасом необходимых вещей, медикаментов и продуктов, годных для проживавших здесь аниранцев. Значит, они должны были позволить пленникам взять все это с собой. Но городские запасы продовольствия не тронуты даже в домах, в холодильниках полно продуктов. Самое странное, что, несмотря на закончившиеся сроки хранения, все они абсолютно свежие. За двадцать лет продукты в холодильниках без энергии остались свежими! Может мне кто-нибудь разумно объяснить этот факт?!

— Тише! — неожиданно попросила Беатрис. — Там, снаружи, кто-то ходит…

Арлан знал, каким феноменальным слухом обладают аниранцы, и потому немедленно дал знак Степану и Ли подойти к двери.

Сказались долгие тренировки, предшествовавшие отлету, и ему не пришлось разъяснять приказ. Оба встали как нужно, по обеим сторонам от входа, не высовываясь наружу, лишь тихо щелкнули в их руках снятые с предохранителя бластеры.

Арлан бесшумной кошачьей походкой подошел к двери, одним толчком распахнул ее и сразу же отпрыгнул в сторону. Но эта предосторожность оказалась излишней — снаружи никого не было.

Они осмотрели весь двор вокруг дома и всю прилегающую улицу, но так и не нашли ничего подозрительного.

Между тем короткие рокандские сумерки уже полностью вступили в свои права, холодное зеленоватое солнце скрылось за линией горизонта, и сразу же ледяной ветер напомнил о том, что они находятся в высокогорье.

Пора было возвращаться. Несмотря на приборы ночного видения, двигаться в темноте по городским закоулкам было слишком рискованно.

Арлан ни на минуту не сомневался, что Беатрис не ошиблась. Далеко, на самом краешке своего внутреннего ментального слуха, он различил нечто постороннее, темный пульсирующий комок чужого сознания…

Они шли осторожно, проверяя каждый поворот, каждый закоулок. Опасность была совсем рядом. Она пряталась в черных тенях домов, в мертвых подъездах с распахнутыми настежь дверями.

Арлан, выслав вперед наиболее опытных бойцов, сам замыкал это крадущееся в потемках и слишком малочисленное воинство.

Они продвигались слишком медленно, а сумерки все сгущались. Казалось, город не желал выпускать их из своих мертвых лап.

Защитные планетарные костюмы делали людей похожими друг на друга, а шлемы скрывали лица. Едва они покинули помещение, Арлан заставил их вновь загерметизировать костюмы — это позволяло держать между членами группы постоянную радиосвязь. К тому же шлем, сделанный из прозрачной силиконовой брони, способен был защитить голову человека даже от прямого Попадания пули. Хотя более современное оружие — энергетический заряд бластера, к примеру, пробивал ее навылет. Тем не менее шлем создавал некую иллюзию защиты и позволял людям чувствовать себя увереннее.

У самых ворот, перед тем как покинуть город, Арлан вновь, в который раз за этот бесконечный вечер, пересчитал своих людей.

Одного не хватало. Пять минут назад все были на месте, сейчас же, у ворот, их было лишь пятеро… От недоброго предчувствия у Арлана перехватило дыхание.

— Всем снять шлемы!

Секунду они разглядывали друг друга, словно увидели впервые. Беатрис среди десантников не было.

— Ли Карт и Сельма идут на корабль. Ваша задача — как можно быстрее подготовить планолет к вылету. Если мы не вернемся до утра, с рассветом перегоните планолет на центральную площадь. Мы оставим там радиомаяк, чтобы вы могли легко найти место посадки.

— Командир, это безумие… Вас останется всего трое… Беатрис не могла случайно отстать или потеряться, мы бы услышали ее рацию. В городе кто-то есть… И этот «кто-то» может повторить нападение. Что нам делать, если вас не будет на площади?

— Возвращайтесь на корабль. Постарайтесь хотя бы выяснить, что собой представляют наши противники. Через трое суток, если мы не вернемся, можете стартовать. На орбите вас встретят. Флот с нетерпением ждет информации.

Не слушая возражений, он повторил приказ. Когда трое оставшихся космонавтов повернули обратно, к центру города, стало совсем темно.

— Как это могло произойти? — спросил Арлан, ни к кому персонально не обращаясь. — Как могло случиться, что она даже не вскрикнула, ведь рации были все время включены!

— Они работали с перебоями, командир. Они и сейчас работают с перебоями. Вот, пожалуйста, можете убедиться. Связи с кораблем нет.

В наушниках стояла густая, плотная тишина, такая же густая, как мрак, обрушившийся на город, сквозь который не пробивалось ни единого лучика света.

Они прикрепили шлемы к поясам и, обеими руками сжимая оружие, шли тесной группкой, чувствуя локти друг друга.

Арлан думал о том, что, несмотря на страх, который испытывал каждый из них, никто не возразил против возвращения в полный опасностей ночной город. Никто из тех, кого он выбрал для поиска Беатрис, не предложил подождать до утра…

«Со временем из них могли бы получиться неплохие солдаты, — печально подумал Арлан. — Вот только этого времени у них скорее всего не будет».

Он хорошо помнил то место, в двух кварталах от ворот, где он в последний раз пересчитал группу и убедился, что все участники похода на месте.

Беатрис исчезла за время короткого перехода между перекрестком, на котором они теперь стояли, и воротами. Он хорошо понимал, что это ровным счетом ничего не значит. Он шел последним, и вся группа на протяжении этих двухсот метров была у него перед глазами. Тем не менее Беатрис, не издав ни единого звука, исчезла, бесследно растворилась в этом проклятом городе!

Он приказал себе успокоиться и вновь проанализировал имевшиеся в его распоряжении факты.

Уйти из группы, никого не предупредив, мог только самоубийца. Значит, этот вариант отпадает. Каким-то образом Беатрис должны были силой увести в сторону от маршрута, по которому они шли к воротам. Во время движения всего несколько метров отделяло одного участника похода от другого. Даже в условиях плохой видимости, чтобы незаметно похитить человека при таких обстоятельствах, требовалось сделать его совсем невидимым, да и самих нападавших должно быть видно.

Возможно, так и произошло… Ведь Беатрис услышала чьи-то шаги еще в зале, когда они ужинали, а позже он сам почувствовал присутствие чужого разума — почувствовал, несмотря на давление внешнего ментального поля.

Он никак не мог избавиться от второстепенных деталей, заслонявших в его памяти какое-то важное обстоятельство…

Наверно, он надеялся на чудо, возвратившись на этот перекресток. Но чуда не произошло. И если Беатрис похитили, то, что бы собой ни представляли напавшие на нее существа, они не остались на месте. А раз они движутся, с каждой потерянной минутой зону поисков придется расширять все дальше.

Он взглянул на часы. С исчезновения Беатрис прошло уже около часа. Отряд дошел до здания городского управления и остановился у огромного, неестественно нависавшего над ними козырька второго этажа.

Уже ни на что не надеясь, они вновь осмотрели зал, который покинули час назад.

Аниранские очки ночного видения хоть и работали лучше аналогичных земных приборов, все же сужали сектора осмотра и искажали цветопередачу.

До сих пор, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, они обходились без фонарей, но теперь, в этой конечной точке маршрута терять уже было нечего, и Арлан включил ручной прожектор, осветив им зал и знакомый стол с пластиковым пакетом, в который Сандри аккуратно сложила остатки ужина и коробки из-под использованных концентратов.

59
{"b":"11290","o":1}