ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец долгожданный монастырский колокол ударил дважды, и все сорок человек, как один, поднялись из-за стола. Трапеза закончилась, и теперь, наконец, я мог проследовать в западную башню, где меня уже должен был поджидать пока еще незнакомый мне мой будущий учитель.

Он сидел за столом, изучая какие-то древние свитки и, когда я постучал, приподнял голову и внимательно смотрел на меня, пока я шел от двери к его столу.

Помещение, отведенное для наших занятий, было огромным, настоящая зала, с большими окнами со всех сторон. У него было время меня рассмотреть, впрочем, и у меня тоже.

На вид ему было лет сорок, худощавое интеллигентное лицо, нормальная одежда — свитер, брюки, заправленные в сапоги, никаких следов доспехов или оружия. И вообще никаких атрибутов, свидетельствующих о его принадлежности к магии или воинству монастырской братии.

Пожалуй, этот его цивильный наряд поразил меня больше всего. После знакомства со Спейсом я не ожидал чего-то подобного. Учитель был невысок и полноват по сравнению с остальными братьями. И с его губ не сходила приветливая улыбка. Почему-то вначале она показалась мне неуместной, почти заискивающей. Внешний вид этого человека совершенно не соответствовал сложившемуся в моем воображении образу.

— Меня зовут метр Лагран, — сообщил он еще до того, как я закончил свой долгий путь от порога к его столу.

— Если хотите, я буду называть вас просто учителем, — предложил я не без некоторого высокомерия, чем вызвал еще более широкую улыбку на его губах.

— Я еще не решил, достоин ли я такого звания, — возразил он не без сарказма, — так что зовите меня просто Лаграном. Приставку «метр» можете опустить, если вас больше устраивают короткие имена.

— Хорошо, метр.

— Это как раз то, чего я опасался. Вашей строптивости. И самонадеянности. Видите ли, в той области науки, которой нам с вами предстоит заниматься, очень важна точность. Малейшая ошибка может привести к трагическим последствиям для ученика и к катастрофическим — для окружающих. Вы должны весьма старательно следовать моим указаниям, если, конечно, вам дорога жизнь.

— Хорошо, метр Лагран. Я постараюсь.

— Так уже лучше. Хотя я вижу, вы по-прежнему относитесь к моему предупреждению без должной серьезности. Прежде чем мы начнем занятия, я хотел бы услышать от вас ответ на один, но, пожалуй, самый важный вопрос: зачем вам нужны занятия магией?

Я не раз задавал себе этот вопрос, и ответ на него, что называется, вертелся на кончике моего языка:

— Чтобы овладеть своей внутренней силой, если, конечно, то, что вы называете «наукой», способно мне в этом помочь.

— Магия способна, можете не сомневаться. И если наукой принято называть средство познания неизвестных нам ранее свойств вселенной, то я занимаюсь именно этим. Зачем вам сила? Что вы собираетесь с ней делать? — спросил он, чуть помедлив. В глазах его продолжали плясать насмешливые искорки, все время сбивавшие меня с толку. Я не мог понять, что кроется за его вопросами и как я должен на них отвечать.

— Собственно, я не искал никакой силы. Так уж получилось. Просто стечение обстоятельств, в результате которого мне пришлось выпить сок деймовского растения.

— Конечно, встреча с молдромом и сок энергана должны казаться вам случайностью. Хотя на самом деле это не так. Случаем можно управлять, и им управляют. Я пока еще не знаю, какие силы заинтересовались вами, но то, что они существуют, — для меня несомненно, — заявил Лагран.

Он продемонстрировал знание моей истории, но в остальном я был слегка разочарован. Передо мной сидел человек меньше всего похожий на мага, и во всей этой комнате, если не считать нескольких старых свитков на его столе и непонятного круга, нарисованного на полу комнаты, в самом ее центре, не было ничего необычного.

— Это не круг. Это охранная пентаграмма. — Его неожиданная фраза поразила меня, словно вспышка молнии.

— Вы можете читать мои мысли?

— Это было бы неэтично. Достаточно было проследить за вашим взглядом и за вашей мимикой, которую вы не умеете скрывать. И конечно, вы разочарованы. Вы ожидали чуда. Того самого чуда, о котором мечтает каждый ребенок. И ожидание которого так хорошо научились скрывать взрослые. Вы хотели узнать, можно ли им управлять, этим самым чудом, можно ли его вызывать по собственному желанию. Но помните, мы с вами будем заниматься отнюдь не чудесами, а очень опасной и могущественной областью науки.

— Вы называете магию наукой. Однако ученые во всем мире считают ее шарлатанством.

— Конечно, они так считают. А что им остается? Магия переворачивает с ног на голову все их фундаментальные теории о строении вселенной. Дело в том, молодой человек, что магия управляет энергиями иных измерений, само существование которых официальной наукой не признается, хотя некоторые ее прикладные области весьма успешно пользуются этими измерениями — возьмите хоть тот же оверсайд.

— Вы хотите сказать, что теория пространственного коридора связана с параллельным пространством? — удивился я.

— Это весьма сложный теоретический вопрос, и у нас здесь не научный диспут, а всего лишь первое занятие прикладной магией. Давайте лучше начнем. Итак, что вы знаете о кристаллах?

— В кристаллических решетках молекулы упорядочены в геометрические структуры.

— Верно, но это далеко не все. Почему кристалл рубина способен концентрировать свет, собирать его в строго параллельный пучок и превращать в луч лазера? Почему не все кристаллы обладают подобной особенностью?

Ответа на этот вопрос я не знал и подумал, что наши занятия начинают сильно смахивать на урок физики. Но в это время на ладони Лаграна появился кристалл рубина, размером с палец, абсолютно прозрачный и красный, как кровь. Он казался наполненным внутренним светом. Я готов был поклясться, что за секунду до этого никакого кристалла не было ни на столе, ни где-нибудь поблизости. Он просто образовался из воздуха, возник из ничего.

— Возьмите его в левую руку и крепко сожмите!

Я повиновался, не без некоторой опаски. Кристалл показался мне горячим, и он становился с каждой минутой все горячее.

— Вы не должны выпускать его из рук, несмотря на сильную боль. Вы можете управлять и собственными ощущениями, и свойствами этого кристалла. Он полон энергии — высвободите ее, и кристалл станет холодным.

— Я не умею этого делать!

— Конечно, пока еще не умеете, — так учитесь! Когда боль стала нестерпимой, что-то щелкнуло у меня в мозгу, и кристалл стал холодным.

— Видите, как много внутри вас неуправляемой спонтанной силы. Мы будем повторять это упражнение до тех пор, пока вы не научитесь гасить кристалл простым усилием воли, прежде чем он сожжет вам руку.

— Не скажу, чтобы мне это нравилось… — произнес я, рассматривая красную от ожога ладонь. Потрясение, вызванное этим экспериментом, было настолько сильным, что у меня не нашлось более веских возражений.

— Вам придется мириться с самыми различными неудобствами и подвергаться многим, весьма серьезным опасностям и испытаниям, если вы собираетесь получить власть над скрытой внутри вас энергией. Кстати, вы так и не ответили толком, зачем она вам?

— Ну, для начала… я хотел бы избавиться от боли.

— Не обращайте внимания на подобные пустяки и не отвлекайтесь. — Лагран мельком глянул на мою руку, и след ожога неожиданно исчез. — Вы все еще не ответили на мой вопрос.

— Я хотел бы вернуться. Вы знаете, как я попал сюда. Видимо, вход на дорогу деймов может открыть только магия. Меня не радует ваш мир. Все здесь для меня чужое. По ночам мне снятся березы… Вы знаете, как выглядят эти деревья?

Лагран отрицательно покачал головой.

— Здесь другая растительность. Но ваша тоска мне понятна. Только вы сами не знаете, чего хотите. Нет ничего проще, чем попасть на дорогу деймов.

— Нет ничего проще?.. Вы шутите?

Он усмехнулся, вновь отрицательно качнул головой и неожиданно сделал странный жест, словно отталкивал от себя нечто невидимое.

47
{"b":"11291","o":1}