ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот теперь час пробил. Они представляют собой прямую угрозу Яйе, если немедленно не пресечь их экспансию.

Его мрачный могучий мозг боролся с возникшей опасностью, искал обходные пути…

– Перешлите Гагаягу мою волю.

Ритуальная фраза для воинов второго ранга. Ат никогда не забывал привилегий и имен своих подданных, помнил все оказанные ему услуги, просчеты глупцов и козни слишком властолюбивой знати. Может, поэтому он жил и правил Яйей так долго? Сколько именно? Он глянул вниз, туда, где его ноги, давно уже превратившиеся в могучие корни, пробили пол и несколько тысячелетий назад вросли в почву планеты. Теперь он питался ее соками и составлял с ней единое неразрывное целое. Иногда вынужденная неподвижность казалась ему несколько неудобной, но в большинстве случаев его устраивало все, что не мешало думать.

Глава 2

Вербовочный пункт располагался на территории космопорта. Это было огромное приземистое здание, разделенное на небольшие клетушки с отдельными входами. Над каждым входом горело цветное рекламное панно с названием компании и цифрами, обещавшими новым колонистам невиданное благополучие.

Хотя продукты, жилье и одежда давно уже ничего не стоили, денежные единицы не исчезли полностью. Предметы роскоши, искусства, путешествия на экзотические курортные планеты, домашние роботы, личный транспорт – все это стоило достаточно дорого и оставалось хорошей приманкой для привлечения молодежи на тяжелые и опасные работы по освоению новых планет. Кроме заработка, работа там прибавляла несколько баллов в личной учетной книжке и в дальнейшем позволяла выступать на конкурсах, где разыгрывались наиболее престижные места в благоустроенных колониях.

Канцелярии всех времен и народов похожи друг на друга как две капли воды. Менялся лишь внешний облик. Счеты и папки с документами заменили компьютеры и кристаллы с мнемопамятью, но суть осталась прежней: учитывать, распределять и, если обстоятельства позволяли, предписывать – предопределить судьбу человека, захлопнуть над ним челюсти беззубой, обитой бумагой пасти.

Роман, совершенно измотанный ночными кошмарами и бессонницей во время долгой дороги до Гридоса, представлял для них сейчас легкую добычу. Окружающее казалось ему не совсем реальным, словно было продолжением все тех же кошмаров. С трудом ему удалось взять себя в руки, он слишком хорошо понимал, что вся его дальнейшая жизнь на Гридосе зависит от предстоящего разговора с чиновником отдела распределения и вербовки.

– Что мы можем вам предложить… Ну, во-первых, рудники на внешних спутниках. Придется пройти специальные шестимесячные курсы, там много техники… Специальности у вас, к сожалению, нет…

Чиновник был в меру вежлив, хотя не старался даже скрыть своего полного безразличия к судьбе Романа.

На экране дисплея, невидимо для посетителя, прыгали какие-то знаки и цифры, отражавшиеся на лице чиновника синими мертвенными сполохами.

– Спутники меня не интересуют, – как можно равнодушнее и спокойнее проговорил Роман.

Опыт многих подобных разговоров подсказывал ему, как правильно следует себя держать в этой ситуации. Главное, не попасться на какую-нибудь хитро подстроенную ловушку, не согласиться на изнуряющую работу у автоматического комплекса. Кроме того, ему во что бы то ни стало нужно было остаться на планете.

– У меня есть несколько специальностей. Например, монтажник аппаратуры высоких энергий, третий разряд.

Чиновник поморщился:

– Специальности, полученные в процессе рабочего обучения, у нас не котируются. Нам нужны серьезные люди с образованием. Таких, как вы, слишком много. Их проще всего обучать на месте тем специальностям, которые пользуются спросом в данный момент. Я вам не советую привередничать. Если вы не согласитесь с моими предложениями, вас распределят на работу по категории Х-два. В договоре есть соответствующий пункт.

Это означало, что его отправят в рабочий отряд без права выбора места работы и без определенной специальности. Но он изучил договор и неплохо знал свои права.

– В договоре есть и пункт шестнадцатый, примечание «а», в котором сказано, что вы обязаны предоставить мне выбор по крайней мере из двух мест по категории не ниже Х-один.

Чиновник выглянул из-за экрана компьютера и удивленно посмотрел на Романа. Видимо, ему не часто попадались переселенцы, наизусть знающие все статьи договора.

– Конечно, еще я могу вам предложить место компаньона на сельскохозяйственной ферме.

– Разве у вас там не все делают роботы?

– У нас патриархальный уклад жизни. Многие предпочитают обходиться без роботов. Место хорошее. Отдельный остров. В выходные вы будете иметь возможность посещать столицу. Всего пятьдесят миль. К тому же если вы там получите хорошую характеристику, то через шесть месяцев можно будет сменить место работы.

– Пожалуй, меня это устроит.

Компьютер на столе чиновника заурчал, как довольный, сытый кот, и выплюнул на стол карточку Романа. На этом формальности были соблюдены. Попутный глайдер отправлялся на остров только на следующий день, и Роману нужно было еще устроиться с ночлегом. Впрочем, об этом позаботилось бюро по найму. Вместе с карточкой он получил и ключ от незанятого гостиничного блока.

Как и предполагал Роман, номера в типовом здании гостиницы походили друг на друга как две капли воды, и, переступив порог, он передернул плечами от неприятного чувства.

Ничто и никогда не менялось в этих пластиковых коробках.

Казалось, здесь остановилось само время. На самых разных планетах он испытывал это неприятное чувство возвращения к старому. Конечно, стандартизация помогала осваивать новые миры, обеспечивала быстрое и достаточно полное снабжение новых поселенцев всем необходимым, но оставалась ее внешняя, неприглядная сторона. При сильном желании он мог бы сменить здесь всю обстановку, вот только зачем? К тому же неопределенное время ему предстояло довольствоваться стандартной пищей, меню которой составляли опытные диетологи, никогда не учитывающие личных вкусов Романа.

Каждый раз получалось, что, сбежав от осточертевшего душного однообразия стандартов и автоматики, заполонивших Землю двадцать второго столетия, он попадал вместо патриархальной сельской жизни, о которой втайне мечтал, в еще более стандартизованный и роботизированный мир колоний…

Впрочем, чего же еще можно было ожидать временному рабочему, приехавшему сюда по договору два же?

Были здесь, конечно, и виллы, и залитые солнцем луга индивидуальных ферм… Насчет солнца он, пожалуй, переборщил. На Гридосе даже официальная статистика прогнозов обещала не больше двух солнечных дней в году.

«И все же, почему бы ему не осесть в каком-нибудь малонаселенном мире? Превратиться в старожила, обзавестись собственной фермой, семьей, наконец…» Роман скептически усмехнулся собственным мыслям. Что-то он слишком быстро раскис на этот раз… В конце концов, у него теперь есть надежда. «Нужно узнать, почему Гридос желает выйти из Федерации, какие здесь имеются тайные общества, секты, одним словом, «вжиться в местное общество», вжиться и наблюдать. Разве это так уж трудно? Может быть, он чрезмерно драматизирует полученное задание?»

«Главное – уцелеть, – сказал ему Райков, – собрать и передать информацию…»

Пока он не видел здесь никаких особых опасностей: типичная провинциальная планета, надо лишь переждать, перетерпеть несколько месяцев до прилета «Руслана».

Утро показалось Роману таким же безрадостным и серым, каким был предыдущий вечер, предстоял огромный пустой день в мире, где его не знал ни один человек. Глайдер на острове будет лишь поздно вечером, и нужно было чем-то занять себя.

Не бывает одиночества хуже, чем на переполненном незнакомыми людьми вокзале – таким ему представлялся город. Но и в гостинице не слаще… Похожие как две капли воды комнаты, одинаковые развлечения у экрана вифона и прочие блага единого стандарта. Можно, конечно, завалиться спать на весь день, но этой ночью его впервые отпустили кошмары, и он хорошо выспался. Да и валяться в постели в его возрасте, когда кругом кипит чужая, незнакомая жизнь, обещающая всегда так много и так мало дающая, показалось ему неинтересным. Информация… Им там, на далекой теперь Земле, нужна информация… Нехотя он поднялся и вышел из гостиницы.

35
{"b":"11292","o":1}