ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, нас хотели запугать?

— Зачем? На наши вопросы мы не находим ответов, потому что вопросы подбрасывает нечеловеческая логика.

— Но все, что здесь происходит, не укладывается в твою гипотезу о высоком разуме, управляющем этой планетой.

— Кто говорит о высоком разуме? О чужом — это будет правильней, о совершенно непонятном для нас — это возможно.

— Но ведь здесь двадцать лет жили люди, и никто ни разу не отметил ничего необычного, ничего такого, что не укладывалось бы в наше представление об обычной курортной планете. Никаких следов цивилизации, даже биоса нет! Откуда здесь взяться разуму?

— Мы стараемся все объяснить с позиций нашей человеческой логики — это и понятно, другой мы просто не знаем. Но представить хотя бы приблизительно иную точку зрения — занятие уже само по себе довольно увлекательное. И если посмотреть с позиций этой логики на наши действия…

— Что-то ты хитришь, Ротанов! И не отвечаешь на мой вопрос.

— Это потому, что у меня нет окончательного ответа. Я лишь могу предположить, что до определенного момента этому разуму незачем было проявлять себя. Присутствие людей его, видимо, в чем-то даже устраивало, иначе с его-то возможностями он давно очистил бы от нас планету.

— Да где он, твой разум?! В песчаной буре?!

— Может, на дне океана, может, в воздухе или в почве, может быть, он распылен по всей планете и невидим для нас, потому что мы не знаем, куда смотреть.

— Ладно, оставим пока в стороне высокие материи. Что нам теперь делать? Сидеть взаперти на этом корабле, не высовывая носа?

— Это было бы самым неразумным.

— Тогда что?

— Делать то, зачем мы сюда прилетели. Собирать информацию и постараться помочь тем, кто уцелел после катастрофы. Если кто-нибудь уцелел.

— Не думаю, что в этом благородном начинании тебя поддержат десантники.

— Я тоже так не думаю. Вполне возможно, они откажутся нас сопровождать. Тогда мы уйдем одни.

— Я не знаю, согласится ли на это даже твоя Линда.

— Что вы все заладили: «твоя Линда», она мне не жена, просто случайная попутчица!

— Ой смотри, Ротанов, с такими попутчицами опасно иметь дело, как бы голову не потерять — об остальном я уж и не говорю.

Разговор с Хорстом оставил у Ротанова неприятный осадок. Инспектор и без его напоминания знал, что выяснения отношений в их маленькой группе не удастся избежать, и ни к чему хорошему это выяснение не приведет.

Чтобы подготовиться к нелегкому, но неизбежному разговору, он решил какое-то время побыть в одиночестве и, покинув управляющую рубку, не стал искать каюту, в которой расположилась Линда. Слава богу, свободных помещений на корабле было хоть отбавляй. И не последнюю роль в этом его решении сыграли замечания Зарудного и Хорста. Меньше всего ему хотелось подчеркивать их особые отношения с Линдой. Проблем и так хватало.

На одной из нижних палуб Ротанову попалась каюта, которая более-менее соответствовала его теперешнему настроению.

Здесь не было гобеленов, ковров, копий картин известных мастеров и хрустальных горок. Каюта, совсем крохотная, вероятно, принадлежала кому-то из членов команды лайнера.

Как раз то, что ему было нужно, чтобы сосредоточиться и на какое-то время оказаться в обстановке, где его ничего не отвлекало и не раздражало.

Несмотря на небольшие размеры и отсутствие дорогих безделушек, эта каюта была оснащена всем необходимым.

Он с удовольствием принял волновой душ, напоминавший своими ароматизаторами и прикосновениями мельчайших водяных капель вечерний бриз на морском побережье.

Прежде чем с наслаждением растянуться на узкой и жестковатой койке, он вспомнил о том, что с утра у него во рту не было маковой росинки, и заказал со стенного пульта основательный обед, распорядившись, чтобы кухонный робот принес его прямо в каюту.

Все они измотаны. После посадки на них обрушилось слишком много событий. Схватки, мертвый город, поход к космодрому… Нервы у всех на пределе, нужно дать людям отдохнуть, прежде чем ставить перед ними новую задачу.

Он так и сделает, если события вновь не вынудят их действовать поспешно, как это уже было не раз на этой сумасшедшей планете.

Затем он подумал о том, что отдых на этом корабле ни в коем случае нельзя затягивать, иначе возникнет другая опасность. Люди расслабятся, почувствуют, что цель, к которой они стремились, покидая Землю, достигнута, что все опасности остались снаружи, за бортом… Этот корабль казался таким надежным, комфортным и безопасным, что невольно напрашивался вывод о том, что неведомые силы используют его в качестве лакомой приманки.

Он думал об этом, пережевывая принесенные роботом осточертевшие концентраты, лишь внешне похожие на сочный бифштекс.

Ничего нового не приходило в голову, данных для каких-то выводов и даже для обоснованных предположений было все еще недостаточно. Одно он решил для себя совершенно определенно — поиски пропавших на этой планете людей он не прекратит даже в том случае, если вести их придется одному.

Он должен выполнить свою главную задачу в любом случае, при любом раскладе сил. А задача инспектора внешней безопасности состоит в том, чтобы установить, что произошло здесь с людьми, что за новый могущественный враг появился у человечества на этой планете, на которой в течение целых двадцати лет ничто не угрожало процветанию нормальной земной колонии… И он вынужден был повторить себе эту набившую оскомину истину просто потому, что очевидные истины забываются в первую очередь.

Настырно и совершенно по-земному задребезжал над входной дверью старинный звонок. Кто-то все-таки сумел отыскать его тайное убежище. Впрочем, он не сомневался в том, кто это может быть, и потому, не вставая с постели, приказал охранной системе открыть дверь.

Появившаяся на пороге Линда Гердт выглядела убийственно спокойно, и Ротанов прекрасно знал, что это ее спокойствие предвещает надвигающуюся бурю.

— Хорошее место. От меня спрятался?

— Да не собирался я здесь оставаться! Ты же видишь, эта каюта совершенно непригодна для жилья, — сразу же начал оправдываться Ротанов. — Хотелось еще раз все обдумать и подготовиться к серьезному разговору с десантниками. Я не собираюсь долго задерживаться на этом корабле. Нужно искать пропавших людей, нужно найти хотя бы одного свидетеля событий, которые произошли на Ароме с момента начала катастрофы.

— Я давно замечаю, что ты начал меня избегать, — продолжала Линда гнуть свою линию, делая вид, что не слышит его доводов. — С тех самых пор, как мы покинули город, ты не соизволил обмолвиться со мной ни единым словечком!

— Я не хотел на людях демонстрировать наши с тобой особые отношения. В таком маленьком отряде, состоящем из одних мужчин, это может подорвать остатки дисциплины.

— Каким ты, однако, стал щепетильным! Почему же раньше ты не беспокоился об этом, когда забрался ко мне в постель?

— Я никогда не отказываюсь от выплаты причитающихся мне долгов! — произнес инспектор с ехидной усмешкой, о чем сразу же пожалел, потому что шутка не получилась и своим замечанием он довел Линду до самой высшей точки кипения. Видя, что теперь уже всякие разумные доводы бессмысленны, он неожиданно перешел от обороны к наступлению, чем сразу же сбил ее с толку.

— Ты лучше скажи, что от тебя надо этому хлыщу Саврасову, почему он не отходит от тебя ни на шаг?

— Ах, вот как! Ты соизволил это заметить! А я уж думала, что ты вообще перестал смотреть в мою сторону.

— Ты не ответила на мой вопрос! — суровым голосом произнес Ротанов, поднимаясь с постели и лишая Линду ее основного преимущества.

Стоящий над твоей головой человек всегда чувствует себя более уверенно. Его совершенно не интересовал ни сам Саврасов, ни его безуспешные попытки приударить за Линдой, ему лишь хотелось побыстрей завершить очередную, не вовремя назревавшую ссору. Похоже, ему это удалось, потому что Линда, неожиданно прекратив свои наскоки, заговорила серьезно:

— Вот что я думаю, Ротанов. Нам с тобой не нужно дожидаться разговора с десантниками, о котором ты упомянул. Ничего хорошего из этого не получится. Они откажутся пойти с нами. Ведь ты именно на это рассчитываешь, я не ошиблась?

31
{"b":"11295","o":1}