ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взобравшись на знакомый зубец, на котором он нес последнее дежурство, перед тем как отправиться в погоню за бандой Барсика, Ротанов внимательно осмотрел загроможденную обломками стены гигантскую внутреннюю площадку башни.

Сейчас трудно было поверить, что вся эта площадь когда-то действительно была полом титанической башни, но тем не менее это было именно так.

Внешний, поверхностный осмотр ничего не прояснил. И не было ничего, что напоминало бы здесь о присутствии людей.

Неожиданно он осознал, что это открытие ему неприятно. Несмотря на отданный Хорсту прямой приказ немедленно после его ухода следовать к новому селению колонистов, Ротанов подсознательно надеялся, что они все же дождутся его возвращения… Но этого не случилось, и теперь горечь от недавней потери близкой ему женщины смешалась с пронзительным чувством одиночества.

Он не раз думал о том, что люди — стадные животные… Особенно остро это чувствуется на чужих планетах, в такие вот ночи, когда окажешься один среди враждебных человеку развалин…

Огромные параллелепипеды, разбросанные по всему двору, сейчас напоминали могильные надгробия, от них исходила непонятная угроза, и он не мог понять ее причины.

Ротанов знал, что его тренированная психика, закаленная в многочисленных походах по чужим мирам, не станет бить тревогу без серьезного к тому повода. Что-то здесь скрывалось, в этих развалинах, — возможно, что-то общее с тем звуком, который добрался до него сквозь толщу породы, когда он еще только подходил к башне…

Неотступавшая тревога заставляла его снова и снова осматривать ночной двор. Здесь ничего не менялось, все казалось неподвижным и мертвым. Разве что редкие отблески света пробегали по черным надгробиям дальних параллелепипедов, едва различимые на их гранях… И наконец, это наблюдение пробилось к сознанию инспектора.

— Свет? Откуда здесь свет?! Он не был отражением звезд, слабый источник света находился где-то здесь, в самом центре лежавшего перед ним двора.

Чтобы разобраться в этом и убедиться, что зрение его не обманывает, пришлось спуститься со стены во внутреннее пространство башни.

Внизу масштабы окружающего сразу же изменились. Параллелепипеды казались теперь заброшенными зданиями, а промежутки между ними — запутанными улицами мертвого города. Он почти сразу потерял нужное направление, и никаких отблесков уже не было видно. Из-за дурацкой спешки он не наметил путь, ведущий к источнику света, и теперь вынужден был идти по памяти.

К счастью, зрительная память никогда не подводила его, и, прикрыв глаза, стараясь различать дорогу перед собой, не больше чем на пару метров, он Двинулся вперед, наугад выбирая направление, а когда ему показалось, что пройдено уже достаточно — взобрался на ближайший блок и сразу же, метрах в двадцати, увидел желтоватый живой огонь костра.

В узком пространстве, между стоявшими рядом блоками, сидели четыре незнакомца. И еще трое пленных, связанных сыромятными ремнями. Он узнал их сразу, несмотря на то, что их лица находились в тени нависавшего над ними каменного обломка.

Теперь он знал, почему его не встретили… Однако в представшей перед его глазами картине была одна загадка, ответ на которую он должен найти, прежде чем решить, как поступить дальше.

Каким образом эти четверо непохожих на бандитов людей смогли справиться с его друзьями?

Он еще мог предположить, что они застали врасплох Хорста и Гранта, но трудно было поверить, чтобы опытный космический десантник, каким был Зарудный, мог позволить этим четверым фермерам спеленать себя, словно какую-то куклу…

Четверо незнакомцев, расположившихся вокруг костра, походили именно на фермеров или торговцев, вот только торговать здесь было не с кем.

Возможно, эта группа шла за поживой в оставленный колонистами город и по дороге наткнулась на его друзей… Грант рассказывал, что, пренебрегая опасностью, колонисты объединяются в небольшие отряды, чтобы раздобыть в обезлюдевшем городе еще сохранившиеся там остатки консервированного продовольствия, инструменты или оружие. Все это ценилось в новой колонии на вес золота. Из таких походов многие не возвращались.

Выглядели все четверо искателей приключений довольно неважно. Обросшие щетиной, в грубой одежде, явно перекроенной из старых вещей, они казались истощенными и отчаявшимися.

Судя по запаху, доносившемуся из небольшого котелка, висевшего над костром, все, чем они располагали на ужин, состояло из стандартных концентратов, извлеченных, по-видимому, из рюкзаков его друзей. Оружие тоже оставляло желать лучшего. Ножи, самодельные самострелы, лишь у одного было пороховое ружье. Странно, что он не обнаружил у них бластера Зарудного даже при самом тщательном осмотре. Еще одна загадка?

И все же эти люди каким-то непонятным образом смогли одержать верх над опытным десантником, способным в случае необходимости без всякого оружия вывести из строя вдвое большее число людей…

Это соображение какое-то время удерживало Ротанова от немедленных действий, заставляя продолжать наблюдение из своей засады. Нет ничего хуже, чем начинать схватку в неясных обстоятельствах. Четверо колонистов спокойно сидели вокруг открыто разведенного костра, не выставив даже охраны… Что-то здесь было не так.

Чтобы проверить мелькнувшую догадку, он вынужден был перейти к активным действиям и, не высовываясь из-за угла блока, дружелюбно произнес:

— Приветствую вас, любезные путники! Не разрешите ли присоединиться к вашему огоньку?

Наверно, ничего глупее и неожиданнее этой фразы не звучало здесь со времен катастрофы.

Все четверо мгновенно вскочили на ноги, и ствол ружья безошибочно повернулся в ту сторону, откуда раздался голос Ротанова.

— Кто ты, черт возьми? Выходи на свет, чтобы мы могли тебя рассмотреть!

— Я инспектор Ротанов.

— Инспектор? Какой еще инспектор?! Выходи на свет и держи руки так, чтобы мы их видели!

Он безоговорочно выполнил их требование, усмехнувшись украдкой. Если бы он хотел причинить им вред, он сделал бы это, незаметно подкравшись в темноте, без всяких разговоров.

Эта четверка не была знакома с элементарными правилами безопасности, и, кажется, он начинал понимать, почему Зарудный позволил себя связать.

ГЛАВА 35

Ствол ружья был направлен прямо в лицо Ротанову. Его отделяло от стрелка несколько метров — слишком мало для того, чтобы можно было надеяться на промах, и слишком много, чтобы пытаться выбить у него оружие.

Остальные трое из этой пестрой компании не двинулись со своих мест, заинтересованно глядя на развернувшееся на их глазах представление. Это лишний раз подтвердило вывод Ротанова о том, что люди, пленившие его товарищей, не знакомы с элементарными правилами рукопашной и не относятся серьезно к его неожиданному для них визиту. Это было ему на руку и позволяло отвлечь внимание на себя.

Связанный Зарудный, находившийся позади всех остальных участников этой сцены, сделал непонятное движение, словно пытался нырнуть.

— Медленно достаньте пистолет и бросьте его мне! — произнес владелец ружья суровым и в то же время не слишком уверенным тоном. Похоже, его тоже одолевали сомнения относительно столь легкого пленения этих хорошо вооруженных незнакомцев, в особенности ему не нравился Ротанов, что называется, добровольно отдавшийся им в руки.

— Насмотрелись шпионских фильмов! — недовольно пробурчал Ротанов, но и это требование выполнил, угловым зрением продолжая наблюдать за странными телодвижениями Зарудного и предоставляя ему дополнительное время для того, чтобы закончить задуманное.

Подхватив оружие, человек с ружьем, очевидно, главный среди этой четверки, выкрикнул свое следующее требование сорвавшимся от волнения голосом:

— Руки за голову и два шага вперед!

Люди, не уверенные в себе, вдвойне опасны, и с этой нелепой ситуацией необходимо было покончить как можно быстрее.

Ротанов медленно, словно нехотя, завел руки за голову, проделал положенные два шага, но не остановился и, неожиданно сменив темп движения, продолжил его в сторону своего противника, державшего ружье. Он видел, что Зарудный, растянувший свои путы, успел выскользнуть из них и оказался за спиной у троих по-прежнему безмятежно сидевших у костра искателей приключений.

67
{"b":"11295","o":1}