ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебя не было слишком долго. Я уже собрался идти за тобой! — сказал Зарудный, и Ротанов не сомневался, что этот человек действительно готов был отправиться ему на выручку в самое пекло.

«Вот так, постепенно и неожиданно, я обретаю новых друзей… Уже только ради этого стоит продолжать свою работу».

— Сколько времени прошло?

— Больше часа!

Ротанов усмехнулся про себя, вспомнив, как много всего произошло с ним за этот час во внутреннем, уплотненном времени машины.

Световой столб над вратами поблек и теперь уже почти слился со светлеющим на востоке горизонтом.

— Так что там было? Райские врата работают? Они действительно исполняют желания тех, кто прошел через них?

— Это всего лишь приманка для простачков. Ловушка для доверчивых людей, способ заманить их внутрь и навсегда оставить в параллельном мире.

Он сознательно произнес слова «параллельный мир», избегая даже намека на то, что открылось ему за этой светящейся завесой. Нелегкое решение, которое он принял, уже начало воплощаться в жизнь, и отныне ему придется контролировать каждое свое слово.

— В таком случае, как тебе удалось вернуться?

— Мне повезло. Что-то у них не сработало.

— Значит, за всем этим кто-то стоит? Какой-то конкретный враг?

— Вся планета. Огромный, рассеянный по всей планете мозг управляет протекающими на ней процессами. Иногда он замечает нас, а затем вновь направляет свое внимание к звездам. Но в те моменты, когда внимание этого мозга направлено на людей, на сушу выходят монстры, и на нас нападают чудовища. — Ротанов импровизировал на ходу и даже не подозревал в тот момент, насколько близка к истине его догадка. Версия мозга, способного управлять целой планетой и использовать для своих нужд поистине космические силы, была ему подброшена рэнитами, и, хоть он по-прежнему не слишком в это верил, она ему понадобится после возвращения для того, чтобы охладить пыл министерства космической обороны.

Это было лишь частью его плана. Именно той его частью, которая должна была фигурировать во всех официальных отчетах. Он доверял своим спутникам, но не хотел делать их соучастниками своего преступления. Потому что сокрытие важнейших сведений от федеральных властей являлось преступлением, не менее тяжким, чем прямая ложь. Ему еще предстояло все обдумать, упорядочить все факты, которые станут известны федеральному правительству после его возвращения.

Он знал, какие силы будут задействованы в расследовании, после того как их корабль опустится на космодроме Земли. «Инпланет» никогда не расстанется с мечтой о беспредельной власти, которую подарил ее боссам кровавый жемчуг Аромы.

Ему придегся обосновать бесперспективность всех дальнейших работ на этой планете, ему придется привести убедительные доказательства для планетарной комиссии, которая должна была, по его замыслу, объявить Арому закрытой зоной, опасной для человека. Он знал, какую огромную ответственность взваливает на свои плечи, единолично решая вопрос о запрете дальнейших контактов с рэнитской цивилизацией… Он нарушал все законы, все правила и понимал, какую цену придется за это заплатить… Не знал он лишь одного — удастся ли ему осуществить свой безумный план. Ведь предотвратить новую исследовательскую экспедицию на Арому ему ни за что не позволят, и ею будут руководить уже другие люди… Но он обязан был, хотя бы попытаться, чего бы это ни стоило…

— Ты считаешь, что нам разрешат беспрепятственно покинуть планету?

— Почему бы и нет? Хозяин этой планеты закончил свое исследование человеческой психики и начинает терять к нам интерес. В конце концов, мы для него всего лишь муравьи, занятые своими собственными делами и не замечающие ничего вокруг…

Мое расследование здесь завершено. Нужно как можно скорее доставить на Землю информацию об Ароме.

Я уверен, теперь мы получим доступ к топливу на космодроме. Второй звездолет будет разблокирован, и мы сможем использовать его для эвакуации всех уцелевших жителей нашей колонии.

— А если они не согласятся? — поинтересовался Хорст. Он всегда остро реагировал на любое ущемление гражданских прав поселенцев и сейчас с явным интересом ожидал ответа Ротанова.

— Они получат право выбора, но будут предупреждены о том, что я попрошу Совет объявить Арому закрытой планетой. У нас для этого достаточно данных, и, если Совет согласится с моими доводами — те, кто останутся, будут совершенно отрезаны от Федерации на долгие годы и предоставлены сами себе в этом, полном опасностей мире.

— Можно подумать, сейчас они каждый день видят наши корабли!

— Сейчас у них есть хотя бы надежда. Катастрофа произошла не так давно, а до этого компания «Инпланет» поддерживала регулярные контакты с Землей. Люди верили, что со временем все наладится и им удастся вернуться к прежней жизни. Теперь нам придется лишить их этой надежды.

— Я не уверен в том, что на космодроме нас встретят с распростертыми объятиями! — вступил в разговор Зарудный.

— Ну это уж твоя забота. На корабле остались только твои подчиненные.

— Ты отлично знаешь, что здесь нет никаких подчиненных. Они давно забыли о всякой субординации.

— В таком случае, нам придется напомнить им о ней. Когда они узнают, что появилась реальная возможность возвращения домой, их отношение изменится.

— Я тоже так думаю, — поддержал Ротанова Хорст. — И важную роль в этом сыграет известие об эвакуации местных жителей, среди которых немало молодых женщин. Основной причиной конфликта с десантниками, как ты помнишь, была именно женщина…

— Я помню! — прервал Ротанов Хорста, пожалуй, излишне резко. Напоминание о Линде все еще вызывало в нем болезненное чувство вины.

— А почему ты думаешь, что теперь мы найдем на космодроме топливо? — поинтересовался Зарудный.

— Я ведь побывал за райскими вратами, а те, кому это удалось, получили доступ к богатейшей информации. Ну и кое-какие их желания все-таки исполняются…

— Ты толком так и не рассказал, что там с тобой произошло!

— Я обязательно сделаю это, как только мы уберемся с планеты. Сразу же после старта вы получите доступ ко всей информации!

Ротанов все еще не знал, сумеет ли выполнить свое обещание и сдержать слово, которое не нарушал ни разу во время всех своих предыдущих экспедиций.

ГЛАВА 44

Опасения Зарудного не оправдались. Десантники, измученные полной изоляцией своего крохотного корабельного мирка, встретили их возвращение с радостью и беспрекословно признали полномочия своего бывшего командира.

Несколько раз они собирались отправить отряд на поиски группы Ротанова, но так и не смогли договориться о том, кто останется на корабле. Бросать его на произвол судьбы никто не хотел, и дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Так обычно бывает с теми, кто не привык к самостоятельным действиям. Зато сейчас, когда появление Зарудного избавило их от необходимости самим принимать решения, они готовы были следовать за ним куда угодно. И рьяно занялись подготовкой к эвакуации остатков земной колонии.

Ротанова беспокоила нехватка места на кораблях, но после первого же визита в колонию стало ясно, что большинство колонистов не желают возвращаться. Он ожидал чего-то подобного, но не думал, что отказ вернуться будет таким массовым.

Несмотря на все уговоры, на угрозу полной изоляции от родины на долгие годы — половина колонистов решила остаться, невзирая на смертельные опасности, подстерегавшие их в пустыне Аромы, несмотря на красивую приманку райских врат, ежемесячно уменьшавших население колонии, а может быть, как раз из-за них… С мечтой о чуде человек расстается в последнюю очередь.

Известие о гибели Линды было воспринято десантниками довольно равнодушно, и их реакция лишний раз напомнила Ротанову о том, как недолговечна людская память.

Всего месяц назад они готовы были драться за эту женщину, а теперь никто из них не вспомнил о том, что по прошествии сорока дней по древней традиции следовало бы помянуть покойную. Впрочем, она для них всегда оставалась только женщиной, желанной, но чужой.

86
{"b":"11295","o":1}