ЛитМир - Электронная Библиотека

Так кто же его тогда преследует? От ответа на этот вопрос зависело слишком многое. Возможно, вся его дальнейшая судьба. И он решил добраться до истины, чего бы это ни стоило.

Занятый своими мыслями, он почти механически менял маршруты, сверяясь со светившейся на стене картой. Название конечной станции, недалеко от которой жила Илен, прочно врезалось в память.

Когда пневматичка подошла к нужной ему остановке, он просто так, на всякий случай, окинул взглядом соседний вагон и сразу же узнал одно лицо.

Хотя это лицо заросло двухдневной щетиной и принадлежало какому-то грязному старикану, он его вспомнил.

Лицо этого человека уже пару раз мелькало за стеклом соседнего вагона во время его долгого маршрута через всю Ланку. Сначала он видел его в переднем вагоне, теперь старикан ехал в заднем…

Случайное совпадение на таком запутанном маршруте исключалось. Значит, за ним следили… Значит, те, кто его похитил, знают, где он находится. Знают и ничего не предпринимают! Теперь он почти не сомневался, что за ним следили непрофессионалы. Профессионала он никогда бы не увидел. Похоже, в его истории не замешаны федеральные органы.

Эта мысль придала ему немного уверенности и несколько уменьшила чувство затравленное и обреченности, всецело владевшее им после побега из клиники.

Если он не ошибся, если за ним охотилась не безликая и чудовищная в своей неотвратимости государственная машина — тогда он еще посмотрит, кто кого…

Проехав нужную станцию и пропустив еще пару остановок, Олег неожиданно вскочил и рванулся к выходу в тот момент, когда поезд собирался тронуться после очередной остановки.

Выставив вперед обе руки, Олег раздвинул смыкавшиеся двери. Стальной цилиндр пневматического компрессора заскрежетал от напряжения, но вынужден был уступить давлению мышц, не уступавших ему в силе.

Когда двери с грохотом захлопнулись у Олега за спиной, он резко обернулся и самодовольно ухмыльнулся, глядя на старика в проносившемся мимо вагоне.

Еще несколько раз поменяв поезда и внимательно разглядывая попутчиков — к счастью, немногочисленных в столь ранний час — он наконец решил, что оторвался от непрошеных наблюдателей.

В вагоне, доставившем его к последней станции, вообще не было ни одного пассажира… Хотя и это не значило ровным счетом ничего.

История, начавшаяся неожиданным знакомством с красивой девушкой, оборачивалась совсем не просто.

По лестнице ее подъезда он поднимался медленно, крадучись, прислушиваясь к каждому шороху. Он предпочел забыть о лифте, и правильно сделал, потому что на третьем этаже обнаружил в коридоре парочку подозрительных типов, абонировавших кабину одного из лифтов. Они смахивали на бомжей, но у Олега не было в этом полной уверенности. За последние несколько часов его подозрительность и осторожность возросли в несколько раз.

Илен жила двумя этажами выше, и он проскользнул мимо бомжей незамеченным.

Едва Олег прикоснулся к звонку, приготовившись к долгим объяснениям через закрытую дверь, как она неожиданно приоткрылась.

— А, вот и ты… — Словно Илен ждала его все это время. Словно в его повторном визите, о котором они не договаривались, не было ничего необычного…

Она широко распахнула дверь, и только сейчас, переступив порог, он увидел сидящего на кухне человека лет сорока в темно-синем мундире. Сердце гулко ударило два раза и замерло у самого горла.

Собственно, он почти догадался, почти знал, что идет в заранее подготовленную ловушку, и все-таки шел. Словно его магнитом через весь город тянула эта проклятая дверь!

— Извини. Я не знал, что ты не одна.

— Капитан Корсинский. Он хотел с тобой поговорить. — И словно этим было все сказано и не требовалось никаких других объяснений, она повернулась и ушла в свою комнату, плотно прикрыв за собой дверь. А Олег так и остался стоять у порога кухни, пригвожденный к месту безмерным удивлением.

Скрещенная с мечом серебряная ракета на бляхе мундира Корсинского могла означать лишь одно: космическая разведка, служба безопасности. Та самая овеянная легендами организация, о подвигах которой сделано столько видеокристаллов, но с сотрудниками которой никому из обывателей не доводилось встречаться.

В этом не было ничего удивительного, сфера деятельности этой организации лежала за пределами Земли…

— Долго ты себя заставляешь ждать. Не устал бегать по городу?

— Ждать? Меня?

— А ты как думал, с чего бы я стал тут чаи распивать? — Он повернулся и теперь смотрел на Олега в упор холодным, оценивающим взглядом. Первое удивление уже прошло, и Олег молчал, ожидая продолжения этого невероятного разговора.

— Мы давно за тобой наблюдаем. С того самого момента, когда медики попытались замести следы своего преступления и вычеркнули из списка живых твою настоящую фамилию.

— Так вы все знаете… — Удивление Олега возрастало после каждой фразы Корсинского. Пока только удивление. Он еще не успел сопоставить все факты. Олег болезненно воспринимал все, что касалось истории его рождения, да и гордости и самолюбия у него, пожалуй, тоже хватало на двоих. Вот только страха перед этим человеком он не испытывал совершенно. Хотя должен был после всего, что с ним приключилось.

— Мы ждали все эти годы. Дали тебе возможность спокойно учиться, набраться опыта, проявить свои настоящие способности.

— Иными словами, вы ждали результатов эксперимента, проделанного надо мной.

Теперь уже Корсинский с удивлением посмотрел на Олега.

— Вероятнее всего, так. Похоже, с тобой можно разговаривать без обиняков. Это хорошо. Я предпочитаю разговаривать прямо, без дипломатических тонкостей. Естественно, мы не могли упустить из виду единственного оставшегося на Земле представителя новой расы. — Он сделал останавливающий жест, оборвав попытку Олега возразить ему.

— Я знаю, что ты хочешь сказать. Да, не в полной мере. Зародыш твоего организма не конструировали искусственно и не выращивали в колбе. Тем не менее ты ближе всех нас стоишь по генетическому уровню развития к расе Таннов. В чем-то ты даже их превзошел. Не знаю, я не медик и не ученый.

Зато я точно знаю, насколько нам нужен такой человек, как ты. Человек, способный сойти за полноценного Танна.

Вот уже скоро пятнадцать лет, как мы утратили контроль над их колонией. Если сказать честно, мы вообще не знаем, что там происходит.

— Одним словом, вы знаете обо мне все… — Пока что Олега больше занимало лишь то, что касалось его лично. И в этом не было ничего удивительного. Едва увидев бляху агента космической службы безопасности, открыто приколотую на отвороте кителя Корсинского, он понял — с этой минуты его жизнь уже никогда не будет прежней.

— Чуть-чуть больше, чем знаешь ты сам. Такая уж у нас специальность.

— Мне не нравится такая специальность.

— Думаешь, мне она нравится? Но кто-то должен следить за тем, чтобы этот мир не взорвался. Ты что-нибудь знаешь о Рутянах?

— Только то, что сообщалось в официальной прессе.

— Там не много сообщалось. Но, возможно, их первый визит всего лишь начало. Начало большой космической войны, и они пришли с Острана.

— Планета Таннов?

— Теперь ты понимаешь, почему я здесь?

Какое-то время Олег молчал, пытаясь разобраться в собственных чувствах. В том, например, почему он не испытывал ни малейшей радости от визита Корсинского. Хотя не далее как вчера он готов был отдать все, чтобы вырваться за пределы опостылевшей ему старой и грязной планеты. Из мира, в котором для него за восемнадцать лет так и не нашлось родного уголка. Теперь, вероятно, ему подобную возможность предоставят. Словно прочитав его мысли, Корсинский сказал:

— Корпус космической разведки — совершенно особое учреждение. Это даже не учреждение — это одна большая семья, в который каждый отвечает за другого.

— Красиво сказано…

— Это правда. Мы занимаемся жестокими, а порой и грязными вещами. Если при этом не стоять друг за друга — никому из нас не выжить. Может быть, именно у нас ты найдешь то, что безуспешно искал все эти годы.

10
{"b":"11296","o":1}