ЛитМир - Электронная Библиотека

В дальнейшем, если возникнет необходимость, он сможет использовать этот факт себе на пользу.

Олег знал, что обнаружить ведущееся современными техническими средствами наблюдение обычный человек не в состоянии. Однако пользы от этого знания не было никакой. Скорее, наоборот, он лишний раз осознал свою полную беспомощность.

Людей, ведущих за ним слежку, он не видел ни разу, если не считать того старика в пневматичке, хотя при желании смог бы, наверно, установить место, откуда велось наблюдение.

Один раз ему пришла в голову идея воспользоваться скоростными линиями городского транспорта и еще раз повторить трюк с пересадками. Просто для того, чтобы насолить своим соглядатаям. Но он тут же остановил себя. Даже если ему удастся уйти от наблюдателей, пользы от этого не будет никакой, зато его противники станут гораздо осторожнее и узнают кое-что новенькое о его способностях.

Еще во время беседы с капитаном Корсинским он понял, что знают они далеко не все. Он сам время от времени открывал в себе новые свойства. Видимо, его организм к восемнадцати годам еще не закончил свое развитие.

Уже здесь, в Ланке, пару дней назад он вдруг почувствовал, что может слышать слабые звуки на расстоянии нескольких километров. Для этого надо было лишь сосредоточиться, отключить от сознания шумовой фон города и как бы приблизить к себе нужное место. Тогда он мог разобрать даже шорох гусеницы, ползущей в траве. Похоже, расстояние здесь вообще не играло никакой роли.

По-настоящему свое новое общественное положение Олег осознал, когда посетил городские кассы космопорта, чтобы впервые в жизни купить билет на космический лайнер. На свои подъемные он мог выбирать между вторым и третьим классом и решил не экономить. Не так уж часто происходят подобные события…

Корабль отправлялся во вторник, и он едва дотерпел, когда кончатся последние дни ожидания, самые долгие дни на Земле. Наконец день отправления наступил.

Космопорт располагался высоко в горах, в стороне от городских мегаполисов. Хотя аварий космических лайнеров не случалось уже несколько лет, меры безопасности после того, как «Росток» из-за отказа двигателей рухнул на жилой район, соблюдались очень строго.

Готовый к старту рейсовый корабль (его корабль!) стоял на ускорительной платформе и напомнил Олегу выброшенного на сушу кита.

Он выглядел некрасивым, почти нелепым, но внешнее впечатление оказалось обманчивым.

Едва Олег переступил порог скоростного гравитационного лифта, как очутился в волшебном мире современного пассажирского лайнера…

Стюард, проверивший его билет, поздравил нового пассажира с отличным выбором корабля, вручил ему рекламный проспект, электронную карточку, заменявшую ключ от каюты, и маленький плоский мешочек, сшитый из гладкой кожи, с тонким шнурком, чтобы вешать на шею.

— Что это такое? — с удивлением спросил Олег, разглядывая незнакомый для него предмет.

— Внутри зашит белый песок Сахары. Каждый, кто уходит в большой космос, всегда берет с собой частичку родной планеты. Такова традиция.

Традиция Олегу понравилась, он тут же надел ладанку на шею и забыл о ней до того самого времени, пока на нее не указал перст судьбы.

Каюта второго класса оказалась совсем маленькой (зато одноместной!). Этого он никак не ожидал и почему-то постеснялся спросить в кассе, когда покупал билет. Зато теперь этот приятный сюрприз в сочетании с идеальной чистотой и порядком заметно улучшил ему настроение.

Оказалось даже, что у него есть свой собственный вход в туалетную кабину с душем, рассчитанную на две каюты. Но когда он ею пользовался, двери автоматически запирались и никто не мог его потревожить.

Он тут же привел себя в порядок, достал свой лучший костюм, приобретенный специально для этой поездки, и отправился в кают-компанию своего класса ужинать.

О том, что настало время ужина, его своевременно известило информационное табло над дверью.

Никогда он не бывал на космических кораблях. Он, конечно, читал про них, видел в реалах, но в жизни все выглядело иначе.

Никакой реал не мог передать запах натуральной кожи, звон хрусталя или это бесподобное выражение, навсегда застывшее на лице робота-метрдотеля в золоченой ливрее, назначившего ему обеденное место в салоне второго класса.

Начало путешествия было похоже на сон. Мягкий беззвучный старт, никаких перегрузок.

Когда на огромном обзорном экране, стилизованном под иллюминатор, появилась обратная сторона луны, музыка зазвучала тише, свет приглушили и капитан торжественно поздравил пассажиров с выходом в открытое пространство.

Олег одиноко сидел за своим столиком, разглядывая шикарно одетых дам, словно сошедших с обложек модных журналов. Сейчас он чувствовал себя еще более отчужденно и одиноко, чем раньше. Этот мир роскоши и показного блеска ему не принадлежал. Возможно даже, он видит его в первый и последний раз…

Когда он подумал об этом, легкая прохладная рука коснулась его локтя. Олег вздрогнул, словно от удара электрического тока, и резко обернулся.

Перед ним, слегка порозовев от волнения, стояла Илен.

— Ты?.. — только и сумел он промолвить, а она лишь пожала плечами.

— Неужели ты думал, что они отпустят тебя без провожатого? Ты слишком много для них значишь.

— Выходит, ты и есть тот самый провожатый?

— Можно назвать это и так. Но я сама хотела тебя увидеть. У меня тридцать вторая каюта. До двенадцати дверь будет незаперта — зайди, если захочешь поговорить.

Она сразу же исчезла, заслоненная танцующими парами, а он все еще не мог прийти в себя от этого неожиданного предложения, от желания и вспыхнувшего гнева одновременно. Слишком свежи еще были воспоминания их первой ночи. Лишь вчера он простился с ней, навсегда поставив точку на этом подстроенном разведслужбами знакомстве…

И вот теперь она летит вместе с ним. Она даже не скрывает, что ей поручено за ним следить, и в то же время приглашает к себе. Что это? Порочность, бесстыдство или что-то иное?

Он, конечно, никуда не пойдет! Но удовольствие, смешанное с грустью, испытываемое им от прощания с Землей, неожиданно померкло.

Его мысли помимо воли все время возвращались к Илен. Он вспоминал мельчайшие подробности их единственной ночи и последовавшего за тем расставания.

Наскоро закончив ужин, он вернулся к себе в каюту в надежде заснуть и избавиться тем самым от мучительных часов борьбы с самим собой.

До двенадцати оставалось еще целых два часа! Зачем она ему сказала время? Она ничего не делает случайно. Каждый шаг — тонкий расчет. Каждое слово очередная ложь. Он ненавидел ее тем сильнее, чем мучительней становилось желание послать к черту все благоразумные мысли и очертя голову броситься к ней в каюту.

Его удерживала лишь одна-единственная мысль, мысль о плате. Не важно, что платит ей не он, раз плата существовала — свидание становилось унизительным.

Вся его мужская гордость восставала против такого варианта. Он думал лишь о том, сколько подобных заданий до него она уже выполнила. Сколько мужских рук равнодушно и по-хозяйски уверенно касались ее тела…

Оставалось непонятным и нелогичным лишь одно обстоятельство — почему его так сильно волнует все, что связано с Илен?

И дело не только в сегодняшней встрече. Он думал об Илен непрерывно, до самого отлета. Он хотел ее увидеть еще раз, и у него едва хватило благоразумия не пойти к ней проститься перед отлетом. И вот теперь она летит на том же корабле… Нужно всего лишь открыть дверь каюты, подняться на третий уровень и отыскать на дверях табличку с номером тридцать два…

Чтобы прекратить эту унизительную пытку, он открыл дверь и вышел в коридор. До двенадцати оставалось ровно пятнадцать минут. Так что по крайней мере он может считать, что сдался лишь в самый последний момент.

Было и еще одно обстоятельство, которое, в конце концов, оказалось сильнее всех его благоразумных рассуждений. Он знал, что Илен ждет его и хочет, чтобы он пришел. Он просто чувствовал это.

12
{"b":"11296","o":1}