ЛитМир - Электронная Библиотека

Он бы, возможно, так и не решился на последний шаг, если бы труба вдруг резко не расширилась, со свистом втянув в себя воздух.

Воздушный поток, толкнув Олега в спину, сбил его с ног, и через секунду он очутился внутри трубы. Створки за ним тут же захлопнулись, раздался чмокающий звук, и упругая подушка, образовавшаяся под ногами, плавно понесла его по трубе вверх.

Ветвистые трескучие искры вспыхивали и гасли перед ним в полной темноте Затем мрак неожиданно сменился ровным зеленоватым свечением, и стремительный подъем прекратился.

Теперь Олег плавал внутри какой-то гигантской полости, наполненной странной светящейся жидкостью, впрочем, он не был уверен, жидкость ли это, поскольку дышалось по-прежнему легко. Олег подумал, что среда напоминает антиперегрузочную ванну… Сразу после этой мысли без всякого перехода в его мозгу вспыхнула очень яркая картина.

Он увидел станцию как бы с птичьего полета. Только стены были абсолютно прозрачны, и в центре, раскачиваясь на своих тяжах, висел проглотивший его мешок.

Неожиданно тяжи стали лопаться один за другим и, отсоединившись от сфероида, аккуратными спиралями свиваться на полу. Верхняя часть гигантского купола станции раскололась на шесть одинаковых лепестков.

Лепестки разошлись в стороны, открывая широкую дорогу к небу, и почти сразу же от сфероида вниз ударила череда молний. Рисунки созвездий над куполом станции дрогнули, сместились со своих мест и поплыли навстречу Олегу.

— Так вот что это такое!

И сразу же, вместе с этой догадкой, в его сознании прорезался скрипучий шершавый голос, напоминающий звук плохо смазанной оси. Он узнал его — не сам голос, а картину ментального поля, поразившую его в момент прибытия на станцию. Гигантский мозг заработал вновь.

— Да, меня сделали для того, чтобы летать к звездам. Анализ структурной лингвистики твоего языка закончен. Теперь мы можем общаться не только с помощью образов. Твои собратья — те, что не понимают истинного языка, испортили ворота, и я не могу подняться. Я знаю, ты хочешь улететь отсюда, но я не смогу исполнить твоего желания.

Снова у Олега перед глазами, в глубине зеленоватой жидкости, замелькали расплывчатые образы, словно подвыпивший киномеханик торопливо крутил испорченную пленку.

Олегу показали начало работ по освоению станции. Высокие механические краны подавали к вершине купола металлизированный пластик. Другие роботы, похожие на сороконожек, быстро бегали по поверхности купола, заваривая трещины, а заодно и швы между створками ворот, ведущих в открытое пространство.

— Мои хозяева — те, кто создал меня, приказали ждать здесь, пока какое-нибудь разумное существо, понимающее истинный язык, не поднимется ко мне на борт. Я ждал очень долго, шесть временных циклов, и вот теперь, когда это случилось, я не могу исполнить их волю…

Олег почувствовал, что волнение мешает ему дышать, словно зеленоватый газ, окружавший его со всех сторон, стал настоящей жидкостью.

— Ты знаешь, куда они ушли? — спросил он на том самом «истинном языке».

— Этого они не сказали. Просто велели ждать.

— Но ведь должен же ты помнить хоть что-нибудь! Не могли они исчезнуть бесследно! И потом… — От неожиданной догадки у него перехватило дыхание. Потом, когда ты дождешься, ты же должен куда-то доставить вошедшего к тебе на борт человека, иначе зачем было ждать столько лет?

Голос долго молчал, словно корабль обдумывал, достоин ли его пассажир ответа на такой вопрос. Впервые Олег в своих мыслях с уважением назвал эту штуку кораблем, и ответ в конце концов прозвучал:

— Когда меня создали, звезды, которую я должен теперь найти, еще не было. Лишь на четвертом временном круге развития она должна была появиться в вашей Вселенной. Должно пройти еще два круга, прежде чем она станет готова к нашему визиту.

Олег не много понял из этих фраз, во всяком случае, корабль Лидян не собирался возвращаться домой, он искал во Вселенной не родную планету, а что-то совсем другое…

— Координаты того места, где должна появиться Черная Планета, заложены в моей памяти. Но с тех пор прошло так много времени, что даже звезды сменили свои места. Рисунок созвездий изменился. Мои создатели не смогли правильно рассчитать все хаотические изменения в движении галактических объектов, и теперь все их расчеты потеряли смысл.

— Все потеряет смысл, если сейчас мы не найдем правильного решения. А вдруг те, кто создал тебя, все еще ждут ответа?

— Какого ответа?

— Разве твое задание, то, что ты ждал здесь тысячи лет, разве все это не было вопросом?

— Вопросом о чем?

— О существовании иного разума. О надежде на то, что твои создатели не одиноки во Вселенной…

— Нет. Ты не понимаешь. Возникновение разумной жизни в любой точке Вселенной можно предсказать. Помощь чужого разума была нужна мне лишь для того, чтобы установить контакт и передать послание…

— Послание кому?

— Не знаю, удастся ли мне объяснить все это на твоем языке, в нем слишком мало абстрактных понятий и математической логики…

Рождение и смерть Вселенной чередуются друг с другом. Даже ваша наука знает о таких циклах.

Когда приходит время перемен, в конце шестого круга появляется Черная Планета. Она приносит с собой зародыш нового разума. Того самого, что еще через три временных круга начнет управлять вашей Вселенной.

— Управлять Вселенной? Разве ею управляет разум? Разве все, что происходит вокруг нас, разумно?

— Теперь уже почти нет. Сейчас пришло смутное время перемен. Старый разум, тот, что управлял материей вашей Вселенной весь предыдущий временной круг, состарился и близок к смерти. Новый еще не достиг в своем развитии нужного уровня, и от того, получит ли он наше послание, зависит путь, по которому пойдет развитие жизни в течение следующего временного круга.

В глубине жидкости вспыхивали голубые искры, вспыхивали и гасли…

Олегу казалось, что перед ним в ускоренном темпе разворачивается картина Вселенной, а вспыхнувшая на мгновение искра вмещает в себя жизненный цикл целой звезды…

Он постарался охватить взглядом всю картину, но это было невозможно. Слишком быстро вспыхивали искры, слишком стремительно меняли свои места, и ни одного знакомого рисунка, хотя бы намека на знакомое созвездие…

— Видишь, как давно это было?.. Даже память о моих создателях исчезла из вашего мира, зачем ворошить прошлое? Иногда мне кажется, что мое задание вообще не имело смысла. Во всяком случае, оно потеряло смысл после второй тысячи лет ожидания…

Что-то бесконечно мудрое, мудрое и усталое послышалось Олегу в его тоне Он все больше и больше сомневался, что имеет дело с механизмом.

— Почему твои создатели сами не передали свое послание? Зачем вам понадобился посредник?

— Никого из них не осталось в живых. Они пытались. Последняя экспедиция, искавшая зародыш будущей Черной Планеты, исчезла на краю галактики много тысячелетий назад.

Любые цивилизации смертны. Но перед тем, как уйти навсегда из этого мира, они предприняли еще одну попытку. Они знали, что во Вселенной зародится новый разум, появятся новые цивилизации. И они оставили меня ждать. Ждать, когда это произойдет, ждать когда сюда придет человек, достаточно разумный, чтобы передать послание…

Даже мои создатели не могли знать, что собой будет представлять первозданный разум, с которым придется иметь дело нашему посреднику. Ведь информацию нельзя просто передать. Нужно каким-то образом добиться, чтобы она была прочитана и усвоена. Дети не любят ходить в школу, и никто не мог сказать, что получится из всей этой затеи. Сумеют ли они хотя бы понять друг друга… Вот почему мне нужна была помощь.

— Значит ты ждал, ждал и ждал… Проходили тысячелетия, и ты продолжал свое бесконечное ожидание… У моего народа есть сказка — о джинне. Злого волшебника заперли в сосуде и бросили на дно моря. Он должен был дождаться, пока кто-нибудь найдет и откроет сосуд, в который его заключили. После первой тысячи лет ожидания джинн пообещал исполнить любое желание того, кто поднимет его на поверхность. После второй тысячи лет он решил, что убьет своего спасителя.

20
{"b":"11296","o":1}