ЛитМир - Электронная Библиотека

Усталость, преследовавшая его всю первую половину дня, сейчас уступила место лихорадочному возбуждению — казалось, неслышное дыхание столичного мегаполиса проникает сквозь стены. За пределами этой третьеразрядной обшарпанной гостиницы текла незнакомая ему, полная опасностей и приключений жизнь столицы, а он валялся на диване и силой пытался заставить себя заснуть. Когда в борьбе благоразумия с чувством голода Олег понял, что победило последнее, он встал, оделся и вышел из гостиницы, решив, по крайней мере, найти дешевое бистро, где можно было бы поужинать. В конце концов, обед сегодня он уже пропустил, сэкономив таким образом несколько кредосов, но оставаться еще и без ужина было, пожалуй, слишком…

Минут через пятнадцать вагон пневматички перенес его на несколько кварталов ближе к центру, и вскоре, несмотря на поздний час, его поиски увенчались успехом.

Совсем недалеко от станции подвесной пневматической дороги, которую он старался не терять из виду, чтобы не заблудиться в переплетении незнакомых улиц, он увидел яркую вывеску.

Смешной неоновый человечек налету подхватывал неожиданно возникавший из темноты ярко-оранжевый пончик и, раздувая щеки, перекатывал его между ладонями, с аппетитом затем откусывая сразу половину.

Вывеска принадлежала маленькому тихому заведению, обслуживаемому роботами. Здесь оказался даже музыкальный автомат. Посетителей в это время было совсем немного.

Олег собирался наскоро перекусить каким-нибудь дешевым синтетическим блюдом, но потом не удержался, заказал еще и коктейль. Возвращаться в тесную клетушку гостиницы совсем не хотелось, и он тянул время, решив посидеть здесь, пока бистро не закроют.

Однако стрелки часов показывали уже полночь, а заведение все не закрывалось — возможно, оно работало до утра, что вполне вероятно, поскольку весь обслуживающий персонал здесь заменили механизмами.

Олег собрался уходить, когда дверь отворилась и в кафе вошла девушка. Она была одна в этот поздний час, и это удивило Олега, наслушавшегося рассказов о столичных бандах, державших под своим контролем целые районы столицы.

Обычно он не оставлял без внимания ни одной девушки. Эта показалась ему чрезмерно смелой. А может быть, она забрела сюда от одиночества, как и он? Что могло привести ее в эту автоматическую забегаловку в столь поздний час? Возможно также, что у нее назначена здесь встреча. Ему хотелось разгадать эту загадку. Если бы он хоть немного лучше знал столичную жизнь или обладал чуть большим жизненным опытом, то первое, что должно было прийти ему в голову, то, что молодая женщина, разгуливавшая по этому району после двенадцати без сопровождения мужчины, либо принадлежит к древнейшей в мире профессии, либо какие-то особые обстоятельства заставили ее забыть о столичных бандах. И в том и в другом случае от нее стоило держаться подальше. Но эта благоразумная мысль не посетила Олега, с любопытством разглядывавшего незнакомку.

На девушке был светлый прозрачный плащ, блестевший от дождя, и когда она откинула капюшон, Олег увидел, как она красива. Теперь он продолжал украдкой следить за ней с удвоенным интересом.

Девушка выглядела растерянной и беспомощной. Внимательно осмотрев полупустое кафе, незнакомка выбрала ближайший к выходу столик. Похоже, она изо всех сил старалась не привлекать к себе внимания и в то же время тревожно оглядывалась на входную дверь, словно ждала оттуда опасность.

Она ничего не заказывала. Значит, не голод был причиной ее столь позднего визита — тогда что же? Возможно, именно любопытство помогло Олегу, преодолев робость, подойти к ее столику и спросить, не согласится ли она выпить с ним чашечку кофе? Вопрос нелепый в данных обстоятельствах.

Она отреагировала как-то странно. С минуту ничего не отвечая, она внимательно разглядывала его, и он невольно отметил, какие у нее темные, почти бархатные от глубины глаза.

— Вы из банды Костистого?

— Нет, что вы, я приезжий, я здесь вообще никого не знаю…

Он искренне растерялся от ее неожиданного вопроса и хотел уже отойти, когда незнакомка продолжила.

— Похоже, вы говорите правду. Я должна была догадаться, что вы не здешний. Хорошо, заказывайте ваш кофе. Только учтите — денег у меня нет.

— У меня их тоже немного, но на кофе хватит.

По крайней мере одно положительное обстоятельство заключалось для нее в том, что это бистро обслуживалось роботами. Они не умели изображать на своем лице оскорбленное достоинство, или, что еще хуже, презрение к клиенту, если его тощий кошелек позволял заказать всего лишь одну чашку кофе.

Когда она отхлебнула несколько глотков обжигающего горячего напитка, Олег осторожно спросил:

— Кто такой этот Костистый?

— Его банда контролирует весь западный район Ланки. Он давно уже за мной охотится. Я здесь спряталась от его людей, но это ненадолго. И пока не поздно, вам лучше пересесть обратно за свой столик. Олег ничего на это не ответил, только усмехнулся, вспомнив многочисленные драки в школе первой ступени, из которых неизменно выходил победителем. Он научился легко переносить боль, отключая от нее сознание, да и любая царапина или рана заживала на нем очень быстро. Правда, он не знал, что собой представляли ланкские банды. Слышал только, что они отличались звериной жестокостью и, как правило, убивали тех, с кем вступали в драку. Но в его возрасте подобные пустяки редко приходят в голову, когда рядом находится красивая женщина, нуждающаяся в защите.

— Почему вы не уходите? Вы наверно старинных романов начитались в своей провинции, да? Тоже мне рыцарь! — В ее голосе слышались панические нотки.

И поскольку в ответ он лишь пожал плечами и продолжал молча прихлебывать свой коктейль из стакана, с которым так и не расстался, пересев за ее столик, она спросила, понимая, видимо, что ее попытка отделаться от него окончилась неудачей:

— Неужели случайное знакомство стоит того, чтобы рисковать жизнью? Со мной они ничего не сделают, в худшем случае доставят к Костистому. Но с вами даже разговаривать не станут, они вас просто убьют. Они же вооружены. В любую минуту они могут здесь появиться.

Лицо Олега посуровело, черты обострились. Но он все еще молчал, взвешивая каждое слово и каждое движение. Так всегда с ним бывало в минуты настоящей опасности, приближение которой он уже почувствовал.

— Я вас очень прошу, — тихо произнесла она. — Мне совсем не хочется, чтобы на моей совести оказалась ваша жизнь.

— А как бы вы поступили на моем месте?

— Я ведь не мужчина…

— Вот видите! Поэтому вы не понимаете. Если я сейчас оставлю вас одну, разве я смогу уважать себя после этого?

Возможно, из-за того, что у нее были такие глубокие печальные глаза, или из-за того, что, несмотря на свое отчаянное положение, на свой явный испуг, она беспокоилась о нем, он не бравировал, не красовался перед ней, хотя и чувствовал своим не поддававшимся логическому объяснению шестым чувством, что опасность может оказаться даже серьезней, чем она предполагала. Это особое обостренное чувство приближавшейся опасности досталось ему «в наследство» вместе с букетом других необычных свойств после экспериментов доктора Конора.

Вошли трое. Один, тот, что шел впереди, был среднего роста, худой, даже слишком худой. У него был кастет, и он прятал его под перчаткой. Глаза его блестели, как у наркомана, но скорее всего его возбуждал сам процесс погони и запах близкой крови, которую он собирался пролить.

Второй, следовавший за первым на расстоянии шага, в широкополой шляпе, надвинутой на лоб, и в черных очках, был молод. Молод настолько, что еще мог считать романтичной профессию убийцы. Во всем его облике было нечто маскарадное.

Зато третий, тот, что шел последним, был самым опытным и самым опасным из этой троицы — он выглядел слегка сутулым, возможно от постоянного старания казаться незаметным. Он действительно легко мог потеряться в толпе, у него было заурядное, легко забывающееся лицо, и только глаза выдавали в нем человека, привыкшего отдавать приказы.

3
{"b":"11296","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Американские боги
Чужое тело
Только не разбивай сердце
Как любят некроманты
Зеркало, зеркало
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Перстень Ивана Грозного
Я продаюсь. Ты меня купил
Роман с феей