ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Господарство Псковское
Аромат невинности. Дыхание жизни
Список заветных желаний
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
BIANCA
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Шаг первый. Мастер иллюзий

— Ты скажешь ему, что я спас твою жизнь…

— Боюсь, он этого не оценит. А что ты собираешься делать дальше, когда прилетит корабль, захватишь его и полетишь к своей планете?

— Я не настолько глуп, но при первой возможности…

— Ее у тебя не будет, этой возможности. Корсинский сразу же собирается отправить тебя на Остран. События в этой войне разворачиваются совсем не так, как их планируют наши штабы. Ты улетишь, а я вернусь в свой отдел и буду выполнять очередное задание. Так что все твои планы — это пустые мечты… — В ее голосе чувствовалась неподдельная горечь. — Но все равно я тебе благодарна. Благодарна за то, что ты не послушался меня и нарушил приказ, за то, что подарил мне несколько минут этой замечательной мечты…

— Не будь такой пессимисткой, обстоятельства могут измениться…

— По-моему, они уже меняются, следующая дверь закроется раньше, чем мы до нее доберемся!

Олег бросился вперед, вложив в этот бросок всю скорость, на какую только был способен, но все равно он почти опоздал. Оставалась лишь узкая полоска между смыкающимися створками, когда он оказался рядом, но он все же успел вставить в проем ботинок. Упершись ладонями в створки двери и вложив в это усилие всю свою нечеловеческую силу, Олег стал медленно раздвигать двойные металлопластовые створки, преодолевая давление гидравлического поршня.

В конце концов ему удалось справиться с проклятым механизмом. Самым трудным оказалось удержать створки двери, пока Илей вслед за ним продиралась в узкое отверстие.

Платье, разорванное во время этой операции, висело на ней клочьями, и даже сейчас, даже в этом отчаянном положении он не мог не отметить, как она красива и как желанно ее тело…

Впервые эта мысль не вызвала в нем звериного, жестокого инстинкта, которого он так боялся.

Теперь до пультовой оставалось, судя по карте, хранившейся в памяти Илей, метров тридцать.

Неожиданно мир перед глазами Олега смазался и медленно стал расползаться на составные части.

Схватившись за раскалывавшуюся от боли голову, он медленно осел на пол. Илен едва успела подхватить его. Ей пришлось волоком тащить его бесчувственное тело до двери пультовой. Здесь не было шлюза, и с замком ей удалось справиться, лишь полностью разрядив в него батарею парализатора.

Дверь после этого не закрылась, но зато они оба оказались внутри узкой маленькой комнатки, заполненной пультами приборов аварийного контроля.

Олег не приходил в сознание, и, уложив его на пол, она беспомощно огляделась. Ничего похожего на шкаф с аптечкой первой помощи обнаружить не удалось. Единственное, что она еще могла сделать — отыскать спрятанные здесь скафандры.

Обнаружив их в условленном месте, она попыталась натянуть скафандр на бесчувственное тело Олега, надеясь, что свежая струя кислорода поможет ему прийти в себя. Но, несмотря на все ее усилия, Олег почти не подавал признаков жизни. Даже пульс снизился до сорока ударов в минуту. Она чувствовала полную растерянность. Скафандр ей так и не удалось на него натянуть, пришлось ограничиться лишь шлемом, но и кислород не изменил состояния Олега. Все ее медицинские знания ограничивались курсами полевой помощи и небольшой практикой, которую проходили все разведчики, но причина шокового состояния Олега оставалась для нее совершенно непонятной, никаких ран у него не было, и она не знала, как ему помочь.

Открытая настежь дверь с выжженным замком еще больше усиливала паническое настроение молодой женщины. Илен понимала, что, если в течение ближайших минут она не найдет выхода из сложившейся ситуации, с ними будет покончено.

Олег собирался найти скафандры и, выведя из строя компьютер, управлявший дверьми аварийного коридора, немедленно уходить. Уходить наружу, на поверхность Ганимеда.

Среди беспорядочного нагромождения скал им было бы легче скрыться от преследователей. Он считал, что только там у них появится реальный шанс продержаться оставшееся до подхода корабля время. Жизнеобеспечения скафандров, ресурс которых был рассчитан на четверо суток, для этого было недостаточно, но, соблюдая режим строжайшей экономии воды и воздуха, они все-таки могли продержаться до подхода корабля.

Это был хороший, правильный план. Он не учитывал лишь одного — у нее не было физических сил, чтобы сдвинуть с места неподвижное, тяжелое, как свинец, тело Олега. Она не понимала, каким образом смогла затащить его из коридора в пультовую, и сейчас сама мысль о том, что ей, возможно, придется одной остаться на поверхности безжизненного спутника, приводила ее в ужас. С другой стороны, она понимала, что никогда не бросит Олега одного на произвол судьбы

— Вы не можете сладить с двумя преступниками, один из которых женщина?!

Полковник Ковалев был не просто взбешен, он чувствовал, как внутри его, за маской показного бешенства нарастают глухая тоска и страх.

Его заместитель с проломленной головой находится в госпитале. Государственный преступник бежал, пультовая захвачена беглецами, и большинство приборов наверняка уже выведены из строя…

Расплата за все это последует достаточно быстро… Самое меньшее, что ему грозило — потеря должности. Но это потом. Сейчас и здесь он все еще являлся хозяином своего крошечного мира. Господином и богом для сержанта с окаменевшим лицом, стоявшего перед ним навытяжку.

Была и еще одна причина для его глухой и тоскливой ярости. Проклятая баба все-таки обманула его… Что-то она передала этому Бирсову, какой-то неизвестный аппарат, способный затуманивать психику. Ничем другим нельзя объяснить унизительное чувство беспомощности, испытанное им в зеркальной комнате.

Неожиданно мысль об аппарате породила надежду в его безысходном отчаянии. Если что-то и может ему сейчас помочь, так это аппарат Бирсова. За такое оружие ему, возможно, простят все прегрешения…

Сержант под его тяжелым взглядом начал, наконец, дергаться и жалко оправдываться:

— Господин полковник, ведь вы же запретили применять оружие…

— Да? И вы его действительно не применяли?

— Только чтобы испугать преступников…

— Прекратите лгать, Зебров! Ваши люди стреляли на поражение, не забывайте, что я все видел на экране мониторов. Результат налицо: один из преступников ранен или убит. Если это Бирсов, я вас уничтожу! Вы подготовили новую группу захвата?

— Так точно, господин полковник! Туда вошли наши лучшие люди.

— Я пойду с ними сам.

— Но, господин полковник…

— Никаких «но», готовьте группу к выходу и сами собирайтесь, будете нас прикрывать.

— Слушаюсь, господин полковник!

Илен так и не успела ничего сделать до того, как они появились. Зато теперь, когда начался настоящий бой, от ее былой растерянности не осталось и следа. Сейчас она чувствовала себя в родной стихии и знала, как дорого придется заплатить их противникам за ее жизнь и за жизнь Олега.

Солдаты вновь использовали фанаты с усыпляющим газом — но теперь на ней был скафандр, а на Олеге шлем с автономным кислородным питанием.

Она ответила им безжалостным огнем вдоль коридора из своего парализатора. Это оружие внутри металлического коридора, перекрытого многочисленными переборками и изобиловавшего поворотами, оказалось недостаточно эффективным, но какое-то время заставило держаться ее противников на расстоянии.

Неожиданно верхняя часть косяка над дверью аппаратной расцвела огненным цветком. Звук глухого удара, от которого содрогнулся купол, заставил ее плашмя броситься на пол. Это был энергетический станер, и если бы не скафандр…

Время, отпущенное для ответного хода, исчислялось теперь долями минуты. Следующий выстрел почти наверняка станет для нее последним…

Перекатившись по полу к самой двери и не обращая внимания на капли расплавленного металла, лишь надеясь на то, что защита скафандра с этим справится, она выглянула в коридор.

Здесь все заволокло густым дымом от сгоревшей резины. Неподалеку валялось бесчувственное тело одного из нападавших, пораженного огнем ее парализатора, и в руках у него… Она не сразу поверила в свою удачу — но это был именно станер! Теперь они вновь смогут разговаривать на равных!

31
{"b":"11296","o":1}