ЛитМир - Электронная Библиотека

Олег сидел к двери спиной и не мог видеть вошедших, но вся картина встала у него перед глазами, едва троица переступила порог кафе. И это был уже не первый случай, когда в моменты нервного напряжения у него раздвигались границы нормального зрения и он видел все, что происходит вокруг.

— Она не одна, — сказал тот, что шел первым.

— Тогда убей его. Ты слишком много говоришь, — отдал короткий приказ тот, кто привык их отдавать. В руке второго, прежде чем первый занес над головой сидящего к нему спиной Олега свой кастет, блеснул молекулярный бластер мощное оружие, носить которое разрешалось лишь офицерам полиции и капитанам космических кораблей.

Время вытянулось в длинную, физически ощутимую цепь отдельных мгновений. Вытянулось и почти замерло.

Словно преодолевая невидимое вязкое сопротивление этого остановившегося времени, Олег бросил свое тело вбок и вниз, уходя прежде всего от выстрела и не заботясь особенно о кастете. Через мгновение на спинке его стула распустился огненный цветок.

Падение еще продолжалось, когда в нескольких сантиметрах от пола, оттолкнувшись от него обеими руками, Олег послал свое тело вверх и мимоходом, словно случайно, задел локтем скулу человека, поднимавшего кастет. Но этого оказалось достаточно, чтобы тот скорчился, отшатнулся назад и наткнулся на стену.

Теперь дорога к самому опасному противнику оказалась свободной. Один длинный змеиный шаг перебросил Олега к двери. Бластер медленно поворачивался вслед за уходящей тенью, но тень двигалась быстрее пальца человека, еще раз нажавшего пусковую кнопку. Выстрел вновь запоздал, и это обстоятельство оказалось роковым для стрелявшего.

Теперь Олег был рядом с ним и без всякого сожаления одним коротким неуловимым движением коснулся ребром ладони его шеи. Нападавший выронил бластер и, закатив глаза, рухнул на пол. Его тело еще не успело коснуться пола, а Олег уже переступил через него, прорываясь вперед к своей последней, самой главной цели.

Но на этот раз он опоздал.

Третий из его противников — тот, который отдавал команды остальным, оказался быстрее, чем Олег ожидал. Входная дверь захлопнулась, щелкнул внутренний замок, и когда он, сломав щеколду, наконец выскочил в коридор, там не было уже никого.

Лишь свист поднимавшегося флаера сообщил о том, что эта история не закончится так просто. Слишком серьезно она начиналась. Даже Олег с его ничтожным столичным опытом догадался, что обыкновенные бандиты не могут себе позволить использовать флаер в ночных погонях за женщинами… Что-то другое скрывала в себе приключившаяся с ним история, что-то гораздо более грозное, чем случайная стычка с бандитами.

Узкая женская ладонь коснулась его руки.

— Нужно уходить отсюда!

Это он понимал и сам. Они уже бежали к станции пневматички, когда она спросила:

— Ты что, умеешь летать? Я не понимаю, как ты оказался у двери. Один из них был с бластером, но он даже не успел выстрелить…

— Я занимался в секции древних рукопашных искусств. — Он не понял, поверила ли она ему.

Им оставалось перейти улицу, станция с неоновой светящейся буквой «П» была уже совсем рядом.

— Ты ведь приезжий, да? Остановился в гостинице? — спросила она, не снижая темпа и забавно запрокидывая голову, словно хотела заглянуть ему в глаза. В ответ он молча кивнул, подумывая о том, не подхватить ли ее на руки и не сократить ли таким образом в несколько раз время, необходимое для того, чтобы скрыться в вагоне пневматички. Но у него были кое-какие сомнения по поводу того, что она поймет и одобрит подобный способ передвижения.

— Тебе нельзя возвращаться в гостиницу. У Костистого есть свои люди в полиции. Они найдут тебя очень быстро.

— У них нет ни моей фамилии, ни номера регистрационной карты.

— Этого и не требуется, есть много способов найти человека, особенно приезжего. Твои данные зарегистрированы в транспортной картотеке, а у Костистого достаточно людей, чтобы быстро разыскать нужные сведения. Ты поднял руку на его людей в его собственном районе. Такого они никому не прощают.

Она говорила короткими скупыми фразами и дышала быстро и часто, но не отставала от него ни на шаг. Они были уже у турникета. Девушка не произнесла больше ни слова, пока они, наконец, не оказались в пустом вагоне пневматички.

Хлопок ускорителя застал Олега врасплох. Он едва успел ухватиться за верхний ремень и поддержать свою спутницу.

Рука невольно задержалась на ее талии, но она тут же высвободилась и опустилась на сиденье.

Короткая полупрозрачная юбочка обнажила ее белые колени и высокие точеные бедра. Они невольно притягивали взгляд Олега, точно магнитом, и чтобы избавиться от этого наваждения, пришлось сесть с нею рядом. Несколько обиженный ее холодным отстранением, он теперь соблюдал дистанцию и сел так, чтобы случайно не коснуться ее. Наверно она это заметила, потому что посмотрела на него внимательно и сказала:

— Если хочешь, можешь переночевать у меня. Там они тебя искать не станут.

Возражать он, естественно, не стал. Даже не поинтересовался, почему она считает безопасным собственный дом. В конце концов, ему некуда было идти, кроме гостиничного номера. Расставаться же с ней сейчас, в самом начале знакомства, ему совсем не хотелось.

Минут через пятнадцать она сказала, что пора выходить.

Спиральная лестница эскалатора понесла их вниз внутри огромной прозрачной трубы. Непривычный водоворот городских огней слегка кружил Олегу голову, но, возможно, чувство легкого опьянения, не покидавшее его с того момента, как он увидел девушку в кафе, имело под собой совершенно другую почву.

Довольно строгие правила школьного интерната да еще, пожалуй, обостренное чувство собственной необычности мешали ему приобрести опыт общения с женщинами. Только теперь он наконец догадался спросить, как ее зовут.

— Илей. А тебя?

— Олег. — И, усмехнувшись про себя, добавил: — Олег Бирсов. — Он всегда внутренне усмехался, когда вспоминал свою фамилию. Изучая библиотечные архивы еще в колледже первой ступени, он установил бесспорную связь своей фамилии с танновским баком. Латинская буква серии сопровождала каждую новую группу отправляемых на Марс Таннов.

Недолго они там пробыли. Стараясь замять разгоравшийся скандал и подальше спрятать концы этой неприглядной истории, правительство в конце концов выделило им какую-то почти не исследованную окраинную планету, переправило их туда и закрыло планету для полета всех кораблей.

В сопроводительном письме, написанном директору интерната собственноручно Конором, фамилия Олега еще значилась как «Бисов». Позже ее торопливо перечеркнули и сверху написали «Бирсов».

Глава 3

Квартира Илен чем-то напомнила Олегу конфетную коробку, украшенную цветным целлофаном. В углу, очевидно в том месте, где в неглубокой стенной нише скрывалась кровать, стояла забавная вазочка с искусственными цветами на толстеньких, почти поросячьих ножках.

Девушка сумела немногими совсем недорогими вещицами, незаметными в отдельности мелочами придать стандартному типовому блоку индивидуальность и едва уловимый, как тонкий аромат духов, уют.

Квартира была совсем крохотной. Олег все никак не мог привыкнуть к столичным стандартам жилой площади — из-за огромной скученности (в Ланке жило более сорока миллионов) каждому жителю разрешалось занимать не более пятнадцати квадратных метров площади.

Еще в дороге Илен спросила его, зачем он приехал в столицу, и, услышав ответ, не удивилась его выбору, хотя и не одобрила его.

— Многие хотели бы сбежать отсюда куда глаза глядят.

До сих пор он не думал о своем желании уехать и лишь сейчас понял, что она права. Ему надоела регламентированная до последних мелочей жизнь гражданина Земной Федерации. Чем больше увеличивалась плотность населения, тем больше становилось законов и правил и тем строже следили власти за их выполнением рядовыми гражданами.

— Ты, наверное, голоден?

Вопрос застал его врасплох. Синтетическое дежурное блюдо, которое он наспех проглотил в кафе, не уменьшило его чувство голода. Но продукты в столице дороги, а судя по обстановке, зарабатывала она немного… Он отрицательно покачал головой, но Илен, не обратив на это внимания, уже гремела на кухне посудой.

4
{"b":"11296","o":1}