ЛитМир - Электронная Библиотека

Сил сопротивляться у него уже не было, он израсходовал все свое мужество, пока двигался к изгороди. Послушно повернувшись, Олег побрел обратно к дому.

Ощупью, словно лунатик, он отыскал постель и, свалившись на нее, сразу же забылся тяжелым, без сновидений, сном.

Поздним утром, когда яркое солнце уже заливало все вокруг своими желтоватыми лучами, Олег проснулся от странного мелодичного звяканья. Будто время от времени кто-то дотрагивался до серебряного колокольчика, не решаясь в него позвонить… В доме кто-то был, кто-то посторонний…

Олег попытался отыскать топор, но его не оказалось на обычном месте, под кроватью. Болтались лишь обрывки шнурка, которым он был вчера привязан к поясу. Чувствуя себя без своего единственного оружия совершенно беспомощным, Олег на цыпочках подошел к двери и осторожно заглянул на кухню через щель в приоткрытой двери. Картина, которую он там увидел, могла вывести из равновесия кого угодно.

За столом, накрытым белой скатертью и уставленным старинным серебром, сидела женщина…

Но какая это была женщина! Длинные густые локоны непокорной волной спадали на белоснежную шею. Лицо утонченное, с той особой, почти прозрачной кожей невероятной белизны, какая бывает лишь у восточных красавиц из сказок Шахерезады, с глазами темного бархата и бездонной глубины… Плечи открыты роскошным вечерним платьем, две руки — словно белые птицы, порхавшие над столом…

Потрясенный Олег, еще не поверивший в реальность этого видения и не сумевший связать его с результатами ночного кошмара, перевел глаза на стол, где дымился обильный завтрак.

Бекон с яичницей — его любимое блюдо, о котором он старался не вспоминать со дня высадки. Кофе — лучший бразильский сорт, обоняние на этот счет его никогда не подводило…

Ему не хотелось просыпаться. Такой сон должен длиться бесконечно. Но голос, чистый певучий голос назвал его имя:

— Олег! Хватит прятаться за этой дверью, ты и так заставил ждать себя слишком долго. Завтрак совсем остыл.

Он все еще не мог соединить в своем сознании сидящую за столом красавицу с тем ночным комком слизи, воспоминания о котором вызывали лишь тошноту.

— Откуда посуда? — Ничего умнее этого вопроса он не сумел из себя выдавить, открыв наконец разделявшую их дверь.

— Тебе больше не нужно будет ни о чем беспокоиться, милый, я обо всем позабочусь. У тебя будет все, что тебе нравится.

Только сейчас в нем вновь проснулась способность рассуждать здраво.

Женщина… И, разумеется, очень красивая. При таких возможностях, как у них, ничего не стоит использовать эталоны земной красоты. Современный компьютер способен воспроизвести в любом материале точную копию статуи Венеры Милосской. Каким-то образом они сумели это проделать с биологической субстанцией. Он не знал, что собой представляют эти таинственные «они», но не сомневался, что в конце концов разберется и в этом.

Теперь же Олег вообразил себе, как должна была бы выглядеть студия по производству совершенных биологических роботов.

В кабине ставят статую или живую, специально отобранную красотку, «Мисс Федерация» например. Впрочем, подсознательно он тут же поправился. В данном случае это вряд ли была «Мисс Федерация».

Луч лазера, вращаясь вокруг ее фигуры, запечатлеет на золотом компьютерном диске информацию о пространственных координатах каждого миллиметра ее кожи. Затем уже другой аппарат, используя полученные голографические координаты, воссоздаст точную копию объекта…

Как просто можно все объяснить, особенно если не смотреть в ее фантастические глаза, в глубине которых вспыхивали фиолетовые искорки.

Он по-прежнему не понимал, кто мог воплотить в жизнь столь сложный биологический объект — живую копию земной женщины — но не сомневался в том, что этот «кто-то» существует и что именно он и ответственнен за кровопролитную космическую войну.

И еще в одном он больше не сомневался — в том, что этот могущественный разум находится именно здесь, на Остране.

У него был небольшой опыт, связанный с ментальной работой мозга. Он прочитал на эту тему все работы, какие сумел достать. Ментальное воздействие на материю такой интенсивности возможно только с близкого расстояния.

Самой малости им не хватило, чтобы он попался на предложенную приманку. Ночной визит в огород все испортил. Теперь он не мог отделить в своем сознании сидящее за столом существо от ночной грядки.

Все эти мысли пронеслись в его голове за то короткое время, пока он проделал два неверных шага, отделявшие его от стола.

Он садился за него так, словно входил в клетку к тигру. Но кофе оказался натуральным, а серебряные чашки звенели, как колокольчики…

Однажды, еще мальчишкой, он сбежал из федерального приюта. Потом его поймала полиция и водворила обратно. Но за эти несколько дней свободы он успел пошататься по городу… Почти все стерлось из памяти, только не этот серебряный сервиз…

Олег увидел его в витрине антикварного магазина и несколько минут, как зачарованный, разглядывал удивительные сверкающие вещи. Возможно, он воспринял тогда серебряную посуду как некий символ — символ богатства и семейного благополучия, всего того, чего он был лишен навсегда.

Именно этот сервиз стоял у него на столе.

Покончив с кофе и с беконом, справившись за время завтрака с вихрем противоречивых чувств, захлестнувших его, Олег задал прекрасной незнакомке первый вопрос:

— Для чего тебя послали? Что им от меня нужно?

— Меня никто не посылал, милый. Ты сам вырастил меня. Теперь я твой хранитель. Она пила кофе маленькими глоточками, изящно изогнув руку. Чересчур декольтированное вечернее платье, вряд ли пригодное для первого семейного завтрака, открывало гладкую, матовую, слегка загоревшую кожу, так поразившую его, когда он впервые увидел ее сквозь щель в двери. Такая кожа бывает лишь у красоток на обложках модных журналов или у роботов и не бывает у живой женщины.

Почему-то ее обращение «милый» хоть и резало слух, но не вызывало серьезного внутреннего протеста. Возможно, поэтому он излишне небрежным тоном спросил:

— Как тебя называть?

— Ты сам должен дать мне имя — то, которое тебе больше нравится.

— Хорошо. Я буду звать тебя Элем.

— Ты уверен, что это женское имя?

— Нет. Но я не уверен и в том, что ты настоящая женщина.

— Вот как? — Она улыбнулась, но огонь от этой улыбки мгновенно пробежал по его жилам, заставив проснуться инстинкты, без всякого сомнения подтверждавшие, что перед ним женщина. Та самая прекрасная женщина, которую он, возможно, мечтал увидеть всю свою неприкаянную и одинокую жизнь.

— Откуда ты все это берешь: посуду, завтрак, платье?.. — спросил он первое, что пришло в голову, лишь бы только разбить колдовское очарование, вызванное ее улыбкой.

— О, это очень просто. Достаточно лишь представить себе нужную вещь, и она появляется.

— Вещи не появляются сами собой из воздуха. Кто-то должен тебе помогать.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Вещи всегда появлялись сами. Скажи, что тебе нужно, или подумай об этом, и я покажу, как это делается.

Он подумал о вазе с цветами, и она тут же появилась на столе. Правда, цветы оказались искусственными. Но внешне они ничем не отличались от живых. Секунду назад вазы не было, и вот она уже стоит на столе, словно на кинопленке сменился кадр.

— У меня так не получится.

— Конечно. Для этого существуем мы, хранители.

Он думал о том, что в ее маленькой головке, даже во всем ее теле, не мог бы поместиться генератор, способный преобразовывать материю.

Скорее всего она лишь передатчик какого-то внешнего воздействия и, вполне возможно, даже не подозревает об этом.

Если бы он решил продолжить свою разведывательную миссию на Остране, то самым важным в ней стало бы нахождение центра, из которого исходило подобное воздействие. Не существовало приборов, способных его уловить, о природе такого воздействия земная наука не имела ни малейшего представления.

Неожиданно он вспомнил о том, что любая его мысль немедленно становится ей известна, и ужаснулся незащищенности своего мозга. Когда он сам обладал похожими способностями, воля любого человека, в чью голову проникал его ментальный щуп, могла быть сломлена…

40
{"b":"11296","o":1}