ЛитМир - Электронная Библиотека

Но им повезло. Пустыня кончилась во время последнего ночного перехода так неожиданно, что утром, когда взошло солнце, они не поверили своим глазам.

Прямо перед ними стоял лес, плавно переходивший в предгорье, увенчанное вдали снежными вершинами.

Не в силах поверить в эту нереальную картину, показавшуюся ему очередным миражом, Олег обернулся. Пустыня лежала за его спиной совсем рядом.

Олег не смог отказать своим спутникам в удовольствии сделать в этом благословенном месте двухдневный привал — они должны были запастись продовольствием и подкормить совсем обессилевших коньков, прежде чем двигаться дальше.

Когда загон для коньков был наконец сооружен, а палатки разбиты, Олег и Карил стали собираться на, охоту.

— Я пойду с вами, — решительно заявила Эль. — Я должна учиться быть женщиной.

— Но женщины не ходят на охоту — этим у нас занимаются мужчины, и потом кто-то должен остаться охранять лагерь.

Она нахмурилась и секунду обдумывала услышанное, затем сказала:

— Хорошо. Мне было бы трудно научиться убивать животных, которых родила одна Элара.

— Одна что? — не понял Олег.

— Некоторые животные, коты, например, мои братья, ведь так вы называете тех, кто родился от одной женщины?

— Что собой представляет эта Элара, которая вас родила?

— Земля, вода, небо! — Она обвела рукой пространство вокруг себя. — Все это. Но раз я не должна ходить на охоту, тебе придется научить меня всему тому, что делают женщины, пока мужчины охотятся.

— Не мучай ты ее своими расспросами, — сказал Карил, когда они отошли достаточно далеко от лагеря. — Хранительницы вырастают с готовым запасом сведений в голове. Почти по всем общим вопросам эти сведения одинаковые. Разница лишь в информации о своем хозяине, которую они получают, пока он их выращивает. Все остальное — это уже процесс обучения, как и у каждого из нас. И знает она о своих родителях не больше твоего. Стручок — ее родитель. Больше всего меня удивляет то, что ей удалось справиться с проблемой самостоятельного существования. Никогда я ни о чем подобном не слышал — в этом существе так много мужества…

— Стручки не растут из камня, и не из простого любопытства я задаю свои вопросы. Чем больше мы узнаем о тех, кто управляет Остраном, тем больше шансов на то, что наша миссия закончится успешно. Тем скорее найдем мы этот чертов центр.

— Мне иногда кажется, что здесь нет никакого центра.

— Кто же тогда выращивал всех этих тварей, созданных специально для того, чтобы нас уничтожить? Кто запускает отсюда космические корабли?

— Может быть, действительно, земля, вода, небо, вся планета?

— Не говори ерунды. Что же тогда находится в Каньоне Дьявола?

— Этого я не знаю. И не уверен, что нам с тобой станет лучше после того, как ты в этом разберешься. Не все тайны стоит разгадывать.

— От этой тайны, между прочим, зависит жизнь всей этой планеты.

— Я не верю в то, что жизнь планеты может зависеть от людей. Скорей уж наоборот.

Они охотились часа два не слишком успешно, пока Карилу не удалось, наконец, обнаружить и загнать в кусты небольшого крабса.

Отрезав ему путь к отступлению, они забросали его камнями и вскоре, покончив с разделкой туши, довольные, с запасом свежего мяса двинулись обратно к лагерю.

Неожиданно Карил остановился, бросил свой груз и долго, как ищейка, исследовал землю, ходя кругами по заинтересовавшему его месту. Круги эти все расширялись, и Олег начал уже терять терпение.

— Что ты здесь увидел?

— Следы.

— Чьи следы?

— Я не знаю.

— Тогда что же ты ищешь?

— Я пытаюсь понять, кому они принадлежат.

— Зачем тебе это? Мало ли здесь животных, которых мы не знаем?

— Этот след не принадлежит животному. Мы находимся в самом центре земель Вольных Охотников и должны быть очень осторожны, если хотим благополучно миновать этот район.

В конце концов он закончил свои исследования и мрачный вернулся к Олегу.

— Три всадника везли что-то тяжелое — в том направлении.

— Получается, что следы идут от нашего лагеря?

— Выходит, так.

— Тогда что же мы теряем время, поехали быстрей!

— Если они там уже побывали, спешкой ничего не изменишь, гораздо важнее знать, куда они уехали.

Ничего на это не ответив, Олег стремительно бросился к лагерю, пробиваясь сквозь низкие кусты.

Вскоре мрачная картина разорения предстала перед их глазами. Сорванные палатки валялись на земле. Не было ни одного конька и ни одного вьючного тюка. Эль тоже исчезла…

Только через час, обшарив весь лес вокруг и сорвав голос, пытаясь докричаться ее, он поверил словам Карила, что главной целью нападения на лагерь была именно Эль.

— Мы должны догнать их!

Карил долго задумчиво смотрел на Олега, ничего не отвечая.

— Мы должны ее найти! Человек не бросает в беде того, кто ему предан. Даже собаку. Даже кошку. Я найду ее!

— Что ты собираешься делать, если мы ее найдем?

— Как это что? Мы ее освободим.

— Каким образом? В поселке, куда ее уже наверняка отвезли, десятки опытных воинов, прекрасно знающих эти места. Они покончат с нами в несколько минут. Или твоя огненная трубка снова начала работать?

— Откуда ты знаешь, куда ее повезли? Может быть, нам удастся перехватить их в дороге.

— Следы уже старые: роса высохла, листья травы распрямились. На лагерь напали сразу после нашего ухода. Объясни, почему ты хочешь рисковать нашими жизнями ради какого-то биоробота. Мне кажется, ты именно так ее назвал, когда впервые рассказывал о своей хранительнице.

— Она не биоробот. И даже уже не хранительница. Она постепенно становится человеком, уже стала моим другом.

— Вот теперь ты сказал все, что нужно. Но Олег не сказал ему самого главного — это существо искренне любило его. Он все еще боялся называть ее в своих мыслях женщиной, но знал уже, что это не имело слишком большого значения. В конце концов он и сам всего лишь Танн, а Ганны на Земле никогда не считались настоящими людьми. И только здесь, рядом с этим существом, он перестал чувствовать то леденящее одиночество, которое сопровождало его все годы, даже когда он бывал рядом с «настоящими» женщинами.

Уезжая от нее, он помнил, что огонек горит в его доме, что его там ждут, и он всегда может вернуться. Теперь кто-то попытался потушить этот огонек, и Олег знал, что не позволит этого сделать.

Глава 26

Олег и Карил шли по следу напавших на лагерь Охотников уже третий час. Постепенно следы становились свежее, но с теми, кого они преследовали, их все еще разделяло значительное расстояние. Стало ясно — до наступления темноты им не удастся настигнуть похитителей Эль.

— Ты хоть понимаешь, почему они это сделали? Они не взяли ничего из наших запасов, только все разломали, подожгли и бросили — зачем?

— Им нужна была твоя хранительница. Они специально за ними охотятся, чтобы затем убить. Никто из Истинных Таннов не понимает, почему они это делают Но когда мы догоним этих людей, я заставлю их ответить… Сегодня это вряд ли удастся. Мы плохо знаем местность, и в темноте у них появится большое преимущество, но завтра с рассветом мы возобновим погоню.

— Если не будет слишком поздно… Эль чувствовала беду, знала, что нам недолго быть вместе. Она говорила, что Элара обязательно отомстит ей за измену.

— Мы должны выполнять свой долг воина, а над остальным не властны. Будь доволен тем, что еще можешь отомстить своим врагам. Здесь это удается далеко не каждому. Ему вот уже не удастся…

— О ком ты говоришь?

— Посмотри, впереди толстое дерево с развилкой. К нему привязан человек…

Картина, которую они увидели, подойдя ближе, заставила содрогнуться обоих.

Нижняя часть туловища привязанного к дереву обнаженного мужчины наполовину находилась в термитнике.

Остранские термиты не чета земным муравьям — они крупнее и обладают мощными челюстями, смазанными ядовитой слизью, при укусе вызывающей жгучую боль. Тот, кто висел тут, должен был умереть в страшных мучениях.

58
{"b":"11296","o":1}