ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь теперь Олег заметил, что он вооружен. На плече, заброшенный за спину на длинном ремне, болтался мощный лазер.

Подойдя вплотную, незнакомец четко отдал честь и представился:

— Джон Грин, второй звездный корпус, механик с «Дейнеба».

Олег не мог забыть захлопнувшуюся у них за спиной ловушку и, не сводя глаз с оружия на плече Грина, ответил:

— Особый разведотряд. Агенты Крамов и Стенько. Зачем ваши друзья закрыли за нами проход? Вы любите театральные эффекты?

— Здесь тоже идет своя маленькая война. Идемте, я вам кое-что покажу, агенты Крамов и Стенько.

Усмехнувшись, он повернулся к ним спиной и исчез в соседнем, не замеченном ими раньше проходе между лежащими на боку двумя огромными цилиндрами, напоминавшими обломки колонн какого-то древнего храма.

Олег и Глен последовали за ним и вскоре оказались перед узкой металлической лестницей, приставленной к стене, сложенной из обломков.

Стена выглядела достаточно прочной. Олег подумал о том, какую бездну труда и времени пришлось потратить, чтобы сложить эту стену из обломков разной формы и размера. Должна была быть очень серьезная причина для такой титанической работы. Очень скоро он убедился в собственной правоте.

Едва все трое оказались наверху, Джон заставил их пригнуться и, осторожно выглянув сквозь узкую щель наружу, поманил к себе.

Внизу перед ними открылась та часть долины, по которой они шли по следам Остранитянина. Вдали резко выделялись белые стены коттеджа, приютившего их на ночь, а внизу под самой стеной, у недавно образовавшегося завала, стояло шестеро совершенно одинаковых существ, похожих на средневековых лучников.

— Это Гласты. Шли по вашим следам. Они стреляют без промаха из своих самострелов. Мы едва успели преградить им путь.

— Кто они такие?

— Куклы, роботы — называйте как хотите, у них нет собственного разума, ими управляют извне. Но стреляют они отменно. Так что вам сегодня повезло. Если бы не Крипе, это утро стало бы для вас последним.

— Крипе — это Остранитянин, приходивший за своим стайером?

— Стакер спрятал там я, и я научил его, как привлечь ваше внимание.

— Вы знаете их язык, умеете с ними общаться?

— Я живу здесь третий год, из всей команды «Дейнеба» мне одному удалось выжить. За три года многому можно научиться.

— И вы не пытались выбраться отсюда?

— Конечно, пытался. Но одному мне это оказалось не под силу. От «Дейнеба» остались одни обломки. К тому же здесь идет постоянная война, Гласты стараются уничтожить тех, кому я обязан жизнью и сейчас помогаю. После падения корабля они вытащили меня из-под горящих обломков, выходили, сумели раздобыть подходящую пищу… Так что я особенно не раздумывал, на чьей стороне воевать, когда на нас напали Гласты.

— Вы догадываетесь, в чем причина войны, почему напали Гласты?

— Здесь почти все существа подчиняются единому богу этой планеты. И он существует на самом деле, я в этом убедился. Ну а те, кто пытается жить своим умом, очень скоро уничтожаются. Возможно, чтобы другим было неповадно, а может быть, их богу просто нравится воевать.

— Что он собой представляет, здешний бог, почему вы так уверены в его реальном существовании?

— Ну если вы не верите в существование бога, то вам придется поверить в дьявола. Ведь кто-то же производит эти кошмарные существа, смыслом жизни которых являются убийства. Вон они стоят сейчас внизу, под нами. Они могут ждать сутки или месяцы Им все равно, они не испытывают ни боли, ни жалости. Они могут принимать разные обличья. Иногда это рыцари в золотых доспехах, иногда черные медузы или даже живые космические корабли. Но у всех у них один хозяин и одна цель: убивать. Снова и снова убивать всех, кто отличается от них, кто смеет мыслить самостоятельно, у кого есть собственная воля и собственная цель в жизни…

Джон говорил, не скрывая боли и гнева, чувствовалось, что он лишь сейчас получил возможность излить накопившиеся за долгие годы горечь и разочарование.

— Зачем вы-то здесь очутились? Что ищете? Никогда бы не подумал, что могут найтись люди, добровольно спустившиеся в это пекло. Вы собираетесь возвращаться?

— Сразу же, как только узнаем, кто ведет отсюда войну против Земной Федерации. Вы что-то сказали о живых кораблях, я не ослышался?

— Они выползают из лавового озера, в центре этого каньона есть озеро расплавленной магмы.

— Выползают?

— Точно. Как медузы, как эти твари, что ждут вас внизу. Сначала все они беспомощны и, едва выбравшись на берег, часами лежат неподвижно, пока не остынут и не наберутся сил. Что, трудно поверить? Это надо видеть собственными глазами. Если вы поможете мне выбраться отсюда, я покажу вам дорогу к лавовому озеру.

— А как же ваши подопечные? Они позволят вам уйти? Мне показалось, вы руководите здесь всей местной обороной.

— Так оно и есть. Это я научил их делать оружие, строить западни и укрытия, научил выживать в этом смертоносном мире. Без меня они бы давно погибли, так же, как и я не мог бы здесь выжить без их помощи. Но теперь, пожалуй, мы квиты, я вернул свой должок и хотел бы снова очутиться дома… Надо прожить здесь три года, чтобы по-настоящему ощутить вкус этого слова «дом»… А вы действительно знаете, как отсюда выбраться? У вас есть план, вы уверены, что сможете пробиться через заслоны из монстров?

— Для этого нам понадобится земное оружие. Твой лазер заряжен?

Джон горестно покачал головой:

— Батарея не держит заряд больше года. Даже если ею не пользоваться, она все равно выйдет из строя. Я пытался собрать простенький генератор из уцелевших обломков, но у меня ничего не вышло.

— Неужели все корабли так сильно разрушены? Здесь ведь упал не один «Дейнеб».

— Наверное, это так и есть. Но только попробуйте высунуть нос из укрытия, и вас сотрут в порошок. Чем ближе к центру каньона, тем больше монстров. Ночью еще можно передвигаться, а днем здесь и шагу не ступишь. Так что искать корабли я не мог, все силы уходили на то, чтобы выжить.

Мрачная картина раскинувшегося внизу пейзажа и неподвижные фигуры лучников, застывшие, как изваяния, лишний раз подтверждали правоту Джона.

— Вообще-то, я думаю, вы забрались слишком далеко. Отсюда почти невозможно выбраться, никакое оружие не поможет, а вы собираетесь идти еще дальше… Но мне уже все равно, я присоединюсь к вам, чем бы это ни кончилось.

Один из аборигенов поднялся по лестнице и, остановившись напротив Джона, едва слышно свистнул. Казалось, звук был слишком коротким, чтобы содержать в себе какую-то информацию, но Джон нахмурился и издал в ответ странный, почти не слышный для человеческого уха свист.

— Грает говорит, отряд безликих атакует нас с севера. Там нужна моя помощь. Пойдемте, вам стоит на это посмотреть, по крайней мере, вы получите представление о том, что вас ждет, если не передумаете идти к центру каньона.

— Ну у нас здесь впечатлений было больше чем достаточно.

— Обстановка меняется с каждым километром, чем ближе к центру каньона, тем все более странные вещи происходят в этом чертовом мире.

— Он нарисовал жутковатую картину, — сказал Глен, когда они ненадолго остались одни.

— Да. Не забывай только, что это его собственные, субъективные выводы. Никто из нас не может быть полностью объективным. Только сопоставляя мнения многих людей, можно приблизиться к истине. И это тем вернее, чем сложней задача.

— Ты хочешь сказать, что Джон недостаточно узнал место, в котором живет третий год?

— Вряд ли он сумел правильно оценить факты, с которыми здесь столкнулся. Разбился его корабль. Погибла команда, все его товарищи. Сам он очутился здесь против собственной воли — уже одно это обстоятельство способно сильно повлиять на его оценку очень сложного и противоречивого мира Острана.

Закончив разговор с Трастом, Джон начал стремительно спускаться по лестнице, они за ним едва успевали. Если он и не достаточно правильно разобрался в обстановке, то чувствовал себя здесь достаточно уверенно.

73
{"b":"11296","o":1}