ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты хочешь знать все сразу — это неразумно. Твоей Брониславе ничего не угрожает — во всяком случае, пока. Манфрейма вообще не интересуют женщины, она нужна ему как заложница, чтобы легче было обуздать строптивого Владислава. Но здесь он совершил ошибку, не выполнив своего обещания. Он хотел протянуть время и не дать Владиславу нового оружия до подхода татар.

Однако Владислав не стал ждать и снарядил в поход несколько самых отчаянных витязей, добровольно согласившихся выступить против Манфрейма и старинного договора, бесчестившего русичей. Тому, кто сумеет освободить княжну, князь обещал ее руку.

Глеб попытался вскочить с постели, но старец с неожиданной силой уложил его обратно.

— В борьбе с Манфреймом нельзя торопиться — он слишком серьезный противник. Конечно, мы используем этот поход. Когда дружины русичей осадят Черный замок и начнется штурм — придет твое время. А пока жди, набирайся сил да и ума тоже. Махать мечом и подставлять собственную грудь под чужие удары — дело нехитрое. Ты должен в совершенстве овладеть самым разным оружием, если хочешь победить Манфрейма. Ты хоть знаешь, что собой представляет твой враг?

— Его доверенный слуга — старший офицер Федерации, и я не понимаю, зачем им нужна вся эта бутафория со средневековым рыцарством, почему они не живут на базе?

Глеб хотел было объяснить, что собой представляет база, но Варлам остановил его властным движением руки.

— Я знаю о космических рейнджерах. Что касается Румета, то его диплом офицера — это действительно лишь бутафория. Манфрейм использует базу в своих интересах, но не более того. Его планы не имеют ничего общего с планами Федерации. На самом деле он один из руководителей тайного ордена розенкрейцеров. Вот уже много веков этот орден сеет зло на земле, прикрываясь красивыми словами о всемирном добре и справедливости. Если бы не его старания, многие молодые цивилизации давно выбрались бы из мрака средневековья. Но как только появляется надежда на мало-мальски справедливое устройство общества, вмешивается орден и топит в крови все здоровые ростки.

— Зачем ему это нужно?

— Чтобы вербовать сторонников среди людей и губить человеческие души, нужны страдания, ложь, растоптанные святыни, нужен хаос. А вместе с реками крови в руки розенкрейцеров непрерывным потоком течет золото — основное средство для управления миром людей. Деньги — главное оружие в борьбе за власть, а в искусственно созданном хаосе, при продажных чиновниках они сами становятся властью.

— Так что же делать моим соотечественникам, тем, кто остался на Земле?.. Простите, вы, наверно, не понимаете меня…

— Очень даже хорошо понимаю. Я провел на твоей родине не один год. Везде, где появляется черный орден, появляемся и мы. Мы стараемся сохранить равновесие, остановить их там, где еще можно остановить. Хотя, надо признать, железный век слишком затянулся, слишком большую силу приобрел орден в твоем времени. Но все равно это временно, их эпоха заканчивается, и от нас с тобой, от простых солдат белого братства, зависит, как скоро наступит новая эра.

— А какой она будет?

— Она будет прекрасной. Такой, какой ее себе представляли лучшие умы человечества. Орангутанги перестанут обменивать оружие на золото, заседать в парламентах, командовать армиями. Генералы перестанут устилать костями собственного народа дорогу к президентскому креслу, а народ научится не доверять жуликам и пьяницам.

— Но ведь это невозможно…

— Возможно. Медленно и постепенно мир все же улучшается, и наша с тобой задача помогать этому процессу.

— При чем тут я, я всего лишь наемник…

— Ты космический десантник, в твои руки вложили мощное оружие, научили им пользоваться, и теперь только от тебя самого зависит, в какую сторону его направить. А кроме того, ты хранитель…

— Вы знаете об этом?

— Ток силы от великой книги, даже если она невидима, не может не почувствовать адепт моего уровня.

— Тогда скажите, что я должен с ней делать?

— А вот этого я не знаю. Эту книгу написали не мы и не мы назначили тебя ее хранителем.

— Так кто же ее написал?

— Может быть, Асилы или те, кого русичи называют своими богами. Придет время, и они напомнят о себе. Тебе придется ждать, когда наступит время.

— Иногда я слышу голос, мне кажется, книга пытается разговаривать со мной.

— Это очень важно. Ты должен научиться слушать его и следовать его советам. Книга — твой друг, всегда помни об этом и никогда, ни на одну секунду не расставайся с ней.

— Иногда я не умею даже отличать врагов от друзей.

— Это придет с возрастом. Ты еще слишком молод. И тем не менее ты уже научился приобретать надежных друзей. Помнишь те помехи, о которых тебе докладывал Меконг?

— Откуда вы про них знаете?

— Как же мне не знать, если я сам был их источником? Но мозг твоей ракеты обладает недюжинной силой, ты обрел неплохого друга. Мне так и не удалось полностью подавить его волю, и вы сели совсем не там, где я рассчитывал. В результате этого произошла стычка с Руметом, едва не сорвавшая все наши планы.

— Кто вы?

— Но я же уже говорил, я Варлам, староста…

— Тогда я спрошу иначе, из какой эпохи пришли вы на эту землю?

— Волхвы давно знали об относительности времени и умели переходить из одного периода в другой. Именно поэтому они так хорошо предсказывали будущее.

— Вы хотите сказать, что волхвы существуют на самом деле, что это не легенда?

— Ну если ты у нас в гостях, так какая же это легенда? Хочешь посмотреть, как мы живем?

Он осторожно взял Глеба за руку, подвел к стене и провел сквозь нее, как будто стены не существовало вовсе.

Они стояли посреди болотистой поляны, заполненной обточенными ветром валунами. Ноги по щиколотку утопали во мху. Пробиваясь сквозь зеленые заросли, тут и там лезла на свет болотная ягода морошка.

Не доверяя собственным глазам, Глеб обернулся. За его спиной не было ничего, кроме еще одного огромного валуна, миллионы лет покоившегося в глубинах последнего оледенения.

В трещинах на выветренном боку камня рос лишайник, и, даже находясь совсем рядом, нельзя было предположить, что здесь скрывается чье-то жилище.

Нигде не замечалось ни малейших следов человека, даже трава между камнями выглядела совершенно свежей.

Подтверждая его невысказанный вопрос, Варлам сказал:

— Почти в каждом таком камне наши жилища. Вот уже многие сотни лет никто из посторонних не бывал на этой поляне. Я надеюсь, ты сохранишь в тайне все, что с тобой здесь произошло. Мы любим тишину, покой, редко выходим наружу и большую часть времени проводим в размышлениях. Только когда наступает граница эпох, когда малейшее изменение способно подтолкнуть чашу весов в ту или иную сторону, приходит пора действовать. Сейчас Земля входит в один из таких судьбоносных циклов. Нам нужны воины. Люди, способные к решительным действиям.

— Мне важно знать, как отразится ваше вмешательство непосредственно на моей родине. На базе мне говорили, что временные циклы, в которых существуют эти две планеты, не зависят друг от друга.

— Они вводили тебя в заблуждение, чтобы легче было управлять твоими действиями. Любые изменения в одной из исторических зон отражаются на состоянии всего цикла. Мы выбираем место и время, где наше вмешательство наиболее эффективно.

— Почему же тогда так много несчастных и обездоленных, больных, искалеченных, бездомных, голодных — где вы были все это время?!

— Мы не всегда побеждаем, слишком силен черный орден в этой эпохе, все, что мы можем сейчас, — это уменьшить воздействие темных сил. Положительный результат наших действий проявляется далеко не сразу.

— Я в это не верю.

— Ну что же… Предположим, тебя назначат нашим эмиссаром на Земле и ты будешь там обладать неограниченными полномочиями, что бы ты сделал?

— Я думал над этим. Я бы назначил один-единственный день в году, в который каждый президент, каждый правитель или диктатор проходил бы народный тест на соответствие занимаемой должности.

24
{"b":"11297","o":1}