ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глеб взмахнул мечом, и, легкой тенью мелькнув в воздухе, он коснулся нового сталактита. Каменная колонна, провисевшая на потолке пещеры не одно столетие, с грохотом рухнула вниз…

— Итак, вы утверждаете, что за первой волной красного смещения находится наше прошлое?

— Несомненно. — Сухой усмехнулся и подлил в пиалу своему собеседнику горького восточного чая. — Особенно если иметь в виду не только астрономический аспект этого явления.

— Что же тогда?

— Психологию. Историю. Все вместе.

18

Все так же свисали с потолка черные штандарты с крестами. Все так же безмолвно стояли между колонн фигуры рыцарей в стальных доспехах, все так же сидел в своем кресле бессмертный властелин в черном плаще, и Мориновский вновь, запинаясь и в меру прикрываясь ложью, пытался выпутаться из очередной неудачи.

На этот раз, правда, его задача выглядела несколько проще. Нужно было убедить Манфрейма в том, что он предпринял все возможное, и, если это удастся, завеса тайны, окутывавшая Яровцева, могла наконец приподняться…

— Его прикрывает какое-то защитное поле…

— Я знаю. Дальше.

— У нашего посланника ничего не получилось — Яровцев отказался от нечестной сделки. Видите ли, совесть взыграла. Давно нужно было избавиться от него, я говорил вам — он чрезвычайно опасен, ему удалось каким-то образом уничтожить Гидра. Теперь он слишком близко подошел к логову Змиулана, чтобы его остановить, я послал камнетесов…

Впервые за весь доклад Манфрейм шевельнулся в своем кресле, проявив какие-то признаки эмоций.

— А кто тебе сказал, что Яровцева нужно останавливать?

— Но логово… Я думал…

— Ты слишком много думаешь. У тебя нет достаточно информации, чтобы думать. Мне вообще не требуются результаты твоих размышлений. Ты должен выполнять лишь то, что тебе поручено.

— Так мне их вернуть?

— Не надо. Тот, кто не справится с десятком камнетесов, не представляет никакой опасности для Змиулана. Посмотрим, на что он способен. Гидр, конечно, серьезный противник, но он слишком устал, ему давно пора было подыскать замену.

Манфрейм надолго замолчал, в его холодном мозгу всплыли давние воспоминания. Тогда созданием Гидра он гордился. Но это было так давно, что он не смог вспомнить, когда именно происходили эти события.

Долгие годы Гидр был его верным стражем, оберегая один из самых важных подземных проходов. Никто не выходил оттуда живым — его выдумка с присоединением сознания гибнущей жертвы к самому Гидру оказалась весьма удачной. Она во много раз усиливала ярость и неистовство стража. Но вот теперь Гидра уже нет…

— Вы хотите сказать, что Змиулан больше не является нашим союзником?

Как надоедливый комар пищал у него над ухом, разрушая картину воспоминаний, отвратительный голосок доверенного слуги. Страх — вот единственный надежный союзник, только страх. Но этого Манфрейм так и не произнес вслух.

— У меня вообще нет союзников. Одни временные попутчики, о замене которых приходится постоянно думать. И не делай вид, что ты ничего не знаешь о похищении княжны из моего замка. Дойти до такой наглости может только безмозглая змея — ей следует преподать надлежащий урок.

Змиулан — новая проблема. У страха был один существенный недостаток: время от времени кто-то из слуг или сторонников выбирался из его тисков и начинал мстить за годы, проведенные в унизительном рабстве, не понимая, что оковы он создавал своими собственными руками. Ведь, в конце концов, всегда существовал выход — нашел же его Гидр.

В таких случаях приходилось применять силу. Нельзя было допустить даже намека на ограниченность власти. И все шло хорошо до тех пор, пока у него не появился противник, ничего не знавший о беспредельности его могущества…

— Но камнетесы наверняка уничтожат Яровцева. Еще не было случая, чтобы кто-то сумел их остановить.

— Ты думаешь, уничтожат? Посмотрим. В любом случае проиграет один из наших врагов. Пусть все идет как идет. Но только учти — если камнетесы пострадают, я спишу с твоего счета в Цюрихе их полную стоимость. Да, да, с того самого, о котором я ничего не знаю.

Мориновский побледнел, но вовсе не от раскрытия тайны. Он давно подозревал, что Манфрейму известны все его манипуляции с этим счетом. Его смущала лишь сумма убытков, которой он рисковал. Камнетесов закупили на Затурне — планете, заполненной странными формами органической жизни. При высоком радиационном фоне там каждый год происходили какие-нибудь новые мутации и выбор видов был чрезвычайно велик.

Каменные дьяволы — так прозвали камнетесов ловчие — словно специально создавались длительной эволюцией как совершенные орудия убийства. Их стремление убивать все живое, отличное от их собственного вида, было основано не на охотничьем инстинкте, так как они не нуждались в органической пище, аккумулируя в себе любые виды энергии, обнаруженные ими во внешней среде. Скорее, это был результат борьбы за жизненное пространство.

Крохотный астероид — один из спутников планеты Затурн, на котором их обнаружили, — целиком состоял из слипшейся массы их тел. В таком виде они не могли функционировать, но как только их попытались разъединить…

Впрочем, рассказать о том, что произошло после этого, было некому. Все первые экспедиции на Затурн попросту исчезли, и прошло немало времени, прежде чем Межпланетная Федерация смогла в какой-то степени обуздать и поставить себе на службу новое смертоносное оружие. Манфрейм был одним из первых, кто воспользовался находкой.

Главным достоинством каменных дьяволов оказалась неуязвимость. Их шкура, покрытая мелкими прозрачными чешуйками с зеркальной подложкой, обладала уникальной способностью поглощать из любой энергетической волны строго ограниченное, необходимое для питания количество энергии, все остальное отражалось в пространство, независимо от интенсивности и мощности источника. Астероид, на котором они обитали тысячелетиями, все ближе подходил к короне звезды, вокруг которой вращался, и эволюция сделала свое дело.

Лазерное оружие — бластеры и мощные стационарные энергометы оказались неспособны пробить их защитный покров.

Из-за высокой степени опасности посадки на Затурне были запрещены, и вся нелегальная операция по отлову и транспортировке стаи камнетесов обошлась Манфрейму в сорок два миллиона международных кредитов.

Чтобы не выдать своему господину бурю чувств, овладевших им в эту минуту, Мориновский запретил себе даже мысленно пересчитывать сумму в сорок два миллиона кредитов по курсу доллара, ежегодные котировки которого на межпланетной валютной бирже все время понижались.

Не только меч, но и еще несколько странных даров получил Глеб в наследство от своего уничтоженного на берегу подземного озера противника.

Далеко не сразу понял он, какие серьезные изменения произошли в его мозгу после контакта с Гидром. Однако постепенно из скрытых глубин подсознания кое-что пробивалось наружу.

Прежде всего он обнаружил в себе новую удивительную способность видеть окружающий мир внутренним зрением. Так, как, очевидно, видел его сам Гидр.

Видимо, передача информации из мозга Гидра произошла на подсознательном уровне, непосредственно в ту часть человеческой памяти, в которую записываются события нашей жизни.

Эта память, чаще всего неосознанно, влияет на все наши поступки. Ведь именно из нее складывается основной жизненный опыт человека. Непосредственное же использование такой скрытой информации в обычных условиях возможно далеко не всегда — ее большая часть недоступна нашему сознанию.

Мозг в своей каждодневной работе не в состоянии справиться с таким объемом информации и предпочитает скользить по ее поверхности, углубляясь в детали лишь в самых необходимых случаях.

Когда отряд в своем упорном движении к центру подземелья натолкнулся на очередное пересечение туннелей, Глеб, ни на секунду не задумавшись, повернул в левый проход…

Среди множества картин, вставленных в его память мозгом Гидра, была одна, пропечатавшаяся в сознании Глеба особенно четко.

44
{"b":"11297","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бессмертный
Стеклянная магия
Вопрос жизни. Энергия, эволюция и происхождение сложности
Перебежчик
Метод инспектора Авраама
Брачная ночь с графом
Мои южные ночи (сборник)
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов