ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Опять Манфрейм?

— Здесь все — Манфрейм. До центра лабиринта остается совсем немного, к мне почему-то кажется, что там ты сможешь удовлетворить свою жажду мести.

— Почему Манфрейм выбрал для своего логова именно Русь? Что его здесь привлекло?

— Несметные богатства, плохо защищенные от таких пришельцев, я думаю, это главная причина, а остальные мы узнаем в конце нашей дороги, если, конечно, дойдем до конца. Многие пытались, но никто еще не вернулся от стен манфреймовского замка, возможно, мы первые, кому удалось проникнуть в его лабиринт…

— Больше нельзя ждать, — решительно сказал Глеб, с трудом поднимаясь на ноги. От слабости он едва стоял на ногах, несмотря на введенные противоядия. — Нужно искать Васлава.

— Хорошо. Пойдем ему навстречу. Он должен был возвращаться вот по этому проходу. — Крушинский показал на ответвление, тоненькой светлой жилкой мерцавшее на экране курсографа.

Васлав стоял в глубине разлома на пересечении туннелей, там, где обещал ждать Крушинского. Разделившись, они увеличили шансы своих товарищей, хотя уменьшили свои собственные.

Взрыв должен был перекрыть средний широкий туннель, и тогда уцелевшие камнетесы смогут добраться до отряда только через те два боковых прохода, которые они прикрывали вместе с Крушинским. Оба эти туннеля сходились там, где вторую линию обороны занял Глеб.

Васлав не слишком хорошо понимал, что, собственно, должно произойти во время взрыва. Крушинский предупредил, что будет огненный удар, как в батарейном погребе. Нынче честные поединки не в моде. Их все больше подменяет изощренное волховство.

Волховства князь не одобрял и старался всячески избегать. Он сжимал в левой руке петлю каменного щита, с которым, единственный из всего отряда, так и не расстался от самой пещеры гидр, несмотря на постоянные насмешки товарищей, предлагавших понести кого-нибудь из них вместо тяжеленной каменной глыбы.

В огромном правом кулаке князя помещалась рукоять длинной боевой дубины, усеянной стальными шипами, заканчивавшейся двумя, стальными же, шарами на цепях. Дубина эта, захваченная еще при штурме батареи, уже успела сослужить ему неплохую службу, и князь убедился в ее отменных боевых качествах.

Ожидание слишком затягивалось, князю хотелось есть, он нетерпеливо переступал с ноги на ногу, то и дело проверяя движением плеча, на месте ли мешок с провиантом.

Пообедать они, конечно же, не успели. Крушинский никогда не уделял должного внимания еде — от того и был таким худым. Недостаток физической силы он заменял волховством, что никак не могло вызвать одобрение князя. Однако в современном мире, извращенном чародейством, без дружбы с волшебниками не обойтись, и с Крушинским приходилось мириться. К тому же свою хитрость он умел направить на пользу общего дела — этого у него не отнимешь.

Вот и сейчас он осмеливался бросить вызов каменным дьяволам. Об этих тварях Васлав слышал немало страшных рассказов. Впервые их свору Манфрейм выпустил на осадивших его замок варягов. Тогда от десятитысячного войска в живых осталось лишь несколько сотен, бесславно покинувших поле боя.

Сейчас на пути стаи стояло всего три человека, и приходилось признать, что, когда дело касалось манфреймовских прихвостней, честным поединком сражения не выиграть.

Хотя князь и ожидал от предстоящего волховства серьезных неприятностей, сила взрыва оказалось для него совершенно непредвиденной. Пол тряхнуло так, что Васлав не устоял на ногах.

— В своих статьях вы пытаетесь убедить коллег в том, что волшебство это всего лишь отрасль технологии, неизвестная современной науке. Но это же чепуха!

Впервые на невозмутимом лице ламы появились следы каких-то эмоций, и это вновь в который уж раз заставило Сухого улыбнуться. Чувствовалось, что ему доставляет удовольствие дразнить своего разгневанного оппонента.

— Все дело в терминологии. Чем чепуха отличается от гениальности? Вот видите, вы затрудняетесь ответить, а дело в том, что здесь тоже все зависит исключительно от точки зрения. Однажды я посмотрел старый фильм, в котором сумасшедшие захватили власть в психиатрической лечебнице и начали лечить своих собственных врачей, и знаете, с их точки зрения, это было вполне оправдано.

Что же касается волшебства, то оно отличается от современного технологического цикла лишь методом воздействия на материю.

20

Только через час, разобрав груду обломков от рухнувшего свода, им удалось обнаружить Васлава.

— Вставай, князь. Нас осталось слишком мало, а самое трудное еще впереди.

Словно услышав этот призыв, князь медленно приоткрыл замутненные беспамятством очи и запекшимися губами спросил:

— Все погибли? Весь отряд?

— Да. И где-то здесь еще бродит пара камнетесов. — Протянув руку Ваславу, помогая приподняться и не обращая внимания на изумленный взгляд Крушинского, заметившего странный светлый ток, прошедший от Глеба к князю, перед тем как тот пришел в себя, Глеб думал лишь о том, что каменное чрево пещеры, поглотившее их, не вечно, конец его близок, и уже совсем рядом центр лабиринта.

— Я слышу, как стучит сердце змея. Он слишком огромен, чтобы сражаться с ним без тебя…

Они шли уже часа два, спотыкаясь, поддерживая друг друга, когда из глубин земли долетел раскатистый ритмичный гул, затаенный и грозный. От этого рокота дрогнула земля под ногами…

Нет, это был пока еще не змей, близкое присутствие которого так явственно ощутил Глеб. Грохот и содрогание почвы усилились, и вскоре впереди, в красноватом зареве, высветилось окончание прохода, упиравшегося в центр подземного лабиринта.

Сойдясь вплотную и приготовив оружие, они медленно продолжали движение, готовые встретить лицом к лицу новую неведомую опасность. Жаркий сухой ветер, насыщенный сернистыми испарениями, постепенно усиливаясь, дул им навстречу и все больше затруднял движение. Но они шли не жалуясь и в глубине души ни на что уже не надеясь. Каждый из них давно простился с надеждой остаться в живых в этом безнадежном походе.

Камнетесы напали на них в тот момент, когда впереди в конце туннеля ясно обозначилось открытое пространство.

Видимо, обе твари не случайно выбрали это место для засады и давно поджидали их здесь.

Ровные стены туннеля, поврежденные тектоническими подвижками, здесь изобиловали трещинами и нагромождениями отколовшихся от стен кусков скал тут было где укрыться, и бросок смертоносных мельниц одновременно с двух сторон оказался бы для отряда последним, если бы не феноменальное чутье Глеба, появившееся после схватки с Гидром.

Стены пещеры вдруг потеряли свои привычные очертания у него перед глазами, и хотя он, как и все остальные, не видел притаившихся в засаде камнетесов, голубое мерцание, появившееся на скалах сразу в двух местах, заставило его остановить отряд. Он сделал это за секунду до броска камнетесов, и обе кристаллические махины, сверкая лезвиями своих когтей, с грохотом столкнулись друг с другом. Они тут же развернулись и бросились вперед, но было уже поздно.

Васлав успел поднять свою могучую палицу и обрушить на переднего нападающего удар стального шара.

От этого удара с потолка пещеры посыпался щебень, и звук получился такой, словно скала ударила по броне танка. Даже на камнетеса этот удар произвел должное впечатление. Он присел и на мгновение потерял ориентировку. Этого оказалось достаточно, чтобы Глеб достал своим длинным мечом незащищенное туловище.

Камнетес взорвался, как огромный мыльный пузырь, едва лезвие меча коснулось его. Мелкие осколки брызнули им в лицо и на короткое время ослепили Васлава, не ожидавшего такого результата.

Но в помощи князя уже не было необходимости: второй камнетес, оставшись в одиночестве, позорно сбежал. Последний раз его тело мелькнуло в светлом красноватом овале в конце туннеля и исчезло.

— Хороший у тебя меч, — с уважением произнес Васлав, осматривая усеявшие пол блестящие осколки. Попав под обвал после взрыва, он не участвовал в первом сражении и сейчас не скрывал своего восхищения.

48
{"b":"11297","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Бородино: Стоять и умирать!
Древний. Час воздаяния
Невеста снежного короля
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Соблазни меня нежно (СИ)
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Шантарам
В тени баньяна