ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здесь, внизу, опасно, постарайтесь взобраться повыше. Справа от вас можно немного подняться по узкому отрогу, это предохранит от стрел и от опасности, которую я чувствую внизу.

Книга и на этот раз дала дельный совет. Прежде чем в долину хлынула пестрая орда инопланетных монстров, им удалось подняться вверх метров на двести — этого было достаточно, чтобы стрельба из луков стала неэффективной.

Когда они закончили подъем, на крошечной площадке, где с трудом смогли разместиться, внизу под ними все уже кишело от обезьяноподобных существ, впрочем, лишь внешне производивших впечатление неуклюжести. Выше пути не было. Гребень, по которому они карабкались, заканчивался отвесной стеной.

Существа под ними быстро справились с установкой какого-то неизвестного механизма, напоминавшего мортиру, и поспешно начали подтаскивать к нему крупные обломки камней.

— Если эта штука окажется достаточно эффективной, мы здесь в ловушке, отметил Крушинский. — Выше пути нет.

Скала над ними без единой трещины, снизу их видно как на ладони. Площадка оказалась слишком маленькой, чтобы можно было укрыться за ее краем. К тому же после первого пристрелочного выстрела они убедились, что ковш мортиры посылает камни вверх по крутой траектории, значительно превосходившей высоту их убежища.

Вскоре мимо них вниз со свистом пролетел первый кусок скалы. Пока их спасло лишь то, что позицию для мортиры выбрали не слишком удачно. Круто выброшенные вверх камни возвращались обратно и, ударившись о землю, разлетались градом осколков. После первых же выстрелов среди прислуги появились раненые.

Без разборки устройство невозможно было сдвинуть с места, и на какое-то время стрельба прекратилась. Они получили короткую передышку.

Почему-то никто из их противников даже не пытался взобраться на гребень.

— Похоже, они не слишком спешат до нас добраться. Может быть, лучше спуститься, пока снова не собрали эту штуку?

— Мы не сможем продержаться на равнине и нескольких минут. Нужно ждать.

Он и сам не знал — чего. Ждать вопреки логике, ждать верной гибели лишь потому, что так посоветовала Книга… Но ведь и она могла ошибаться…

— Я не ошиблась, Глеб.

Под ними осталась лишь небольшая часть нападавших, возившихся с установкой мортиры. Основная часть манфреймовской армии прямиком устремилась к замку, затопив все пространство дороги. Они двигались беспорядочной дикой толпой, не сохраняя строя.

Кое-где пеструю однообразную ленту разбивали неуклюжие осадные орудия, штурмовые лестницы и тараны.

— Неужели они всерьез собираются атаковать замок?

— Похоже на то. Кажется, Манфрейм решил воспользоваться неразберихой, вызванной нашим визитом, и попытаться осуществить свои давние планы.

— Внизу их осталось не больше двух десятков. Как только расстояние между прислугой мортиры и основным отрядом увеличится, попробуем открыть огонь из лазерного оружия. Сейчас они еще могут вернуться, если почувствуют опасность. Пусть считают, что мы в ловушке.

— У тебя не хватит зарядов, чтобы перебить их всех, — батарея почти полностью разряжена, а пистолет на таком расстоянии малоэффективен. Думаю, они покончат с нами гораздо раньше.

Как всегда, логика Крушинского, его холодная способность в любых критических обстоятельствах безошибочно оценивать обстановку оказалась на высоте… Глеб мучительно искал выхода из ловушки, искал и не находил…

— Если я правильно понял, в тибетской Книге Мертвых утверждается, что демоны, преследующие нас после смерти, — всего лишь иллюзия, порожденная нашим собственным сознанием, и не способны причинить настоящего вреда.

Лама резко поднялся со своего места и несколько раз нервно прошелся по комнате, казалось, его непробиваемая невозмутимость впервые дала трещину. Наконец он остановился напротив Сухого и несколько секунд пристально его разглядывал, точно увидел впервые.

— Это очень опасное утверждение. Все зависит от степени веры. Чем больше вы верите в иллюзию, тем реальнее она становится. В конце концов, наступает момент, когда миры как бы меняются местами. Иллюзия превращается в реальность, и, наоборот, иллюзорным становится наш собственный мир — в таком перевернутом мире демоны очень опасны.

23

Передняя волна нападавших наконец достигла замка. По-прежнему они двигались узкой колонной, сдерживаемые силовыми стенами дороги. Длинная, похожая на змею процессия растянулась на несколько километров. Ее хвост отдалился от площадки, на которой находился Глеб со спутниками, метров на пятьсот.

Оставшийся внизу отряд закончил сборку мортиры на новом месте и готовился вновь открыть стрельбу. Однако Глеб не торопился доставать лазер и расходовать последние оставшиеся у них заряды.

Предчувствие неминуемой беды повисло над долиной. Что-то грозное чувствовалось в низких, вновь неизвестно откуда появившихся тучах.

Перед нападавшими, так же как недавно перед отрядом Глеба, гостеприимно распахнулись ворота замка. Солдаты Манфрейма не раздумывая устремились в открывшийся проем.

И тогда возник звук, от которого дрогнули скалы. Звук, похожий на низкий рев. Огненный протуберанец вылетел из ворот и понесся вдоль дороги, повторяя ее изгибы, сметая и уничтожая все живое на своем пути. Буквально за несколько секунд пестрая лента живых существ, заполнявших дорогу, стала вначале красной, а затем черной.

Огненная волна влетела в долину, разлилась у подножия гор, мгновенно поглотив в своем пылающем чреве и остатки нападавших, и их жалкую технику.

Через несколько секунд огонь опал, раскаленные камни остыли, и ничто, кроме кусков жирного черного пепла, не напоминало о трагедии, только что разыгравшейся у них на глазах.

Неожиданно где-то посередине дороги появилась яркая точка. Она быстро приближалась, увеличивалась в размерах и постепенно превращалась в человеческую фигуру, одетую в расписной цветастый халат, почти неприличный на фоне этой черной дороги.

— Собственно, я собирался их предупредить, хотел сделать как лучше… — Слова Змиулана прозвучали отчетливо, точно он стоял среди них. — Теперь все кончено. Вы можете спускаться.

И опять дорога стала совершенно пустой, лишь ветер шелестел хлопьями темного пепла, да на том месте, где недавно стояла фигура змея, исчезали последние отблески миража.

Что-то живое упрямо шевелилось у Глеба в кармане, что-то рвалось наружу, и наконец тоненький голосок прокричал:

— Бронислава там! Внизу! — Шагара, вырвавшись из кармана, стал расти, достиг своих обычных размеров и сразу же бросился вниз.

Его пришлось останавливать силой. Раскаленные камни внизу представляли собой реальную опасность, да и не чувствовали они себя готовыми ступить на эту дорогу снова… Лишь после того, как впечатление от увиденного немного ослабло, все четверо начали спуск в глубоком молчании.

Вскоре их руки ощутили прикосновение еще не остывшего от огненной купели камня. Вопреки опасениям Глеба, камень оказался лишь слегка теплым. Кратковременное воздействие пламени не успело как следует раскалить его поверхность.

Все же некоторые плоскости, вставшие на пути огня и блестевшие теперь как отполированное зеркало, пришлось обойти стороной.

Вскоре под ногами у них захрустел шлак и остатки обуглившихся костей. С трудом сдерживая тошноту, Глеб старался не смотреть по сторонам, и это едва не стоило ему жизни.

— Стоять! Не двигаться! Всем руки за голову!

Грозный окрик прозвучал настолько неожиданно, что все они почти инстинктивно выполнили команду.

Из-за камня, в пяти метрах от расщелины и в нескольких шагах от них, поднялся офицер десантников в легком защитном скафандре.

Только сейчас Глеб понял, какую непростительную ошибку совершил, забыв, что элитную гвардию манфреймовского воинства всегда составлял отряд десантников. Им, как правило, поручалась важнейшая задача в любой операции. Остальное «мясо», — как презрительно называли десантники всевозможный инопланетный сброд и биологических роботов, — чаще всего служило им только для прикрытия. Манфрейм никогда не считался с численными потерями, имея возможность воссоздавать в своих лабораториях тысячи полумеханических кукол. Так было и на этот раз…

55
{"b":"11297","o":1}