ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ночь приближалась к рассвету, даже луна закатилась за вершины дальнего леса, и поляну, на которой они сидели, окутала тьма. Только красноватые угли костра еще пытались разогнать ее, но им трудно было справиться со всей громадой этой ночи.

— Тогда зачем ты здесь? Предоставьте нас полностью собственной судьбе.

— Равновесие нарушено. Мир стремительно сдвигается в красную область смещение касается и Арометана. В меру наших возможностей мы стараемся противостоять этому процессу.

— Видите, как все просто… Кто-то из финансистов моего времени сказал, что за любыми, необъяснимыми на первый взгляд событиями всегда стоят те, кому это выгодно. Когда смещение коснулось непосредственно вас, вы сочли возможным нарушить свои незыблемые правила.

Страбор молчал, и на его искусственном биопластовом лице нельзя было прочитать, какая буря бушует за ним. Выслушивать упреки от низших, от тех, кто лишь недавно спустился с деревьев, — к этому он не привык.

— Может это сделать другой? — неожиданно спросил Глеб.

— Что именно? Уничтожить Манфрейма?

Глеб утвердительно кивнул.

— Манфрейма нельзя уничтожить, но можно разрушить основу бессмертия Черного властелина — источник мертвой воды.

— Я спросил не об этом.

— Ну, в общем… Шансов у кого-то другого будет еще меньше. Можно сказать, что их не будет вообще. Наши астрологи провели целое исследование, пытаясь вычислить человека, способного это сделать, и выбор пал на тебя.

— Тогда можете считать, что помощь Китежу — главное условие моего участия.

— Это шантаж, Глеб.

— Возможно. Но мне почему-то кажется, что, если не будет сохранен Китеж, нет смысла бороться и с Манфреймом.

— Десятки городов разрушены Батыем, весь мир сдвинулся в красную область. Почему именно Китеж?

— Он станет символом и легендой в том далеком будущем, о котором вы так печетесь. Вся Древняя Русь в его имени. Оставьте нам хотя бы легенду от этого страшного времени.

— У меня ведь нет выбора, не так ли?

— Вся миссия окажется безрезультатной, если вы откажетесь. Так что ваша совесть чиста. Оставьте моральные проблемы нам, грязненьким, тем, кто недавно спустился с деревьев.

Страбор вздрогнул, на секунду ему показалось, что сидящий у костра дикарь так же свободно, как и он сам, читает мысли в его голове.

— Тебе придется это сделать без меня. — Он достал из кармана своей защитной куртки небольшую, но очень тяжелую металлическую коробку и протянул ее Глебу. — Это замедлитель времени. Через тридцать минут, после того, как ты отвернешь крышку футляра, он начнет действовать. Радиус около километра в этом районе. Время по сравнению со всем остальным миром практически остановится.

— И что же случится?

— Образуется зона абсолютно недоступная, к тому же незаметная. Все, что окажется внутри нее, исчезнет для внешнего наблюдателя.

— А для жителей города?

— Они ничего не успеют заметить. Для них тысячелетие растянется в один длинный ненастный день. Может быть, кто-то случайно наткнется на прозрачную стену, за которой не будет ничего, кроме серого тумана.

— Невидимый град… Значит, вы знали, что наш разговор закончится подобным образом?

— Я Страбор с Арометана, мои соплеменники научились предвидеть будущее еще тогда…

— Когда мы сидели на деревьях? Можешь не продолжать — я это уже слышал. Как долго будет действовать твое устройство?

— Тысячу лет или две — до тех пор, пока время снаружи не вернется в нормальную область. Пока не прекратится красное смещение вашего мира.

— Почему так долго? Разве его нельзя выключить?

— Работа замедлителя основана именно на смещении, в нем нет никаких механических устройств, он создаст зону нормального времени, замедлит его, и это будет продолжаться до тех пор, пока снаружи сохраняется разница в напряжении временных полей. Как только ты вскроешь оболочку кристалла, поле остановленного времени распространится в пространстве и создаст закрытую зону. Оно уже не будет связано с капсулой, и «выключить» замедлитель можно после этого одним-единственным путем — ликвидировав источник энергии.

— Этот способ не кажется мне слишком удобным.

— К сожалению, другого я не знаю. — Страбор довольно долго выдерживал скептический взгляд Глеба, не скрывавшего своей иронии.

— Во всяком случае, это единственное, что еще можно сделать, не нарушая нашего основного закона о невмешательстве в развитие чужих цивилизаций.

— Хорошо. Можете считать, что сделка состоялась, — заявил Глеб, спрятав коробку.

— Сделка? Ты так предпочитаешь называть наше сотрудничество?

— Для вас это сделка. И вот еще что: когда все кончится, если мне удастся остаться в живых, я хотел бы вернуться в свой прежний мир.

— Это право есть у тебя всегда. Канал действует в обе стороны, и он открыт до сих пор. Тебе нужно лишь найти пещеру, в которой ты ночевал в день своего прибытия сюда.

— Об этом мне забыли сказать, когда вербовали в космические рейнджеры.

— Мы слишком нуждались в тебе и боялись, что ты уйдешь не разобравшись. Но все равно это было неправильно. Чтобы исправить ошибку, я хотел бы сделать кое-что, не оговоренное «сделкой». Для тебя и твоей Нелады. Поговори с ней, ты знаешь, какие у нас хирурги…

И еще одно. Ты ведь собираешься отправиться в Китеж прямо сейчас?

Глеб не ответил, но, похоже, Страбор и не нуждался в ответе.

— Будь осторожен, у тебя останется ровно полчаса после вскрытия капсулы. Если за это время ты не успеешь пересечь границу пода, ты останешься в Китеже на несколько тысячелетий.

— Не беспокойтесь, сэр. Рейнджер выполнит все взятые на себя обязательства.

В город он попал перед самым рассветом, Страбор был настолько любезен, что подбросил его на своей шлюпке до самой дубовой рощи на берегу Светлояр-озера.

Посты, расставленные Ваславом вокруг подземного хода, бдительно несли свою службу, но Глеб знал пароль и прошел через них беспрепятственно.

Странное впечатление произвел на него ночной город во время короткого прощания. Глеб позволил себе несколько минут бесцельного блуждания по его узким мощенным деревянными настилами улицам.

Собственно, он прощался не с городом, а с огромным куском своей жизни. Если ему суждено вернуться в такую нереальную отсюда Москву, он вернется другим человеком.

Здесь, в этом городе, он познал любовь и дружбу, здесь он научился ненавидеть. Здесь все чувства в отношениях между людьми были бесхитростны, а люди открыты. Здесь ему доверили дружину и оборону города…

Вот каменный храм, с колокольни которого по его приказу сняли колокола, чтобы отлить из них пушки; отец Ефросиний так никогда и не простил ему этого святотатства.

Вдруг он понял, что прощается не только с городом, но и со всем этим миром. Независимо от того, что произойдет в замке, он с ним расстается. Расстается навсегда — решение принято.

Он задумался о том, стоило ли все начинать. Столько бедствий, опасностей, схваток, столько крови пролилось вокруг… Он оказался в самом центре напряженных и яростных событий, он проник в подземный мир, он видел Великого змея… Вспомнились слова из какой-то книги: «прекрасный и яростный мир». Этот мир был именно таким. Он вернул ему все долги, уплатил по всем счетам… Нет, не все, тут же поправил он себя, оставался еще Черный замок.

Скоро рассвет. Начнется предутренний обход стражи, его могут заметить, узнать, — пора было приступать к делу.

Глеб достал капсулу и рассчитал, где примерно будет находиться центр зоны. Город был таким маленьким по сравнению с городами его мира, всего четыреста метров в ширину…

Глеб еще раз проверил все ориентиры, прикинул расстояние до городских стен и начал отвинчивать крышку капсулы. Вдруг он подумал о том, имеет ли он на это право. Кто уполномочил его за всех этих людей, спокойно спящих сейчас в своих домах, решать их судьбу? Правда, решал не он один… Глеб вспомнил заранее подготовленную Страбором капсулу и горько усмехнулся. Получалось так, что из колеи, предопределенной ему этим человеком, выбраться не просто. И все же это именно его рука отвернет сейчас крышку капсулы, и пока еще в его власти остановить предопределенный Страбором ток событий…

75
{"b":"11297","o":1}