ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дело было в том, что за всю службу Лосева тревожную группу вызывали всего два раза, и каждый раз вызовы оказывались ложными. Он вспомнил историю с Федоровым, которого отправили на остров Маврикий проверить сообщение о приземлившейся там тарелке. Федоров нашел тарелку и вызвал группу.

Впоследствии выяснилось, что ее макет построил местный шутник, и все газеты долго потешались над инспектором и радовались удачной шутке своего соотечественника.

В результате Федоров вынужден был уволиться из управления, хотя официально не получил даже взыскания.

Вспомнив эту историю, Лосев спрятал вифон подальше и медленно пошел к селу, оставив вещи из узла сиротливо лежать посреди тропинки. В конце концов, он не криминалист, и, по всей вероятности, здесь найдется дело для спецов, если и не из тревожной группы, то, по крайней мере, из службы внутренних расследований.

Он представлял, с каким удовольствием отправит дискету, испортившую ему отпуск, обратно ее авторам, и в этот момент в ветвях высокой густой ели, находившейся от тропинки, по которой он шел, метрах в двадцати, что-то мелькнуло.

Он увидел движение угловым зрением и мгновенно повернулся лицом к ели, выхватывая из кобуры бластер и до отказа поворачивая регулятор генератора защиты.

Генератор противно взвыл, словно протестуя против перегрузки. Лосев не шевелился, стараясь не смотреть прямо на то место, где только что заметил движение. Он не сомневался, что в глубине плотных колючих ветвей кто-то прятался. Знакомый холодок близкой опасности не оставлял в этом ни малейшего сомнения.

Прошла минута, другая. Казалось, лес вокруг него замер, ожидая развязки. Наконец, он увидел мелькнувшую между ветвями длинную белую тень. Теперь Лосев успел хорошо рассмотреть сидевшего в засаде хищника.

Это была рысь. Но не просто рысь — это была рысь-альбинос. Абсолютно белая метровая кошка…

И, если бы не ее предательский белый цвет, Лосев бы наверняка прошел под елью, где она сидела, не подозревая об опасности. Теперь же, сообразив, что засада не удалась, животное прыжком преодолело расстояние между деревьями и ушло в глубину леса.

Если рысь не может достать добычу одним броском, она, как правило, уходит и не повторяет атаки.

Лосев долго смотрел вслед исчезнувшему зверю, задумчиво теребя висевший на поясе футляр вифона. Он представил грустное лицо Павловского и его неизбежный вопрос:

— Какова вероятность встретить в этих местах дикую рысь?

Лосев не знал, какова именно подобная вероятность, но не сомневался в том, что она ничтожно мала.

— А какова вероятность встретить здесь рысь-альбиноса?

Это обстоятельство делало такую встречу практически невозможной.

— Так почему же вы не вызвали группу?

Дело было в том, что Лосев хорошо знал ответ на последний вопрос.

Он вступил на тропу, ведущую в неизвестность, и не желал ни с кем делить свое право первым пройти по этой тропе. Потом пусть здесь все разворошат спецы из тревожной группы, но сегодня он, Лосев, пройдет по этой тропе до конца.

То и дело останавливаясь и осматриваясь вокруг, Лосев медленно продвигался к околице. Километровый путь занял у него не меньше часа.

Заметив его, собака в ближайшем дворе залаяла вроде бы сильнее, но он сразу же уловил в ее лае дружелюбные и даже жалобные нотки. Животное явно было голодно и радовалось появлению человека.

Решив, что с собакой он поладит, Лосев перемахнул через изгородь, не пытаясь открыть запертую изнутри калитку.

На его стук никто не отозвался, дверь дома оказалась незапертой, и, секунду поколебавшись, нарушив сразу несколько правил, инспектор вошел внутрь.

Сразу за сенями находилась большая горница с накрытым к обеду столом. Четыре тарелки с недоеденной пищей, блюдо с грибами, чугунок с картошкой, краюха хлеба — и никого…

Казалось, хозяева на минуту встали из-за стола и вот-вот вернутся. Лосев хорошо знал деревенские порядки: пищу на столе не бросают, вот так, без присмотра, на растерзание мухам.

Должно было произойти что-то совсем уж необычное, чтобы заставить хозяев выйти из избы, не прибрав со стола.

Решив накормить жалобно заходившуюся во дворе собаку, Лосев нашел в сенях подходящую миску и стал сваливать в нее из тарелок остатки еды, и тут его взгляд вновь наткнулся на миску с грибами. «Собака грибов не ест, — решил он, отодвигая миску в сторону. — Но откуда они в это время? Что, если грибы как-то связаны с тем, что здесь произошло?»

Это была всего лишь не подкрепленная ничем догадка, просто Лосев знал об участившихся за последнее время, совершенно не объяснимых, с точки зрения медицины, отравлениях грибами.

Ученые объясняли это мутацией, но Лосев подозревал, что причина в подземных водах, время от времени выносящих на поверхность всякую дрянь, запрятанную предками глубоко под землю.

Со временем контейнеры в таких захоронениях разрушались, а грибы, как губка, высасывали из почвы любые посторонние примеси…

Он достал свой полевой анализатор и прикоснулся датчиком к одному из грибов. Цифры на табло оставались зелеными — посторонние примеси в пределах нормы… Но что-то не давало ему покоя, некая догадка на грани интуиции…

Чуть больше свинца, чуть больше урана — это все ерунда… Но вот откуда здесь высокомолекулярный диэтиламид лизергиновой кислоты? Правда, всего лишь следы… Но все равно, откуда? Такое соединение не может слишком долго находиться в свободном виде, оно давно должно разложиться на составляющие. Либо его здесь было значительно больше, либо оно появилось совсем недавно, вследствие какой-то синтетической реакции, вполне возможной в такой сложной органике, как плодовое тело гриба…

И, в обоих случаях, попав в организм человека в достаточном количестве, это вещество было способно вызвать весьма сложное галлюциногенное состояние.

Что, если жители деревни попробовали грибков с диэтиламидом? Смертельного отравления не последует — но поведение таких людей становится непредсказуемым.

Захватив миску с едой, Лосев вышел во двор, покормил собаку и, отвязав скотину, выгнал ее за ворота. Травы вокруг достаточно, авось не пропадет, правда, бродят вокруг белые рыси, но на крупных животных они не нападают, да и была ли эта рысь вообще? Галлюцинация? Но он-то не ел грибов… Может быть, воздух?

Он снова включил анализатор, но не обнаружил в атмосфере ничего подозрительного. И от этой гипотезы пришлось сразу же отказаться.

Если причина исчезновения жителей деревни в отравлении диэтиламидом, все равно должны были остаться какие-то следы — разбросанные вещи, разбитая посуда… Поведение пораженных галлюциногеном людей похоже на поведение потерявших рассудок. На какое-то время именно это и происходит. Прежде чем разбрестись куда глаза глядят, они должны были здесь достаточно накуролесить. Но не было ничего, кроме того узелка с вещами, что встретился ему на околице, да и этот узелок плохо подтверждал гипотезу отравления.

Человек, собравший его, действовал вполне разумно.

Лосев осматривал уже третью избу, и всюду было одно и то же — оставленная на столе посуда, недоеденный обед, и везде неизменные грибы… Они, что, едят здесь одно и то же, в один и тот же час? Может, так оно и было, Лосев плохо знал обычаи староверов и не пытался строить домыслов.

Лишь в четвертой избе что-то его насторожило. Он почувствовал тревогу, едва шагнул за порог.

Прежде всего, здесь было чисто. Все прибрано, словно ждали гостей. На белой скатерти ваза со свежесрезанными цветами. Они даже еще не привяли, продукты, оставленные на столах в других избах, тоже выглядели свежими. То, что произошло здесь, — произошло совсем недавно…

В сенях, за его спиной, послышался какой-то шорох, и Лосев мгновенно обернулся, хватаясь за рукоятку бластера, но это оказался самый обычный кот. Лишь сейчас инспектор понял, как велико нервное напряжение, сопровождавшее каждый его шаг в этой странной деревне.

И тут в светлице над ним кто-то едва слышно рассмеялся. Смех был переливчатый, девичий, и Лосев готов был поклясться, что слышит смех в пустой избе. Если так будет продолжаться, то группу нужно вызывать прямо сейчас, да еще придется попросить, чтобы они прихватили с собой хорошего психиатра.

3
{"b":"11298","o":1}