ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тюрьма на этой планете оказалась гораздо хуже, чем Лосев предполагал. Здесь не было даже информационного канала новостей, обязательных во всех тюрьмах Земной Федерации. Камера с голыми бетонными стенами напоминала древний каземат. Разве что окно не было закрыто решеткой. Но по легкому треску, сопровождавшему коронные разряды, Лосев понял, что окно закрывает вполне надежное силовое поле. Он сел на топчан, накрытый суровым армейским одеялом, и задумался.

Из краткой предварительной беседы со следователем, которая состоялась перед тем, как он очутился в камере, Лосев понял, что его двойника обвиняют в банальной контрабанде.

В его чемодан уже успели подсунуть какую-то липу, однако фарс с его задержанием был слишком хорошо подготовлен. Действия таможни направлялись извне опытной и достаточно сильной рукой. Лосев испытывал странное чувство раздвоенности, словно все это происходило не с ним самим, а с Гировым, чью роль он теперь вынужден играть, совершенно этого не желая.

Как ни странно, кроме сплошных минусов, в его теперешнем положении был и один положительный момент. Он оказался на один переход ближе к своей родной планете. И если Масек не соврал и переход на настоящую Землю действительно находится здесь, то по крайней мере ясно, как нужно действовать.

Бежать, воспользовавшись первой же представившейся возможностью. Чтобы усыпить бдительность тюремщиков, придется вести себя тихо. И если подходящий случай не заставит ждать себя слишком долго… Лосев понимал, что теперь все зависит от времени. Как только они приступят к настоящим допросам — о побеге можно будет забыть.

Даже если ему повезет вырваться отсюда до той поры, пока его не лишили способности двигаться, — ему предстоит оторваться от преследователей и добраться до Байкальска — сейчас, когда платежная карта Гирова заблокирована, это сделать не так-то просто, придётся решать еще одну проблему, связанную с финансами…

Если так будет продолжаться, вскоре ему придется начать грабить банки. Лосев горько усмехнулся своим невеселым мыслям, встал и подошел к окну.

Двор, открывшийся перед ним, не оставлял сомнений в том, что здание тюрьмы хорошо охранялось. Он насчитал по крайней мере с десяток хорошо замаскированных эмиттеров, реагирующих на малейшую вибрацию почвы. Выбраться отсюда будет нелегко. Влип он, кажется, весьма основательно…

У него было странное ощущение, словно он находился в лодке, несущейся вниз по течению и вдруг налетевшей на скалу. Он неподвижно лежал на скале, а берега по обеим сторонам все еще продолжали свое стремительное движение…

Такова инерция человеческой памяти. Она хранила в своих глубинах разрозненные, хаотичные события — но именно из них необъяснимым образом складывались стремления людей к определенной цели.

Время в тюрьме течет медленно и располагает человека к философским раздумьям.

Лосев вспомнил лицо Ксении и постарался понять, насколько определяющим в его поступках было желание снова увидеть ее. Главным фактором была не Ксения. Он ближе других подошел к разгадке Байкальского феномена. Он накопил достаточно собственных наблюдений и сумел объединить их с данными в отчете Егорова. Вместе этот сплав может оказать существенное влияние на ход борьбы, идущей за его родную планету. Там идет война, на учете каждый специалист, каждый человек, способный держать оружие. А он сидит здесь, в этой камере, по идиотскому обвинению в контрабанде… Хотя при чем тут контрабанда. Это всего лишь отголосок той самой борьбы, участником которой он стал, решившись отведать голубых грибочков в доме Ксении.

Единственное, о чем он сейчас сожалел, так это о том, что не успел вызвать тревожную группу в Белуги.

Конечно, он хотел сначала во всем разобраться… Но потом была Ксения, хмельная ночь, которая заслонила собой все его благие намерения, и короткая записка с буквой «к»… Он повернул ключ и провалился в иные миры, оставив свой собственный на растерзание инопланетному монстру.

Лосев отошел от окна и прошелся по камере. Четыре шага до двери, четыре обратно. Иногда остановка бывает полезной, чтобы можно было подумать, чтобы понять, куда и от кого ты бежишь…

Человеческая жизнь представляет собой не что иное, как круг. Круг, очертивший собой определенное пространство. То пространство, внутри которого каждый отдельный человек имеет возможность общаться, контактировать с окружающим его миром, с себе подобными, или даже с совершенно не подобными ему существами. Этот круг в разное время может быть больше или меньше. Он все время находится в движении, и его границы то сжимаются до размеров тюремной койки, то расширяются и захватывают в свои пределы целые страны, а иногда и целые миры.

Но одновременно за пределами каждого такого личного круга, независимо от его размеров, течет своя жизнь, не зависимая от обитателя внутреннего круга.

Каждый человек в меру своих сил старается расширить границы своей жизненной ячейки. Он заводит новых друзей, уезжает в другие страны. Иногда такое расширение бывает успешным и увеличивает ощущение счастья того, кто сумел значительно расширить границы своего узкого круга. Но иногда такое стремление приводит к катастрофическим последствиям, если возможности новых восприятий исчерпаны, а реакция на поток дополнительной информации закоснела.

Тем не менее человек всегда, иногда неосознанно, стремится расширить границы своей личной камеры, в которую его поместили судьба, обстоятельства или собственные усилия.

Подспудно внутри нас всегда живет протест против того, что в миллионах мест события катятся своим чередом без нашего участия, как катились до нас, и будут идти своим чередом после того, как нас не станет.

Наверно, из-за этого так сильна в нас тяга к перемене мест, к путешествиям и к информации — к информации в любом ее виде. К этому современному наркотику и суррогату реальности. Хотя мы знаем, что информационный поток никогда не сделает нас подлинными участниками описываемых событий, хотя мы знаем, что информация никогда не бывает и не может быть объективной, а зачастую оказывается попросту лживой, мы не можем от нее отказаться.

«Что-то я расфилософствовался сегодня», — подумал Лосев, в который раз усаживаясь на топчан. Но из всех его рассуждений следовал какой-то важный вывод, возможно, даже понимание того, почему он попал в круговорот странных, почти невероятных событий. Он был совсем близок к тому, чтобы это понять. Но мысль ускользала, становилась расплывчатой.

«Стоп, — приказал он себе. — Давай думать о самом простом, о том, например, для чего ты здесь… Ты хотел собрать информацию. Ты ее получил. Теперь ты знаешь о причинах несчастий, обрушившихся на Землю, ты знаешь о последствиях, к которым приведет пришествие Гифрона, если его не сумеют вовремя остановить. Одного только ты не знаешь — как это сделать… И один ты этого никогда не узнаешь. Лишь объединив усилия тысяч людей, сложив вместе все крупицы с таким трудом добытых сведений, используя всю нашу науку и технику, нам, возможно, удастся его победить.

Не надо решать вселенских задач. Надо лишь хорошо выполнить собственную работу и вовремя внести свою лепту в общее дело. Главное, не опознать… Иначе все станет бессмысленным».

Лосев встал и снова подошел к окну. Как только задача упростилась до последнего броска под дула пока еще не видимых, но уже наведенных на него бластеров, он услышал шорох за своей спиной.

Глава 21

— Стоило мне на сутки тебя оставить, как ты оказался в тюрьме.

Тоненький хрипловатый голосок в глубине камеры показался Лосеву приятней любой музыки.

— Масек! Как ты сюда попал?

— По трещинкам. Помнишь, я тебе говорил о них? Они есть почти в каждом здании. Человеку по ним не пройти, а домовой почти везде пролезет.

Вид Масека свидетельствовал о том, что лезть ему было совсем не просто, его блестящая шерстка висела клочьями, а с мордочки свешивались длинные нити паутины. Лосев заметил едва заметное мерцание, коконом укрывавшее домового.

36
{"b":"11298","o":1}