ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Макбет
Венец демона
Как возрождалась сталь
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Кровь, кремний и чужие
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Москва 2042
Рубикон
A
A

Теперь, по крайней мере, он знал, какая безжалостная мучительная борьба ему предстоит. Борьба, в которой его позиции были далеко не самыми лучшими…

Он с тоской посмотрел на электронный хлыст. У любого человека есть свой болевой порог. Был этот порог и у Лосева, и он знал, что часа через три интенсивного допроса он расскажет все.

Следователь начал работу слишком уж равнодушно. Обычно, когда один человек намеренно причиняет другому боль, это как-то отражается на его лице, и даже самые закаленные «бойцы невидимого фронта» не могут скрыть своих эмоций. Иногда это ярость, иногда наслаждение чужой болью, но только не равнодушие. Этот мерзавец хорошо знал свое дело и походил скорее на машину, чем на человека. Он допустил лишь одну ошибку. Чтобы увеличить длительность болевого воздействия, до полной потери сознания, он расстегнул наручники и, освободив левую руку Лосева, притянул ее к столу специальным ремнем.

Позже Лосев так и не смог понять, что именно помогло ему разорвать этот ремень. Непереносимая боль, хлестнувшая по нервам после первого удара нейрохлыста. Ярость, кровавой пеленой застлавшая глаза, или помощь невидимого Масека…

Как бы там ни было, ремень лопнул. И, как часто с ним бывало в экстремальных ситуациях, Лосев начал действовать совершенно рефлекторно, не успевая уследить рассудочной частью сознания за собственными движениями. Он нанес не гнувшейся в локте левой рукой, ставшей похожей на одеревеневшую колоду, рубящий удар в шею своему мучителю.

Удар пришелся по самой чувствительной точке, чуть выше кадыка, и, не издав ни звука, следователь рухнул на стол лицом вниз. Это было чистым везением, если бы Лосеву пришлось повторить этот фокус при других обстоятельствах, он бы ни за что не смог этого сделать.

Вторая рука Лосева оставалась прикованной к подлокотнику кресла, и он знал, что теперь счет пошел на секунды. Если он не сумеет освободиться немедленно, до того, как в комнату ворвется охрана, ему отсюда никогда не выбраться. В том, что охранные системы, натыканные в каждом углу этой комнаты, уже выдали сигнал тревоги, он не сомневался.

И снова ему повезло. Повезло в том, что тело следователя, лежавшего поперек стола, оказалось достаточно близко к Лосеву, и в том, что пальцы почти полностью парализованной левой руки все же сумели нащупать в его кармане ключ от наручников и вцепились в него мертвой хваткой.

Лишь открыв замок на наручниках и завладев оружием своего врага, он обратил внимание на тонкую струйку крови, сочившуюся из приоткрытого рта убитого им человека.

Это была не человеческая кровь. «Кровь небесно-голубого цвета бывает только у посредников, и по этому признаку можно отличить гифроновскую куклу от человека», — сразу же всплыли в памяти нужные строчки из отчета Егорова.

«Ну, не только по цвету крови… То, что эта тварь — не человек, я понял гораздо раньше».

Охранники все еще не появились, подарив ему те самые драгоценные мгновения, которые значили в его положении так много. Он успел проверить заряд в парализаторе и нейронном хлысте, он даже успел вплотную приблизиться к выходной двери, прежде чем она распахнулась.

От ворвавшихся в комнату охранников его отделяло не больше метра. Парализатор выбросил широкий конический луч, и оба охранника попали в зону поражения.

Они рухнули на пол, не успев издать ни звука. И теперь у Лосева появилось более серьезное оружие. Один из охранников сжимал в руках бластер Макова.

Этот тяжелый бластер при правильной регулировке заряда был способен прожечь насквозь любую стену.

Это дало возможность Лосеву двигаться вдоль коридора, не задерживаясь у запертых дверей. Грохот бластерных разрывов способен был разбудить даже мертвого, но сейчас это уже не имело значения — по всей тюрьме выли сирены.

Уже в самом конце коридора Лосев едва не попал под выстрел. Но это был его день. Бывают такие дни, когда все получается словно само собой, а опасности и несчастья не смеют коснуться счастливца. Правда, Лосев знал, что именно в такие дни чаще всего гибнут люди, слишком уж положившиеся на свою удачу.

Удача капризна, и ему только что напомнили об этом, опалив пламенем бластерного разрыва волосы на голове. Взрывная волна швырнула его на пол, а от контузии все поплыло перед глазами.

Но, почти теряя сознание, он все же сумел поймать в перекрестье прицела расплывающийся силуэт человека, только что едва не убившего его.

Охранник стоял на балконе, опоясывавшем весь второй этаж. Парализатор на таком расстоянии не действовал, и Лосеву пришлось стрелять из «макова». Балкон, в том месте, где виднелась фигура человека, попросту исчез, и только капли расплавленного металла да облако едкого дыма свидетельствовали о том, что здесь произошло.

Время… Время шло для Лосева в особом темпе. Он представил себе цепочку полицейских каров, несущихся по городу вдоль перекрытых улиц к зданию тюрьмы. Тревога наверняка объявлена по всему сектору…

Превозмогая боль, он заставил себя подняться и, прихрамывая, поплелся дальше. Медленно… Слишком медленно.

Он понял это, когда очередной выстрел с противоположной стороны балкона превратил в крошево каменную плиту пола, на которой он только что лежал.

Они хотели убить его любой ценой, и Лосев знал, что награда за его голову будет теперь возрастать с каждым часом. Они знают, какую информацию он несет на Землю, и они его не отпустят…

Не останавливаясь, он выстрелил через плечо, и балкон с левой стороны тоже превратился в пар.

Неожиданно этот сумасшедший, смертельно опасный прорыв кончился. Лосев стоял перед последней наружной дверью, ведущей во двор тюрьмы.

Еще один выстрел, и на месте двери образовалась широкая дыра, в которую мог бы въехать пассажирский кар. Путь был свободен, но Лосев не спешил. Он знал, что на открытом пространстве станет отличной мишенью. Из верхних этажей здания его срежут сразу же, как только он начнет обходить хитроумные ловушки, расставленные во дворе на каждом шагу.

— Не бойся, — прошелестел в его сознании знакомый голосок. — Я отведу им глаза. Тебе нельзя терять времени.

Это он знал и сам. Задержав дыхание, как перед прыжком в воду, Лосев бросился во двор, уже не веря ни в удачу, ни в благополучный исход своего безнадежного предприятия. Им двигало отчаяние.

Он знал, что даже не успеет увидеть тех, кто его сейчас убьет.

Грохот выстрелов на верхних этажах тюрьмы и клубы огненных, темно-красных разрывов в двадцати метрах левее.

Масек не подвел и на этот раз… Сейчас Лосеву нужно забыть об этих выстрелах и сосредоточиться только на ловушках, на плане, составленном все тем же Масеком и услужливо высвеченном его памятью.

Требовалась предельная сосредоточенность. Если он попадет под луч автоматического лазера или приведет в действие электронную мину, никакой Масек ему уже не поможет.

В конце концов все кончается. Кончился и этот двор. Лосев стоял у внешних ворот тюрьмы — последнего препятствия на пути к свободе.

Здесь не успели усилить наряд, всего два человека охраняли выход. Правда, ворота перекрыли, и их массивные стальные балки свидетельствовали о том, что справиться с этой преградой будет не просто.

Стрельба во дворе за его спиной сместилась к самому зданию. Видимо, морок, созданный Масеком, двигался в противоположном от Лосева направлении.

Казалось, охранники в проходной у ворот не видят стоящего в нескольких метрах от них человека. Все их внимание было поглощено тем, что происходило внутри двора. Чтобы вывести из строя этот последний пост, оказалось достаточно единственного выстрела из парализатора.

Перемахнув через электронный турникет проходной, Лосев оказался на улице.

Перед закрытыми воротами стояло три кара, и водители, увлеченные стрельбой, ведущейся из верхних этажей здания, не обратили внимания на его появление.

Лосев выбрал последнюю машину, водитель которой отошел и даже не удосужился закрыть дверцу кабины.

Развернув кар, Лосев понесся прочь от здания тюрьмы в сторону городских окраин.

38
{"b":"11298","o":1}