ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Соблазни меня нежно
Путь совершенства
Позиция сверху: быть мужчиной
Луч света в тёмной комнате
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Амелия. Сердце в изгнании
A
A

Он выстрелил пару раз вслепую, чтобы охладить пыл нападавших. Приходилось экономить заряды, батарея бластера почти разрядилась, однако это ничего не изменило. Выхода из сложившейся ситуации он не видел. С самого начала шансов на успех почти не было. Когда он принял решение об этой экспедиции, он знал, чем все это скорее всего может кончиться.

Ну что же… Человек всегда надеется на лучшее. Жаль, что с Ксенией он поссорился на прощанье. Последнее ее воспоминание о нем будет не самым лучшим…

Лосев совсем уж было приготовился к своей последней атаке, собираясь подороже продать свою жизнь, когда до смешного простая мысль пришла ему в голову.

Управляющий компьютер любого военного флаттера составляется из стандартных блоков СД-15. Устройство, способное самостоятельно управлять машиной в боевой обстановке, оказалось настолько сложным, что у него образовался странный побочный эффект, от которого так и не удалось избавиться ведущим кибернетикам военного ведомства.

За любую сложность приходится расплачиваться — чаще всего надежностью. Поскольку в боевой обстановке надежность машины — один из главных факторов, пришлось пойти на двойное, а то и тройное дублирование блоков. Это, в свою очередь, привело к тому, что у компьютера этой машины прорезался свой собственный интеллект, небольшой, на уровне пятилетнего ребенка. И все же этот фактор часто приводил к нежелательным последствиям. Однако сейчас Лосев решил попытаться использовать его в своих интересах.

Прямо над его головой проходила линия аварийного люка, четко просматривавшаяся на обшивке.

Микрофоны в машине настолько чувствительны, что способны уловить шепот на расстоянии Десятка метров. Так что голос ему напрягать не пришлось. Несколько неожиданно для себя, ни на что, собственно, не надеясь, он произнес как мог более уверенным тоном самую простую команду:

— Открой люк!

К его удивлению динамики управляющего блока ответили немедленно, и ответ был предельно лаконичен:

— Зачем?

— У тебя есть пилот? — Это была еще одна особенность «ЧД». Эти аппараты остро нуждались в общении и привязывались к своему пилоту крепче любой собаки. Лосев знал, что, если ответ окажется положительным, он проиграл.

— У меня нет пилота.

— Открой люк. Я буду твоим пилотом.

— Тогда ты должен знать пароль!

«Проклятье! Ну, разумеется, должен быть хотя бы пароль». Как он мог упустить это из виду…

Выстрелы нападавших начали разносить последнюю преграду перед флаттером, времени у него почти не осталось…

— А ты его знаешь?

— Конечно, я его знаю! Но раз ты хочешь стать моим пилотом, ты тоже должен его знать.

— Еще бы! Скажи мне его, и я буду знать! Он и сам не знал, откуда эта странная мысль пришла ему в голову, простая до абсурда. Но именно на таких пустяковых задачках иногда ломались лучшие кибернетические мозги.

— Но ты должен был знать пароль заранее!

— Разве в твоих программах есть правило, запрещающее назвать пароль?

— Такого правила нет. Но я не должен разговаривать с посторонними, если они не знают пароля!

— Я не посторонний. Я человек, который хочет стать твоим пилотом. Скажи мне пароль!

— Кларисса!

— Открой люк, Кларисса!

И черный квадрат люка, гостеприимно и абсолютно для него неожиданно, распахнулся перед Лосевым.

Глава 30

Диньков лежал на массажном столе в тренажерном зале своей вилы, слишком роскошной для того, чтобы принадлежать правительственному чиновнику даже такого высокого ранга, как председатель Чрезвычайного комитета.

Но вилла находилась на острове Сардон, и ни один посторонний взгляд не мог проникнуть сквозь охранные системы этой крепости, созданной Диньковым исключительно для собственных нужд, с учетом всех его интересов. А интересы эти не ограничивались политическими интригами.

Хотя положение, которое он занимал, и задача, которую он перед собой поставил, вынуждали его к некоторому затворничеству, по натуре он не был затворником. Об этом свидетельствовали две массажистки, которых он сам выбрал, просмотрев как-то по видеозору очередной конкурс красоты.

Согласия у девушек не спрашивали, когда усаживали в правительственный лимузин, и они не знали, что обратной дороги с этого острова не бывает… Им сказали, что они должны заслужить обратный билет, им обещали щедро заплатить. И девушки старались… О, как они старались… Диньков ощущал их старания всеми клеточками своего стареющего тела.

Позже, когда они ему надоедят, их отдадут охранникам, а сюда привезут новых, но это случится еще не скоро.

Мягко замурлыкал вифон срочного вызова, и крайне недовольный Диньков вынужден был прервать свои оздоровительные процедуры.

— Я же просил не беспокоить меня! — рявкнул он в микрофон, но мягкий и одновременно настойчивый голос его секретаря-референта, человека, которому он доверял почти так же, как себе самому, возразил:

— Пришло сообщение, сэр, люди Павловского похитили Вакенберга.

— Что значит они его похитили?! Каким образом? Он же находился в экспедиции в Кызылкумах, и, мне помнится, вы обещали обеспечить ему надежную охрану!

— Так и есть, сэр, но Павловский прислал оперативную группу, которая, предъявив соответствующие документы…

— Какие документы?! Я не подписывал никаких документов!

— Приказ был подписан президентом. Вакенберга, так же как и вас, срочно вызывают на совещание к президенту.

— Когда пришел вызов?

— Час назад. Я не стал бы вас беспокоить, но история с высылкой специальной группы десантников за Вакенбергом показалась мне подозрительной.

— Ты поступил правильно. Когда назначено совещание у президента?

— Завтра, в восемнадцать ноль-ноль. Итак, у него оставалось меньше суток. Меньше суток для того, чтобы Павловского не оказалось на этом совещании…

Интересно, каким образом хитрому лису удалось выманить президента из его берлоги? Последние пару лет этот стареющий больной правитель не показывался на людях и держался у власти лишь благодаря тому, что передал ее бразды в чужие, более надежные руки.

Обычные способы, которыми Диньков пользовался не раз, для устранения Павловского не подходили. Главу внешней безопасности слишком хорошо охраняли, к тому же, даже если бы удалось организовать несчастный случай, расследованием займутся люди из управления все того же Павловского…

Нет, он не мог рисковать в этой решающей схватке за власть. Он должен сделать все так, чтобы никто не заподозрил его в причастности к гибели столь заметной фигуры, как Павловский.

Несколько секунд в глубокой задумчивости он водил холодным кубиком вифона по обнаженному животу одной из массажисток. Девочка ежилась от неприятного ощущения, но ничего не смела возразить.

Решение, как всегда, пришло к нему неожиданно, и, кажется, он теперь знал, что нужно сделать…

— Соедините меня с лабораторией Аренова.

Дождавшись, пока в аппарате раздастся голос его лучшего молодого исследователя, которому он не зря платил фантастические, по нынешним временам, деньги, Диньков спросил:

— Как ваши успехи, молодой человек?

— Ну, пока они не слишком велики. Мне только вчера доставили первую особь трансфера, которая не погибла и не распалась во время транспортировки.

— Прекрасно! Она жива?

— Разумеется, она жива! В мертвом виде эти существа немедленно распадаются!

— А каким образом вы ее поддерживаете в таком состоянии?

— Нам удалось создать энергетическое поле, которое переводит трансфера в заторможенное Состояние. Нечто вроде анабиоза.

— И что произойдет, если это поле отключить?

— Трансфер проснется и скорее всего уничтожит сам себя. Они не способны продолжать существование в отрыве от своей группы.

— Но это же просто замечательно! Сейчас я пришлю к вам капитана Витковского. Передайте ему трансфера и научите отключать это чертово поле!

— Вы что?! Это же первая наша особь! Первый живой трансфер в нашей лаборатории!

55
{"b":"11298","o":1}