ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот, что лежал на полу, согнувшись от боли, прошептал, словно выплюнул:

— Она зомбит.

И второй, дернувшись от этого слова, словно от удара электрического тока, выпустил женщину, помог своему брату подняться и поволок его прочь из барака.

Ксения вновь осталась одна, наедине с этим словом, которое, казалось, навсегда поселилось в ее комнате, впитавшись в стены.

Каждый раз, сталкиваясь со своей непохожестью на остальных людей, она слушала про себя, как звучит это слово, и пыталась понять, надолго ли еще ее хватит? И почему она до сих пор здесь? Стоит ли мужчина того, чем она пожертвовала ради него? Стоит ли он того, что она, став парией в человеческом обществе, все-таки продолжает в нем жить?

«Ты можешь уйти в любую минуту. Никто тебя не принуждает — ты сама решила с ним остаться!» — сказала она себе. Она попробовала однажды уйти, в полной уверенности, что уходит навсегда, что Лосев никогда не осмелится пойти за ней, воспользовавшись ключом к ее миру.

Но он сделал это, и ей пришлось вернуться. Сейчас она могла бы повторить попытку, стоило лишь съесть пару отравленных грибов. Вот только она никак не могла решиться на этот окончательный шаг и не знала, что же ей делать дальше.

Не будут же они вечно прятаться по лесам, рано или поздно Лосев вернется в большой мир. Он и сейчас отправился за флаттером именно для этого. Что ее ждет там, в этом самом мире? Исследовательская лаборатория? Искаженные от страха или от отвращения лица людей, как только они узнают, что она осмелилась отрезать себя от их общества, осмелилась уйти… Все было достаточно просто, достаточно однозначно, пока она не вернулась. Уходишь — уходи. Нельзя возвращаться обратно, в этом все дело.

Она нарушила правила, она захотела вернуться оттуда, откуда нет возврата. И вот теперь она сомневалась даже в том, стоило ли это делать ради Лосева…

Ее раздумья прервал длинный гудок зуммера. Она хорошо знала этот звук. От него холодела кровь и мурашки пробегали по всему телу…

С тех пор как они ушли из Белуг, она повсюду таскала за собой этот портативный компьютерный терминал, скрывая его от Лосева. Ждала и боялась вызова. И вот теперь он прозвучал, как звон колокола из далекого прошлого, а ведь она надеялась, что с этим покончено навсегда. И терминал ей был нужен скорее как доказательство, как вещественное подтверждение того, что с миром, из которого она ушла, разорваны все нити. И вот теперь протяжный, прерывистый звук звал ее обратно…

Экран оставался черным. Он всегда оставался черным, когда вызов шел из глубин иномира. Только слова сообщения… Короткие строчки, такие колючие и однозначные. Белые буквы на абсолютно черном фоне.

«БЕЗ ТЕБЯ ПЛОХО… ДИН КУДА-ТО ПРОПАЛ… НАВЕРНО, ПОШЕЛ ТЕБЯ ИСКАТЬ… ВОЗВРАЩАЙСЯ, МЫ ЖДЕМ, МЫ ВСЕГДА ТЕБЯ ЖДЕМ…»

Поздно вечером высоко, среди первых звезд, раздался стрекот мотора, и огромная черная машина, похожая на перевернутый утюг, опустилась на лугу перед поселком.

Когда прошли первые бестолковые минуты встречи, когда они наконец остались одни, она тихо прошептала на ухо Лосеву:

— Запомни это хорошенько. Если ты еще раз оставишь меня одну, то, когда вернешься, ты меня не найдешь и никогда больше не увидишь.

В этот вечер она рассказала ему о Дине. Впервые очутившись в иномире, созданным ее воображением, она подумала о друге, и тогда появился Дин. Дин внешне походил на огромного уютного кота с пушистым хвостом, усами и кисточками на ушах. Но самое главное — он понимал человеческую речь, и она могла разговаривать с ним часами. Постепенно они подружились, несмотря на независимый и гордый характер Дина. Это странное существо привязалось к ней и не отходило от Ксении ни на шаг. И вот теперь Дин пропал… Постепенно она теряла старых друзей и не приобретала новых.

О визите братьев она не стала Лосеву рассказывать. Не хотела портить настроение ни ему, ни себе. Да и не имел этот эпизод никакого значения. Ксения знала, что здесь они не задержатся. Завтра, самое позднее послезавтра, как только закончатся сборы и определится состав новой экспедиции, они двинутся дальше, в сторону большой земли.

Сборы, однако, затянулись на целых четыре дня. Прежде всего потому, что предусмотрительный Лосев решил подготовить экспедицию к пешему переходу на большое расстояние через леса и разрушенную зону захвата, где хозяйничали различные банды, а обстановка была непредсказуема.

Ни на минуту он не забывал о том, что наличие электроэнергии в машине — всего лишь подарок. В любую минуту она могла исчезнуть, в любую минуту мог заглохнуть двигатель, и тогда им предстоит вынужденная посадка и поход через зону захвата. Поэтому необходимо было позаботиться об оружии и снаряжении.

Запас продовольствия, оружие, не связанное с электроникой: охотничьи ружья, ножи. Нашелся даже один спортивный самострел, переделанный местными умельцами в боевой.

На второй день, когда сборы были в самом разгаре, Ксения узнала о том, что Грансвер отказался, а братья Луцкие выразили готовность участвовать в экспедиции.

Поскольку других желающих, кроме Зурова, не было, Лосев без колебаний принял предложение братьев. Ксения не могла понять, почему Луцкие решили отправиться с ними, после того как они узнали ее тайну и после брошенного ей в лицо презрительного «зомбит». Что ими двигало?

Интерес к ней, как к женщине? Но они же не считали ее человеком! Желание мести за то, что какой-то «зомбит» отверг их ухаживания? Более вероятно.

В результате она оказалась перед сложной проблемой: если она возразит против участия братьев в экспедиции, ей придется объяснить причину.

И тогда сразу же у Лосева возникнет вопрос, почему она не сказала об этом раньше.

Не раз она укоряла себя за то, что не рассказала Лосеву о визите братьев, не раз собиралась это сделать, и каждый раз что-нибудь да мешало. То он был занят неотложными сборами, то настроение не подходящее. В конце концов времени для откровенного разговора не осталось.

Сборы были полностью закончены, и огромная черная машина легко, словно и не несла на своих крыльях вес в несколько десятков тонн, поднялась над островом, развернулась и взяла курс на запад, к Уральскому хребту.

Рядом с Лосевым место второго пилота занял Зуров. В задней кабине, где обычно располагались десантники, находились Ксения и братья Луцкие.

«Похоже, мне теперь всю дорогу придется расплачиваться за свою оплошность», — думала удрученная женщина.

Лосев сразу же развил максимальную скорость, стараясь пройти большее расстояние, пока двигатели работали бесперебойно.

Тайга под ними слилась в сплошную зеленую полосу и вскоре исчезла за облаками.

Глава 32

Южноуральск просыпался рано. Это был обычный рабочий день, и Наташа, торопливо допивая свой крепкий утренний чай, слышала, как за окном со свистом проносятся вагоны воздушки.

Она училась в медицинском институте заочно и подрабатывала медсестрой в городской больнице, поэтому вставать приходилось рано.

Ничто не предвещало беды, разве что слухи, усилившиеся после разгрома войск под Североуральском.

Непонятная, страшная война была где-то совсем рядом, но воспринималась как нечто нереальное и далекое. Может быть, потому, что не было раненых, не возвращалась ушедшая на фронт боевая техника. Не было бомбежек и грохота орудий.

Не было ничего, кроме слухов.

На остановке вагон пришлось ждать непривычно долго. Последнее время часто возникали непонятные перебои с энергией, и недовольные люди, опаздывавшие на работу, ворчали, критикуя правительство, которое не в состоянии обеспечить для них нормальную спокойную жизнь.

Беда пришла в шесть часов тридцать минут утра, когда город еще только освобождался от ночного сна.

Вагон воздушки, на котором ехала Наташа, неожиданно резко остановился, взвизгнув тормозами, и закачался на несущем канате, неподвижно зависнув между домами.

В нескольких метрах внизу, под ними, на главной магистрали города, творилось что-то невообразимое. Кары с заглохшими двигателями все, как один, потеряли управление и неслись теперь по инерции. Часть из них сталкивалась друг с другом. Кое-где раздались оглушительные взрывы, и над городом появились черные, ядовитые облака дыма.

59
{"b":"11298","o":1}