ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эта тварь укусила меня… — Девушка едва могла говорить. Ее блузка, разорванная когтистыми лапами, свисала с пояса большими клочьями, обнажив грудь, и Лосев невольно, несмотря на обстоятельства, отметил ее красивую форму.

На плече виднелись отчетливые следы зубов. Ранка была небольшой, а царапины неглубокими.

Продезинфицировав все из универсальной аптечки, Лосев вынужден был прикоснуться к обнаженной груди Наташи и почувствовал, как его бросило в жар. Невольно подумал, как с этим справляются врачи, принимая молоденьких пациенток.

Наложив пластбинт, Лосев закрепил обрывки ее блузки остатками пластыря. Почему-то ему показалась, что она ждала от него совсем не этого. Во всяком случае, она не торопилась ему помочь привести в порядок свою одежду. Похоже, собственная нагота ее нисколько не смущала.

Наконец наступил момент, когда он смог задать самый главный вопрос:

— Что вы тут делали?

— Я… Я не знаю… — Ее зубы стучали, казалось, девушка вот-вот потеряет сознание. Но Лосев понимал: если сейчас, немедленно, он не узнает об истинной цели ее визита в это мрачное подземелье, то вряд ли узнает когда-нибудь вообще. Стресс пройдет, Наташа возьмет себя в руки, и истину заменят лживые слова, после которых останутся лишь подозрение и недоверие.

Лосев резко встряхнул ее.

— Перестаньте ныть! Если вы сейчас же не скажете, что вам тут понадобилось, я потушу фонарь и уйду, оставив вас наедине с этим!

— Нет! Только не это! — ужас в ее голосе казался неподдельным.

— Тогда отвечайте. Быстро, что вы тут делали?

— Я следила за вами…

— Зачем?

— Бандиты, с этими картами на рубашках… Когда мы искали паровоз, они устроили засаду в одном из старых цехов… Я пыталась звать на помощь, но меня никто не услышал… Они изнасиловали меня и хотели увести с собой.

Они согласились отпустить меня, только если я сообщу обо всем, что мы здесь нашли… Это они проделали проход к подземному складу и все время следил и за нами…

— Почему вы мне все не рассказали?

— Я не могла… Они сделали видеосъемку и обещали передать кристалл с записью Суркову, если я не сделаю все, как они скажут.

— Откуда они узнали о Суркове?

— Я сама им сказала, когда просила меня отпустить. Я сказала, что у меня есть муж. Тогда они снова меня раздели, достали видеокамеру и…

— Понятно. Можете не продолжать. «Интересно, как им удалось провести съемку электронной камерой без электричества, — подумал Лосев. — Наверно, было достаточно показать этой дурочке камеру. Вряд ли она в тот момент что-нибудь соображала. Хотя позже могла бы и догадаться, что это всего лишь обман».

— Что вы им рассказали?

— Почти ничего. Они хотели узнать день нашего отъезда, но я сама его тогда не знала. Самое главное, они хотели знать, что находится в подземном складе. Я сказала, что вы нашли там какое-то оружие, но я не знала какое…

— Теперь ваши друзья не выпустят нас отсюда. Будет бой, в котором мы все можем погибнуть, вместе с вашим Сурковым!

— Они не друзья мне! Я же сказала, меня заставили… Но, конечно, вам не понять, вы ведь мужчина… — Словно спохватившись, что говорит с ним слишком резко, она тут же добавила: — Не говорите Суркову, пожалуйста…

По крайней мере, ее рыдания показались Лосеву вполне искренними.

— Вы сами должны были ему рассказать. Вашей вины нет в том, что произошло. Скорее уж это я во всем виноват. Мне не надо было заставлять вас в одиночку шастать по этой чертовой свалке!

— Вы не знаете Алексея. Он меня бросит, если узнает… — пробормотала она в промежутках между всхлипываниями.

Ситуация была слишком сложной. Лосев содрогнулся, представив, что то же самое могло произойти с Ксенией. Правда, она-то уж смогла бы постоять за себя…

Наверно, понадеявшись на это, он и поступил столь опрометчиво, позволив женщинам самостоятельно заниматься разведкой свалки.

Продолжая всхлипывать, Наташа прижалась к нему в темноте, и он чувствовал, как она дрожит, не в силах забыть о пережитом ужасе.

— Пойдем. И никому ни слова о том, что здесь произошло!

— Теперь вы нас оставите? Не возьмете с собой?

— Возьму! — рявкнул Лосев. — Хотя, вообще-то, была б моя воля, я бы всыпал тебе как следует!

Ему пришлось почти тащить Наташу на себе. Правда, Лосеву показалось, что ее слабость слегка преувеличена. Когда они наконец миновали канализационный люк, он остановился, чтобы перевести дух.

— О ране скажешь, что тебя покусала крыса! Ты здесь не была, понятно?

— Я сделаю все, что вы скажете! Только не говорите Алексею!

Ничего не ответив, Лосев нашел в темноте конец бикфордова шнура и поджег его.

Глава 37

Павловский, сидя в кресле оператора объединенного командного пункта, следил по электронной карте за ходом важнейшей операции всей летней кампании. Гифрон захватил восточную Сибирь, без задержек преодолел Уральский хребет и проник в густо населенную равнинную часть страны.

Тактика его продвижения практически не менялась. В начале нового наступления появлялся узкий клин атакующих трансферов, их передовые отряды упрямо вгрызались в нашу глубоко эшелонированную оборону, и хотя земные боевые роботы уничтожали их тысячами, стремясь не подпустить к себе на близкое расстояние, это не производило на противника ни малейшего впечатления. Люди на переднем крае, кроме ремонтных техников, практически отсутствовали. Это была война земных механических роботов с биологическими роботами пришельца.

Сразу вслед за волной трансферов под землей, на глубине нескольких десятков метров, тянулось энергетическое щупальце самого Гифрона.

Давно было установлено, что трансферы получают от него всю свою энергию, и поэтому расстояние между источником энергии и трансфером не должно превышать ста метров. Стоило какому-нибудь отряду трансферов вырваться вперед и превысить эту отметку, как они превращались в неподвижные мишени.

Видимо, и Гифрон каким-то образом зависел от трансферов, потому что ни разу не было замечено, чтобы его щупальца продвигались на новую территорию сами по себе, без их поддержки.

Только в захваченных зонах и лишь после того, как там устанавливался режим энергетической блокады, Гифрон начинал плести свою сложную подземную сеть туннелей, никак не связанную с его внешними образованиями.

После ареста Динькова никто не мешал Павловскому распределять силы так, как он считал нужным. И незадолго до этого важного сражения, определявшего судьбу всей Европейской территории, он вместе со своим новым заместителем по научной части, академиком Вакенбергом, разработал стратегию, которая сейчас как раз и испытывалась.

План был таков: оказывая незначительное сопротивление трансферам, заставить их отряды вклиниться как можно глубже в нашу оборону, а затем, используя спутники и космический флот, попытаться отсечь огнем орбитальных лазерных пушек вытянувшееся внутрь свободной территории щупальце захватчика.

Никто толком не мог предсказать, что из этого получится. Однажды нечто подобное попытался проделать Диньков, когда флот под его командой перерезал энергетический канал, идущий к Солнцу. Ничего хорошего из этого тогда не вышло.

Гифрон перенес свою активность на Землю и захватил все сибирские энергоцентрали.

Но сейчас этот план мог сработать, поскольку преследовал лишь частную, тактическую цель. И не ставил перед собой стратегической задачи лишить Гифрона энергии вообще. Это оказалось в принципе невозможным. В случае необходимости Гифрон мог получать энергию из окружавшей его материи, подвергая ее медленному атомному распаду.

Сегодня, в лучшем случае, им удастся уничтожить отрезанные от источника энергии наземные войска агрессора. И замедлить его продвижение. На сколько? И как Гифрон отреагирует на подобную тактику?

Этого не знал никто.

Земные роботы на панорамном экране, занимавшем полстены, продолжали откатываться, выдерживая между собой и противником заданное расстояние и непрерывно поливая волну трансферов огнем. Это ничего не меняло. Из широкой расселины, в той части, где брало свое начало растущее в их сторону подземное щупальце Гифрона, непрерывным потоком выливались все новые тысячи живых самоходных мин, сразу же направлявшихся в зону боя.

70
{"b":"11298","o":1}