ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А теперь убирайтесь отсюда! Забирайте ваш проклятый паровоз и убирайтесь! Только помните о том, кто переводит стрелки!

— Мы запомним, — ответил Лосев, не отводя глаз от сочившегося ненавистью лица стрелочника.

Тот нажал какую-то кнопку в стене, пружины щелкнули и исчезли. Не дожидаясь, когда пленники придут в себя, стрелочник скользнул к щели, из которой только что появился.

Любому нормальному человеку, скованному и в течение нескольких часов находившемуся на грани замерзания, требуется время, чтобы восстановить кровообращение в мышцах. Любому, но только не Зурову.

Движение его правой руки в полумраке камеры было практически неуловимым. Нож сверкнул в полете всего один раз, и было не видно, где именно он закончил свою траекторию, но по характерному звуку можно было предположить, что лезвие нашло свою цель.

Стрелочник повернулся, посмотрел на Зурова расширенными глазами и прохрипел, исчезая в щели:

— Тебя я убью первым!

— Напрасно ты это сделал. Убить его не так просто.

Зуров ничего не ответил, и Лосев больше не упоминал об этом.

Камера осталась открытой, и через несколько минут, поддерживая ослабевших женщин, они преодолели небольшой подземный ход и оказались в дворцовом парке.

Их обступила предрассветная темнота. Было около четырех часов утра, и даже свет звезд не мог пробиться сквозь плотные облака.

Лосеву пришлось включить металлоискатель в своем универсальном приборе. Зеленая стрелка указала им нужное направление.

Они шли очень осторожно, проверяя каждый свой шаг и каждую минуту опасаясь какой-нибудь провокации со стороны стрелочника. Возможно потому, что все их внимание было поглощено дорогой, темная масса паровоза надвинулась на них из темноты неожиданно.

— Думаешь, Сурков спит? — спросил Зуров.

— Наверно, спит. Прошло почти двое суток с момента нашего ухода. Он же не железный…

Но Сурков не спал. Он сидел, скорчившись у пулемета, там, где его оставил Лосев, вцепившись обеими руками в рукоятки наводки, и пытаясь увидеть в кромешной тьме перекрестье прицела.

Когда руки друзей опустились ему на плечи, он едва не нажал на гашетку, и лишь голос Лосева предотвратил несчастье.

— Спасибо, друг, за то, что дождался нас.

— Я уже не верил, что вы вернетесь, и решил стрелять в каждого, кто появится около поезда.

— Хорошо, что ты этого не сделал.

Наташа бросилась к Суркову, обняла и поцеловала его в губы, и Лосев почувствовал болезненный укол. Нет, не ревности. Но чего-то очень похожего на это чувство.

Разогрев котла занял часа два.

Уже рассвело, когда, разбрасывая снопы искр, паровоз тяжело вздохнул, словно просыпаясь, загремел буферами и двинул состав задним ходом, прочь от дворца.

За все это время Зуров, сменивший Суркова у пулемета, не заметил ни малейшего движения на дворцовой лестнице.

Казалось, планета вымерла или неожиданно потеряла к своим гостям всякий интерес.

Солнце уже позолотило верхушки дубов, когда поезд, обогнув знакомый холм, вынырнул из парка на прямой участок линии, ведущей к развилке со стрелкой.

Их отделяло от нее еще метров пятьсот, и из-за густых кустов Лосев, беспрерывно подбрасывавший в котел паровоза поленья дров, не сразу заметил скорчившуюся у стрелки фигуру человека…

Зато этого человека сразу же заметил и узнал Зуров, сидевший на задней пулеметной платформе, оказавшейся теперь впереди. Прежде чем Лосев успел отдать команду, даже прежде, чем он успел сообразить, что, собственно, нужно делать, заговорили одновременно все четыре ствола крупнокалиберной пулеметной установки.

Трескотня отдельных выстрелов слилась в протяжный рев. И вихрь, поднятый разрывными пулями в местах их удара о землю, мгновенно скрыл от Лосева и стрелку, и стоявшего возле нее стрелочника.

Когда пыль осела, около стрелки уже никого не было. Лишь с веток соседних деревьев кое-где свешивались кровавые ошметки того, что еще совсем недавно было телом стрелочника.

Зуров и Лосев подошли к стрелке почти одновременно. Около нее не осталось ничего, кроме неглубокой, пахнущей тринитротолуолом воронки.

— Ты не дождался приказа, — с едва заметным упреком произнес Лосев.

— Этот человек пообещал убить меня первым. Я не забываю подобных обещаний.

— И все-таки ты не дождался приказа… Какое-то время ему понадобится для того, чтобы вновь сложить свое тело из клочков, в которые ты его превратил.

— Думаешь, ему это удастся?

— Кто знает. Организм посредников не имеет ничего общего с обычной человеческой органикой. Они полностью перестроены Гифроном. Разве что от прежней психики кое-что осталось.

— Будем переводить стрелку?

— Зачем? Ведь именно это и собирался сделать стрелочник. Ты увидел его раньше меня. Уверен, что он не успел перевести стрелку до того, как ты открыл огонь?

— Он ведь мог это сделать заранее, задолго до нашего появления.

— Ты прав. И опять мы должны выбирать одну из двух дорог, не зная, куда она ведет. Иногда мне кажется, что стрелочник выполнял чисто символическую роль и ничего не изменится после его исчезновения.

— Кое-что изменилось… Посмотри на дорогу сзади нас!

— Она словно покрыта снегом!

— Этот снег движется и состоит из отдельных существ.

Лосев схватил бинокль, в котором, по-видимому, не нуждался Зуров.

— Трансферы! Бежим к поезду! Пулеметы у нас впереди, мы не сможем от них отбиться, если они нас догонят!

Поезд несся вперед с предельной скоростью, стрелка манометра давно перешла за красную черту, но расстояние между ними и преследователями тем не менее постепенно сокращалось.

После того как Зуров дал несколько очередей назад, вдоль поезда, трансферы резко сократили зону атаки и сейчас мчались за ними узким, вытянутым клином, вдоль полотна железной дороги, в мертвой зоне, куда не могли достать пулеметы Зурова.

На крыше паровозной будки была ракетная батарея, но в орудиях имелось всего четыре ракеты, и Лосев не спешил с ними расставаться, приберегая на самый крайний случай. Он понимал, что времени перезарядить установку у них не будет.

Из-за стремительного отъезда и бешеной погони они даже не заметили, как проскочили стрелку. Лосев плохо представлял, куда именно идет поезд. К Южноуральску-два или к смертельно опасному туннелю? Впрочем, сейчас это имело чисто теоретическое значение. Смертельная опасность преследовала их по пятам.

Их уже отделяло от передней цепочки трансферов не более полусотни метров.

После нескольких столкновений с людьми эти живые мины изменили тактику и держались друг от друга на достаточном расстоянии, чтобы не вызвать детонации соседей в случае гибели одного из них.

Отдельные вздохи паровых клапанов на цилиндрах слились в долгий протяжный вой, облака пара и белесого едкого дыма оставляли позади поезда длинный шлейф. Лосев, трудившийся рядом с Сурковым над паровозной топкой, не знал, что произойдет раньше, — взорвется котел или под колесами прозвучит грохот разрыва живых мин.

— Нам не уйти! Почему ты не стреляешь?! Осталось всего метров двадцать!

Лосев прильнул к прицелу. Сурков прав. Еще несколько секунд промедления, и будет поздно… Он нажал на гашетку одной из пушек, хорошо понимая, что тем самым сжигает за собой последний мост.

После взрыва ракеты и нескольких ближайших трансферов полотно дороги в этом месте исчезло, а перекрученные рельсы повисли по бокам насыпи как какие-то странные, футуристические украшения.

Зато передняя цепочка преследователей потеряла темп и несколько отстала. Увы, ненадолго.

Терять теперь уже было нечего, и Лосев выстрелил еще два раза. Оставалась всего одна ракета.

Неожиданно стало совершенно темно, и грохот несущегося на всех парах состава превратился в оглушительный рев.

— Что?! Что случилось?

— Туннель! Мы в туннеле. Сейчас будет переход. Держись! — крикнул Сурков, и уже ничего нельзя было изменить.

Поезд дернулся, словно налетел на скалу. Оглушительный свисток, которым Сурков пытался предупредить остальных о новой опасности, захлебнулся и смолк на длинной печальной ноте.

80
{"b":"11298","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Тени сгущаются
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Чужой среди своих
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Без опыта замужества
Нелюдь. Великая Степь
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Рыскач. Битва с империей