ЛитМир - Электронная Библиотека

Юбка с треском отцепилась. Элис чуть было не упала, но успела схватиться за плечо Грея.

— Ох, слава Богу! — всхлипывала она, прижимаясь к Грею.

— Мисс Босуэлл, — процедил он сквозь зубы, — я запрещаю вам входить в мою спальню без разрешения. Запомните это.

— Но, Грей…

Он оторвал руки Элис от лацканов редингота.

— Вы поняли?

Слезы потекли по нежным матовым щекам Элис. Прежде чем Грейдон успел выразить свое восхищение ее актерским талантом, она выбежала из комнаты. Бламтон открыл было рот, но, очевидно правильно истолковав взгляд Грея, тоже покинул спальню. Тетя Регина последовала за ним, на лице ее не было ни тени удивления. Чего еще можно было ожидать от спутниц мужчин рода Брэкенриджей?

Только леди Сильвия задержалась в дверях.

— Вам не удалось удовлетворить ничье любопытство, ваша светлость.

— А что, собственно, произошло любопытного? — Уиклифф был одновременно раздражен и разочарован, потому что даже этот инцидент ни на минуту не отвлек его от мыслей о директрисе, на которую его поцелуй не произвел никакого впечатления. — Я приехал в Гемпшир по приглашению дяди, а всех вас я взял с собой только для того, чтобы вы не растрепали по всему Лондону, где меня можно найти.

Сильвия устремила на него из-под длинных ресниц взгляд своих голубых глаз. Грей до сих пор не мог понять, почему она в тот вечер появилась в его ложе: ведь они были едва знакомы. То, что она охотилась за Тристаном, могло бы это объяснить, но тогда вопрос, почему она, узнав о его долгах, не торопится уезжать из Хаверли, оставался открытым.

Протянув руку, Сильвия поправила галстук Грея. Может, теперь она выбрала другую тактику в отношении Тристана?

— Просьба графа объясняет ваше пребывание в Хаверли, — ее голос источал мед, — но не проливает свет на то, почему вы заключаете пари с учеными дамами, а своей возлюбленной не разрешаете входить к вам в спальню.

— Потому что мне так хочется.

Опустив руку, она кивнула:

— Мне нравятся мужчины, которые знают, чего хотят. До свидания, ваша светлость.

— До свидания, леди Сильвия.

Грей хотел закрыть за ней дверь, но оказалось, что Хоббс и Бламтон вместе со слугами в ажиотаже сняли ее с петель. Вздохнув, Грей в изнеможении упал в кресло возле туалетного стола. Он уже не испытывал к Элис никаких чувств, кроме отвращения, но и элегантная Сильвия не вызывала в нем желания, хотя, явно имея на него виды, снова попытается его искушать.

Возможно, как раз в этом все дело: он привык, что всегда женщины добивались его благосклонности, а не наоборот. С той поры как Грею минуло восемнадцать, его окружал сонм благоухающих духами охотниц за мужьями, с неожиданно падающими шарфиками и платочками. На его пороге постоянно оказывались знакомые дамы, потому что их кареты таинственным образом ломались посреди ночи именно у его дома. Кэролайн служила неплохим буфером, но только до тех пор, пока не пустилась во все тяжкие, возомнив, что он уже принадлежит ей. А когда Грей отверг ее, преследования светских хищниц начались с новой силой.

А Эмму Гренвилл он, судя по всему, совершенно не интересует. Впрочем, если учесть, как он себя вел, это неудивительно. Герцог Уиклифф привык быть высокомерным и заносчивым, поскольку, оставшись в одиночестве, это давало ему возможность выиграть время, пока его враги не перегруппируются. После сегодняшнего происшествия Элис наверняка попытается его отравить, и ему крупно повезет, если Тристан не выступит в этом деле с ней заодно.

Все же можно попытаться немного утихомирить хотя бы Тристана. Грей спустился вниз и, приказав Хоббсу починить дверь спальни, направился в конюшню за Корнуоллом. В окрестностях Хаверли было всего три таверны. Трис наверняка должен быть в одной из них. Они выпьют по стакану-другому вина, и у обоих улучшится настроение. Во всяком случае, Грей очень на это надеялся.

Постукивая карандашом по письменному столу, Эмма хмуро смотрела на разложенные перед ней бумаги. Ей потребовалось всего несколько минут на то, чтобы прочесть убористо исписанные листки и убедиться, что стоящая перед ней задача оказалась гораздо сложнее, чем она предполагала. А уж придумать план, который был бы лучше того, что дал ей герцог, пожалуй, невозможно.

Она довольно успешно вела дела академии, даже с некоторой выгодой. Но здесь все было просто: источник дохода — взносы родителей за обучение, а расходы уходили на заработную плату, питание, запасы продовольствия, погашение ренты, ремонт и содержание дома. Поместье — гораздо более сложное хозяйство, тут и…

В кабинет вихрем ворвалась Элизабет:

— Мисс Эмма, у ворот еще один джентльмен из Ха-верли!

— Лиззи, пожалуйста, успокойся.

— А я совершенно спокойна! Просто мне интересно, сколько мужчин собираются стать нашими учителями?

— Только один.

— Хорошо. Одного вполне достаточно. Тот, другой, дал мне шиллинг, чтобы я передала вам, что он пришел.

— Элизабет, он тебя подкупил.

— А вот и нет. Я все равно рассказала бы вам о нем.

— Тогда пойдем и спросим, что ему надо.

Перед воротами стояла толпа учениц, и их смех был слышен от самого входа. Эмма нахмурилась. Она разрешила герцогу Уиклиффу приходить в академию в силу необходимости, но она не допустит, чтобы его присутствие сказалось на репутации заведения или на поведении воспитанниц.

— Леди, — сурово сказала она, — насколько я помню, сегодняшний день отведен для писем и чтения. Мы не смотрим в упор, не глазеем и не выставляем себя напоказ.

— Я беру всю вину на себя, мисс Эмма. — По ту сторону ворот восседал на лошади темноволосый виконт, один из гостей графа Хаверли. — Но я ничего не могу поделать со своим обаянием.

— Герцога Уиклиффа здесь нет, лорд…

— Дэр. Тристан Кэрроуэй. Уиклифф так поглощен тем, что старается обобрать вас до нитки, что забыл меня представить.

— Возможно, он и старается, но ему это не удастся. У вас еще что-нибудь?

— Именно поэтому я здесь. — Тристан устремил взгляд в парк, откуда все еще доносились голоса и смех. — Мы не могли бы где-нибудь побеседовать?

— Мужчинам вход на территорию академии запрещен, милорд. И к сожалению, я сейчас очень заня…

— Всего пять минут, — прервал Эмму виконт, обольстительно улыбнувшись. — Я обещаю вести себя примерно.

При нормальных обстоятельствах она непременно отказала бы ему. Беда в том, что последние два дня были далеко не нормальными. И если лорд Дэр поможет ей получше разобраться в характере Уиклиффа, она от этого только выиграет.

— Хорошо, пять минут, — согласилась Эмма, доставая из кармана ключ. Тобиас стоял на страже, только когда она куда-нибудь уезжала. Большую часть времени ворота оставались запертыми, отгораживая академию от внешнего мира.

Эмма выскользнула за ограду.

— Чем могу помочь, милорд? — Она направилась по широкой тропинке, которая окаймляла территорию академии.

Дэр пошел рядом с ней, ведя за собой лошадь.

— Я приехал, чтобы, наоборот, предложить вам свою помощь.

— Простите, сэр, но я не совсем понимаю вас.

— Я хочу помочь вам выиграть пари.

— Зачем вам это? — От удивления Эмма даже остановилась.

— У нас с Уиклиффом возникли некоторые разногласия.

Искушение принять предложение виконта было велико, но, если учесть уверенность Уиклиффа в том, что он обязательно выиграет пари, что-то здесь было не так.

— Я ценю ваши намерения, милорд, но, простите, сомневаюсь в их… искренности.

— Вы считаете меня Яго, или леди Макбет[9], или кем-то в этом роде. Я, конечно, вас не виню, но вы должны мне поверить, что у нас есть кое-что общее.

— И что же это такое?

— Мы оба хотим, чтобы герцог Уиклифф проиграл.

— Но я полагала, что вы его друг.

— Совершенно верно, но это не мешает мне время от времени находить его невыносимым. Я думаю, проигрыш пойдет ему на пользу.

вернуться

9

Персонажи злодеев из трагедий Шекспира «Отелло» и «Макбет».

17
{"b":"113","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Борн
Завтра на двоих
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Бастард императора
Четырнадцатая золотая рыбка
Любовники орхидей
Первый раз – 2 (сборник)
РМЭС. Мастер
Lifestyle. Секреты Бобби Браун