ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лувр делает Одесса
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Йога. 7 духовных законов. Как исцелить свое тело, разум и дух
Белокурый красавец из далекой страны
Волшебная мелодия Орфея
Воин по зову сердца
Тобол. Мало избранных
С правом на месть
Как выучить английский язык

— Меня это не интересует.

— Лжете. Вы дрожите при одной только мысли…

Прислонившись к комоду, Грей скрестил руки на груди. Не может быть, чтобы он был ей безразличен. Он так безумно хочет ее, что она просто не может не чувствовать того же, даже если еще не готова в этом признаться. К счастью, он достаточно терпелив.

— Я не боюсь вас, — продолжала Эмма. — Но я должна служить примером для своих учениц и потому не потерплю присутствия мужчины в моей спальне.

— За этими стенами множество мужчин. Если вам неизвестно, как с ними обращаться, чему вы можете научить своих воспитанниц? Я-то думал, что это ваша главная задача.

— Вы ошибаетесь. И мне не надо падать со скалы, чтобы понять, что это может повредить моему здоровью. — Эмма подошла к нему, ничуть не стесняясь своих босых ног. — Мне жаль вас.

Встреча, пожалуй, оказалась не такой удачной, как он предполагал.

— Это почему же?

— Из-за своих неверных представлений о женщинах вы, очевидно, все время попадаете в неловкое положение.

— Я вас не понимаю. Извольте объяснить.

— Вы явились в академию с целью ее закрыть, а в результате чуть было не утопили нескольких моих воспитанниц. Вы, не задумываясь, постоянно оскорбляете женщин и, несмотря на это, ждете, что они упадут в ваши объятия только потому, что вы уверены: именно так и должно быть.

Грей не мог припомнить, чтобы кто-нибудь так с ним разговаривал. Он разозлился не на шутку, однако сумел сдержать гнев.

— Понятно. Благодарю вас за то, что указали мне на мои заблуждения. До свидания.

Прежде чем Эмма успела дать еще более оскорбительный ответ, Уиклифф вышел с гордо поднятой головой. На лестнице ему встретилась группа учениц, но он, не обращая внимания на их вежливые приветствия, быстро сбежал по ступенькам и вышел из дома.

— Чертова училка! — буркнул он, сорвал редингот со спины Корнуолла и, вскочив в седло, пустил коня галопом, так что Тобиас еле успел открыть ворота.

И зачем ему сохнуть по Эмме Гренвилл? В Хаверли есть две женщины, которые с ног сбились, лишь бы ему угодить. Ему подойдет любая.

Проклятие! Хватит самообольщаться! Угораздило же его встретить женщину, которая нужна ему, как никакая другая. И как раз она не хочет иметь с ним дело.

Но ведь он сам виноват в этом, поскольку с первой же их встречи отнесся к ней враждебно, что, однако, не меняло того факта, что он безумно желал слиться с женщиной, которая его презирает.

— Ваша светлость!

Грей резко натянул поводья, едва избежав столкновения с модно одетым молодым человеком, стоявшим прямо посередине дороги.

— Что, черт возьми, вы здесь делаете?

Фредди Мейберн отошел назад, чтобы избежать копыт Корнуолла.

— Я ждал вас. Ваш друг, тот, что проехал в фаэтоне, сказал мне, что вы тоже скоро…

— И зачем вы меня ждали?

— Вы учитель леди Джейн Уайдон. Я был бы вам крайне благодарен, если бы вы передали ей от меня записку. — Фредди, сунув руку в карман, вынул сложенный вчетверо листок бумаги.

Грей на минуту задумался.

— Я не передаю записок, — сухо сказал он. — Почему вы не можете отдать ей сами?

— Но мужчинам запрещен вход на территорию академии, — ответил Мейберн, схватив Корнуолла под уздцы.

С сегодняшнего дня Грей был не рад считаться, исключением из этого правила.

— Пошлите по почте, — посоветовал он.

— Но, ваша светлость, — легкая улыбка тронула губы Фредди, — тогда все об этом узнают. Вы, конечно же, понимаете, что мой интерес к Джейн — сугубо личное дело.

— Кроме тех случаев, когда вам выгодно публично выразить свое восхищение ею.

— Разумеется.

На мгновение Грею почудилось, что перед ним его двойник, только более молодой.

— Если ваш интерес искренен, почему бы вам не поговорить обо всем с ее отцом?

— Я не собираюсь заручаться одобрением лорда Грив-за. Во всяком случае, сейчас. Сначала я должен убедить Джейн.

— Чтобы получить ее деньги, — цинично улыбнулся Грей.

— Вы меня прекрасно поняли.

Тяжело вздохнув, Грей соскочил на землю. Он был знаком с маркизом Гривзом и был уверен, что тот иначе представлял себе своего будущего зятя.

— Вам известно, что леди Джейн всего семнадцать лет и она пока еще школьница?

— А в следующем году в Лондоне все будут за ней охотиться. Она прелестна, как ангел, и богата, как Крез[11].

Да, жаден до денег, подумал Грей. Слава Богу, ему нужна не Эмма.

— А вы разговаривали с директрисой?

— С железной девой? Она меня даже близко не подпускает к Джейн, а в прошлом месяце прямо на моих глазах сожгла одно из писем. Вот почему я решил обратиться к вам, ваша светлость. В Лондоне все женщины говорили о вас как о человеке, который может дать дельный совет.

Замечательно.

— Да, я часто оказываюсь предметом сплетен. Спустите в обществе штаны, и о вас тоже будут все говорить.

Фредди хихикнул:

— На самом деле все говорили, что были готовы упасть в ваши объятия, как только вы появлялись. И…

— Это обсуждалось в вашем присутствии?

Фредди застенчиво улыбнулся, отчего стал выглядеть еще моложе.

— У меня пять тетушек.

— Ясно.

— Я покорнейше прошу вашего содействия. Помогите мне завоевать сердце леди Джейн Уайдон.

Фредди нисколько не старался скрывать, что его одинаково интересуют и Джейн, и ее — или, вернее, ее отца — кошелек. Это показалось немного чересчур даже Грею, не говоря уже о том, что Эмма будет возмущена до глубины души. С другой стороны, успех Мейберна, несомненно, подорвет авторитет Академии мисс Гренвилл и даст Грею в руки еще один козырь в соперничестве с Эммой.

— Почему бы вам не присоединиться к нам в Хаверли? Сейчас как раз время ленча.

Молодой человек самоуверенно усмехнулся:

— Благодарю вас, Уиклифф. Вы об этом не пожалеете!

Он-то нет, а вот Эмма Гренвилл наверняка пожалеет.

В первый раз за многие годы Эмма опоздала к завтраку, что было недопустимо. Для своих воспитанниц она всегда была образцом вежливости и пунктуальности. Если она станет опаздывать, то и они сочтут возможным не приходить вовремя.

Эмма появилась в столовой как раз в тот момент, когда младшие ученицы уже вставали из-за стола. Изабель Сантер с удивлением посмотрела на нее. Выйдя на середину комнаты, Эмма обратилась ко всем присутствующим:

— Прошу прошения, леди. Как вам известно, в послед ние несколько дней наш учебный план был немного изменен. Могу заверить вас, что такое положение продлится недолго, но конечный результат должен принести академии дополнительные деньги на расширение наших программ.

По столовой прокатились аплодисменты, но Эмма не знала, относились ли они к ее речи или выражали радость по поводу того, что герцог Уиклифф будет продолжать свои уроки. Но самое неприятное заключалось в том, что и она — черт бы его побрал! — была довольна этим последним обстоятельством.

— Прошу вас приступить к занятиям. Мисс Перчейз, соберите, пожалуйста, учениц моего класса у главного входа.

Изабель перехватила Эмму у дверей столовой.

— Ты намерена все продолжать, даже после вчерашнего?

Эмма, взяв француженку под руку, пошла с ней по коридору.

— Изабель, я почти до утра не могла заснуть, решая эту дилемму. — Вдобавок ко всему она весь вечер думала о благородных, мужественных и сильных герцогах. — Выгоды от пари, если я его выиграю, слишком велики, чтобы ими пренебречь. Так что придется потерпеть.

— Потерпеть? Вы все чуть было не утонули, а потом он напал на тебя в твоей же спальне.

— Тише. Никакого нападения не было.

— А как это, по-твоему, называется?

— Спором. Неприятным, конечно, но вполне безопасным.

На самом деле определение «неприятный» не слишком-то подходит, подумала Эмма. Конечно, Уиклиффу не надо было ничего другого, кроме как удовлетворить свою плоть, но она никогда еще не была объектом подобного внимания со стороны мужчины. Пожалуй, это было даже… лестно — стать желанной для такого великолепного экземпляра, как Уиклифф, несмотря на все его высокомерие и снисходительную манеру общения.

вернуться

11

Последний царь древнего государства Лидия в Малой Азии, обладатель несметных богатств. Это имя стало нарицательным.

22
{"b":"113","o":1}