ЛитМир - Электронная Библиотека

— А где герцог? — довольно резко спросила Эмма.

— Он ушел рыбачить с лордом Дэром.

— И оставил вас одних?

— Нет. С нами мисс Перчейз и слуги. И ландо все еще здесь. Грей сказал, что вы рассердились, а ему не хочется, чтобы вы его ударили. А уроки он продолжит завтра. — Джейн участливо сжала руку Эммы.

— Нет, до этого бы не дошло, — возразила Эмма. — Но, конечно, я отругала бы его за то, что он учит вас таким ужасным вещам.

Леди Джейн улыбнулась, но глаза ее оставались серьезными.

— Я думаю, нам было полезно послушать. Во всяком случае, мне пришло в голову, что Фредди Мейберн, возможно, повеса. Я в этом пока не уверена, но определенно буду теперь гораздо осмотрительнее.

— Джейн, ты же понимаешь, что я хочу, чтобы вашей жизни всегда сопутствовал успех, независимо от того, где вы будете жить.

— Конечно, мисс Эмма. Но все же вам следует поговорить с Лиззи. Вы же знаете, как она расстраивается, когда кому-нибудь плохо, особенно если это вы. Она забывает, что вы не просто мисс Эмма.

Эмма замедлила шаг и посмотрела на темноволосую красавицу.

— Что значит «не просто мисс Эмма»?

— Вы Эмма Гренвилл — женщина, у которой есть собственное дело, которая старается воспитать глупых молодых девушек и ставит их счастье выше своего собственного. — Джейн улыбнулась. — Она также заключает с герцогами пари для того, чтобы иметь возможность помочь еще большему числу воспитанниц.

— Господи. — Эмма остановилась, и у нее снова защипало в глазах. — Я иногда забываю, что тебе уже не четырнадцать лет. Ты стала молодой леди, и я буду рада назвать тебя своим другом.

Джейн поцеловала Эмму в щеку.

— Просто я стараюсь быть похожей на вас.

Глава 11

— Если будешь подобным образом закидывать удочку, ты ничего не поймаешь, — сказал Чарлз Бламтон.

Грей молча смотрел, как леска сверкнула на солнце и крючок с грузилом с плеском пошел ко дну.

— Теперь и я ничего не поймаю.

— Ты и так до сих пор ничего не поймал, Бламтон, — заметил Тристан, наблюдавший за ними. — Когда эти школьницы попадали в воду на прошлой неделе, все рыбы сдохли от апоплексического удара. С таким же успехом мы могли бы стрелять по воде из пистолетов.

— У меня есть друг, — хихикнул Чарлз, — Фрэнсис Хеннинг. Так он раз попробовал. Он рассказывал, что потратил целый день на то, чтобы поймать огромную форель, когда гостил в поместье своего дяди, но рыбина никак не хотела вылезать из-под валуна. Поэтому он взял пистолет и попытался засадить в нее пулю.

— Что было дальше? — еле сдерживая смех, спросил Тристан.

— Пуля отскочила от валуна, вылетела из воды и прошла сквозь шляпку его бабушки Абигайль. Она после этого отдубасила Фрэнсиса зонтиком. Чуть не убила.

— И поделом.

Грей почти не слышал этого разговора. По его вине Эмма заплакала и убежала. Женщины и раньше плакали при нем, но эти сцены никогда ничего, кроме раздражения, у него не вызывали. У них это чертовски хорошо получалось. А слезы Эммы обеспокоили его всерьез. Он и сейчас не мог думать ни о чем другом.

Как она сказала? Она жила в Лондоне, и, очевидно, кто-то — какой-то мужчина — плохо с ней обошелся. Кто бы это мог быть? Грею очень хотелось доказать ей, что не все мужчины такие, каким был тот мерзавец.

Он поднял глаза от удочки и увидел приближавшийся к ним фаэтон, в котором сидели Элис и леди Сильвия. Похоже, все еще больше запутывается, подумал Грей.

— Грей, ты обещал научить меня, как ловить рыбу. — Элис сошла с фаэтона и пошла по траве прямо к нему.

Он передал ей удочку:

— Вот. Забрось крючок в воду и жди, когда кто-нибудь за него потянет.

— А потом что? — в ужасе спросила она.

— А потом мы все упадем в обморок от удивления, — заметил Тристан, — потому что в этом пруду рыба вряд ли водится.

Сильвия, усевшись на большой камень, стала аккуратно расправлять юбки.

— Тогда зачем вы все здесь стоите? Ждете русалок? Или, может быть, школьниц?

Грей с удовольствием заткнул бы ей рот, но у Сильвии язычок был гораздо острее, чем у Элис, а пререкаться у него не было настроения. Он оставил Элис с удочкой в руке и сел рядом с Тристаном на скалу.

— Как прошел твой урок? — поинтересовался виконт. — Впрочем, не рассказывай. Меня начинает трясти, как только я думаю о том, сколько ты приносишь вреда нашему брату.

— Ты не знаешь, Эмма была когда-нибудь в Лондоне? — как можно тише спросил Уиклифф.

— Понятия не имею. А в чем дело? Почему ты спрашиваешь?

— Она сказала, что бывала. Судя по тому, какие она употребила слова, у меня создалось впечатление, что этот эпизод был неприятным.

— А она сказала, когда это было?

— Нет.

Помолчав, Тристан сказал:

— Не знаю, Грей. Вряд ли она вращалась в нашем кругу. У нее есть друзья — аристократы, но все же она остается директрисой пансиона.

— Я пришел к такому же выводу.

Грей начал бросать в воду камешки. У него было такое ощущение, что, будь Эмма где-нибудь поблизости от Лондона, он бы это почувствовал.

— Полагаю, она не одобряет повес? Надеюсь, ты не сказал про меня, что я повеса.

— Я сказал, что ты не образцовый повеса.

— О! Ну, благодарю.

— О чем это вы шепчетесь, а? Очередная затея? — проворковала Сильвия, покусывая травинку.

— Наверное, решили заставить нас томиться в одиночестве до конца лета. — Элис подошла к Чарлзу и сунула ему свою удочку. — Что-то я не в восторге от рыбной ловли.

Бламтон перевел взгляд с удочки в правой руке на удочку в левой.

— Это спорт для мужчин, Элис.

— Вне всякого сомнения, — согласилась Сильвия. — Стоять часами, размахивая удочкой, и ждать, пока какая-нибудь несчастная рыбешка попадется на крючок.

— Ты говоришь так, будто тебя когда-то поймали, а потом бросили обратно, — сказал Тристан.

— А у тебя, Дэр, должна заметить, даже нет удочки. — Сильвия одарила виконта взглядом больших голубых глаз.

— А я умышленно ее не взял. Не хочу подвергаться риску. Вдруг ты снова запутаешься в… леске?

Грей лишь вполуха слушал эту перепалку. Бесхитростная и откровенная Эмма пришла бы в ужас от такого разговора. Он унижал обе стороны. Однако всего несколько недель назад Грей очень легко мог оказаться на месте Тристана.

— Я собираюсь пригласить своих учениц в четверг к обеду, — заявил он. — И у нас будут танцы.

— Что? Ты хочешь спустить на нас целую ораву маленьких девочек? — Бламтон так резко выпрямился, что чуть было не свалился в пруд.

— Вовсе не ораву, — поправил его Грей. — Только пятерых и, думаю, Эмму и еще кого-нибудь из сопровождающих, если она сочтет это необходимым.

— Господи, — ужаснулся Бламтон. — Ты же не станешь настаивать, чтобы мы…

— Вы с Дэром оба должны будете присутствовать. Мне нужны кавалеры, чтобы мои ученицы могли попрактиковаться в танцах. Я также приглашу Мейберна. — Возможно, у него сложилось о парне неправильное мнение и тот действительно влюблен в Джейн. Если Фредди притворялся беспутным только для того, чтобы понравиться Грею, надо дать ему шанс. Бламтон все еще выглядел недовольным, поэтому Уиклифф подошел к нему. — Рассматривай это как свой вклад в то, чтобы пари выиграла достойная сторона.

— В таком случае, мы не должны ударить в грязь лицом.

— А я предполагаю, что скука будет страшная, — надула губы Элис.

— Не знаю, не знаю, — возразила Сильвия. — Что касается меня, то я воспользуюсь возможностью и поболтаю с нашей дорогой мисс Эммой.

Проклятие. Чего Грей совершенно не хотел, так это чтобы Эмма попала в цепкие коготки леди Сильвии. Придется ему каким-то образом отвлечь Сильвию. Хорошо бы Тристан взял это на себя. Но Дэр, словно угадав его мысли, произнес одними губами: «Нет».

Ну ничего, что-нибудь придет ему в голову. Ведь есть же что-то, чего хочет Тристан. Конечно, кроме Эммы. Эмма принадлежит только ему.

С этого момента все мысли Грейдона были только об Эмме. Даже тогда, когда он посылал приглашение Мейберну и струнному квартету из Брайтона.

32
{"b":"113","o":1}